наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
связь времён


1918 год: кроваво-красный Марс над Украиной

Сто лет назад, в 1918 году, в Украине происходили события, которые во многом предопределили ход Гражданской войны, разгоревшейся на просторах бывшей Российской империи.
 


Помните, читатель, как начинается роман «Белая гвардия» Михаила Булгакова, в котором описывается Киев в начале Гражданской войны? «Велик был год и страшен год по рождестве Христовом 1918, от начала же революции второй. Был он обилен летом солнцем, а зимою снегом, и особенно высоко в небе стояли две звезды: звезда пастушеская – вечерняя Венера и красный, дрожащий Марс».

Неблагодарное это дело – поправлять великого писателя, который создавал своё художественное произведение, по слову Пушкина, «по законам, им самим над собою признанным». И всё же рискну, обладая нынешним историческим знанием, заметить, что те события, в которые вверг Украину «великий и страшный» 1918 год, происходили отнюдь не под влиянием «пастушеской» планеты Венера.

Совсем другое дело – «красный, дрожащий Марс», названный в память об античном боге войны, планета, которая издавна традиционно и прочно ассоциируется с кровопролитием, разрушениями, смертью – всего этого Украина в годы Гражданской войны, говоря по-украински, «нахлебталася досхочу» («нахлебалась досыта»).

«Мы идём огнём и мечом устанавливать Советскую власть»

22 января 1918 года, после разгона большевиками Учредительного собрания, Украинская народная республика (УНР) объявила себя «самостоятельным, ни от кