наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
связь времён


Секреты Тегерана-43

75 лет назад, 1 декабря 1943 года в столице Ирана Тегеране, в последний день Тегеранской конференции, проходившей с 28 ноября по 1 декабря 1943 года, Иосиф Сталин (СССР), Франклин Рузвельт (Franklin Delano Roosevelt, США) и Уинстон Черчилль (Sir Winston Leonard Spencer-Churchill, Великобритания) подписали окончательные документы о военном взаимодействии и послевоенном устройстве Европы.
 


В стане врагов

В прессе нечасто приводятся заключительные строки соглашения, под которым стоят подписи трёх лидеров стран-союзников, вскоре победивших нацистскую Германию: «Закончив наше дружеское совещание, мы с уверенностью ждём того дня, когда все народы мира будут жить свободно, не подвергаясь действию тирании, и в соответствии со своими различными стремлениями и со своей совестью. Мы прибыли сюда с надеждой и решимостью, мы уезжаем отсюда действительными друзьями по духу и цели». Однако обстановка, предшествовавшая конференции, никак не предполагала столь радужного её окончания.

Месяцы перед встречей были особенно напряжёнными в отношениях между союзниками по антигитлеровской коалиции: в 1943 году были отозваны из Вашингтона посол СССР в США Максим Литвинов, а из Лондона – Чрезвычайный и полномочный посол Иван Майский. Второй фронт так не был открыт. Морские конвои с оружием для Красной Армии не доходили до берегов СССР, а на вопросы Сталина Черчилль вежливо пояснял, что это представляет большую опасность для британского флота.

Черчилль хотел, чтобы турки открыли новый фронт на Балканах. 30 января 1943 года с этой целью Черчилль тайно встречался с президентом Турции Исметом Инёню (İsmet İnönü) в вагоне поезда недалеко от города Адана в Турции.

Как рассказывает внук Вячеслава Молотова, политолог Вячеслав Никонов, в мае 1943 года через своих эмиссаров Франклин Рузвельт предлагал Иосифу Сталину встречу вдвоём, без Уинстона Черчилля. Сталин сообщил Рузвельту о своём желании превратить «совещание представителей двух государств… в совещание представителей трёх государств». И предложил для такой встречи город Астрахань или Архангельск.

Черчилль и Рузвельт считали подходящим для встречи Большой тройки город Фербенкс на Аляске. Однако Сталин ответил, что в столь грозный для его родины час он не имеет права уезжать так далеко. Затем рассматривались крупные города на севере Африканского континента. В конце концов выбрали город Тегеран, где имелись представительства всех трёх государств.

Не в последнюю очередь Тегерану было отдано предпочтение перед Каиром и Стамбулом ещё и потому, что через этот город проходили железнодорожные и автомобильные пути, по которым до берегов Каспийского моря шли потоки американских и английских военных грузов, амуниции и продовольствия, направляемого Советскому Союзу, сражавшемуся против фашистской Германии.

Вместе с тем было известно, что Тегеран уже давно стал проходным двором для всех любителей лёгкой наживы из Европы и Азии. Здесь едва ли не каждый десятый житель был иностранцем, а сеть шпионских служб густой паутиной покрывала город. На пресс-конференции в Вашингтоне 18 декабря 1943 года Франклин Рузвельт поделился секретными сведениями. Оказалось, перед началом конференции Иосиф Сталин сообщил президенту США о готовящемся немецкой разведкой покушении в Тегеране на Рузвельта, Сталина и Черчилля. Но что-либо менять было уже поздно, речь шла лишь о применении особых мер охраны.

Агенты Главного управления имперской безопасности под командованием обергруппенфюрера СС и генерала полиции Эрнста Кальтенбруннера (Ernst Kaltenbrunner) готовили план покушения на высших лиц антигитлеровской коалиции. Операцию под кодовым наименованием «Длинный прыжок» по убийству или похищению Сталина, Рузвельта и Черчилля должна была осуществить команда оберштурмбаннфюрера Отто Скорцени (Otto Skorzeny) путём проникновения в здание посольства Великобритании со стороны армянского кладбища.

Ещё в середине октября 1943 года немецкой разведке удалось расшифровать американский военно-морской код, которым передавалось сообщение о деталях проведения Тегеранской конференции. Так, выяснилось, что под шифром «Каир III» подразумевалось слово «Тегеран». К выполнению операции «Длинный прыжок» подключили немецкого агента албанского происхождения Эльяса Базна (Iliaz Bazda), служившего камердинером у английского посла в Турции Хью Нэтчбулл-Хьюджессена (Hughe Montgomery Knatchbull-Hugessen). Эльяс Базна, носивший кодовую кличку «Цицерон», передал из Анкары важные сведения о конференции.

Однако благодаря советскому агенту Николаю Кузнецову, работавшему в оккупированной Украине под именем обер-лейтенанта вермахта Пауля Зиберта, советская разведка быстро раскрыла заговор. Более того, схваченных немецких агентов удалось заставить работать с Берлином «под колпаком».

Каирская встреча

Все детали подготовки к встрече в Тегеране имели важное значение, поэтому мы остановимся на них подробно.

Франклин Рузвельт на линкоре «Айова» прибыл в алжирский порт Оран. Оттуда он самолётом «Дуглас С-54», за которым неофициально закрепилось название «Священная корова», вылетел в Тунис. Из Туниса «Священная корова» доставила всю делегацию в Каир.

Черчилль отправился из Плимута на корабле «Ринаун» и прибыл в Александрию 21 ноября. После короткого перелёта Черчилль, сопровождавшая его в ранге адъютанта дочь Сара Оливер и другие официальные лица прибыли на виллу английского посла, что в нескольких километрах от Каира.

Забегая вперёд, скажем, что здесь, в Каире, сразу же после Тегеранской конференции лидеров трёх главных союзников по антигитлеровской коалиции, с 4 по 6 декабря 1943 года состоялось совещание президента США Франклина Д. Рузвельта, премьер-министра Великобритании Уинстона Черчилля и президента Турции Исмета Инёню по поводу возможного вступления Турции во Вторую мировую войну.

А пока в Каире Черчилль и его аппарат подготовили документы для того, чтобы в Тегеране доказать невозможность открытия Второго фронта (названного операцией «Оверлорд») в 1944 году (как это было решено на проходившем под кодовым названием «Quadrant» Квебекском совещании с 17 по 24 августа 1943 года). Черчилль отстаивал свой любимый балканский вариант Второго фронта с высадкой союзников в Италии.

Состоявшаяся в Каире 22−26 ноября 1943 г. конференция с участием Рузвельта, Черчилля и Чан Кайши получила название операции «Секстант». На ней указанные лица пытались предвосхитить решения Тегеранской конференции: «Главы английских и американских штабов представят на рассмотрение главе советского Генерального штаба военные планы англо-американских сил на 1944 г.». Но к общему решению они так и не смогли прийти. Декларация по итогам конференции в Каире, принятая в угоду Китая, звучала так: «Три великих союзника ведут эту войну, чтобы остановить и покарать агрессию Японии… Их цель заключается в том, чтобы лишить Японию всех островов на Тихом океане, которые она захватила после начала войны… чтобы территории, которые Япония отторгла у китайцев, как, например, Маньчжурия, Формоза и Пескадорские острова, были возвращены Китайской республике». Эту декларацию решили не публиковать до завершения тегеранской встречи.

Между тем в Тегеране

Иосиф Сталин впервые отважился на столь дальний перелёт И, как он впоследствии говорил, такой перелёт ему не понравился. В конце ноября на литерном поезде № 501, следующем по маршруту Москва – Сталинград – Баку, Верховный главнокомандующий тайно добрался до военного аэродрома в Баку и оттуда вместе с Вячеславом Молотовым и Клементом Ворошиловым вылетел в Тегеран. Самолётом управлял командир 2-й авиадивизии особого назначения Виктор Грачёв. Главы Великобритании и США прибыли в Тегеран из Каира 28 ноября 1943 года.

Спецслужбами заинтересованных сторон были приняты беспрецедентные меры предосторожности. В городе произвели аресты не менее 200 подозрительных лиц. Между зданиями советского и британского представительств в Тегеране, расположенных друг против друга, сломали заборы, для возможности беспрепятственного передвижения. Сверху проходы перекрыли маскировочной сеткой. Вокруг зданий представительств расположилась группа советских автоматчиков числом около 100 человек, а в здании советского представительства находились около 140 сотрудников Комитета госбезопасности СССР.

Американское представительство располагалось на окраине Тегерана, что в нескольких километрах от советского посольства и британской миссии. Таким образом, Рузвельту пришлось бы два-три раза в день ездить в советское посольство, где были намечены пленарные заседания конференции, и тем самым подвергать себя и своих коллег опасности нападения агентов фашистской разведки.

Во многих источниках написано, что Рузвельт отклонил предложение Уинстона Черчилля и принял приглашение Сталина поселиться в здании советского посольства. На самом же деле, как свидетельствуют ответственные лица СССР, Франклин Рузвельт сам попросил Сталина о таком одолжении; при этом просил представить дело так, как будто приглашение исходит от Иосифа Сталина. Американский президент поступил так вовсе не потому, что советское посольство располагалось в великолепном особняке, ранее принадлежавшем богатому придворному вельможе, в обширном тенистом парке со столетними платанами. И не потому, что боялся вражеских агентов.

Франклин Рузвельт хотел подчеркнуть, что всецело доверяет руководителю страны, несущей на себе основную тяжесть войны с фашистской Германией. И потому ему не было важно, напичкано ли предоставленное помещение прослушивающими устройствами, микрофонами и тому подобным.

Для американского президента были оборудованы все удобства, в том числе кабинет, столовая, спальня, кухня. Апартаменты президента имели непосредственное сообщение с большим залом, где встречалась Большая тройка.

«У нас есть дела поважнее…»

Первое совещание в воскресенье 28 ноября 1943 года в 4 часа дня открыл Франклин Рузвельт. «Я хочу заверить членов новой семьи – собравшихся за этим столом участников настоящей конференции – в том, что мы все собрались здесь с одной целью, с целью выиграть войну как можно скорее…» – сказал он. Его поддержал Черчилль: «Это – величайшая концентрация мировых сил, которая когда-либо была в истории человечества. В наших руках решение вопроса о сокращении сроков войны, о завоевании победы, о будущей судьбе человечества…»

На второй день выступал Сталин. «По-моему, было бы лучше, – сказал он, – чтобы за базу всех операций в 1944 году была взята операция „Оверлорд“. Если бы одновременно с этой операцией был предпринят десант в Южной Франции, то обе группы войск могли бы соединиться во Франции. Поэтому было бы хорошо, если бы имели место две операции: операция „Оверлорд“ и в качестве поддержки этой операции – высадка в Южной Франции».

Когда началось обсуждение этого главного вопроса, Черчилль высказался за открытие Второго фронта на Балканах.

Вот текст стенограммы обсуждения этого вопроса.

Сталин: – Если можно, я хотел бы получить ответ на вопрос, кто будет руководить операцией Оверлорд?

Рузвельт: – Этот вопрос ещё не решён.

Сталин: – Если можно задать неосторожный вопрос, то я хотел бы узнать, верят ли в операцию Оверлорд англичане, или говорят о ней, чтобы успокоить русских?

В стенограмме нет заключительной реплики Сталина. Как говорят, он обратился к Молотову с гневом в голосе:

– Пойдем отсюда, у нас есть дела поважнее.

Положение спас Франклин Рузвельт:

– Действительно, давайте все пойдём. Уже время обедать.

Заключительный документ

30 ноября Сталин твёрдо заявил: если союзники высадят свой десант в Северной Франции, Красная Армия перейдёт в решительное наступление, подготовив «не один, а несколько ударов по врагу». После этого заявления у Черчилля не осталось доводов для дальнейшей оттяжки решения об открытии Второго фронта. Но от конкретного ответа он воздержался. Как бы то ни было, открытие Второго фронта было намечено не позднее мая 1944 года.

На вопрос о вступлении СССР в войну с Японией Сталин ответил, что это случится сразу же, как только фашистская Германия подпишет акт о капитуляции. По предложению Сталина был согласован вопрос о присоединении к Украине Львова и прилегающих к нему территорий, а также о переносе западной границы Польши на запад. Своё согласие с этим Черчилль изобразил с помощью трёх спичек, обозначающих границы СССР с Польшей, Польши – с Германией и Германии – с Францией.




Виктор Фишман

№ 48, 2018. Дата публикации: 30.11.2018
 
 
конференции рузвельт тегеран ноября ссср сталин черчилль сталина оверлорд сша декабря фронта тегеране черчилля франклин совещание турции советского тегеранской рузвельта
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение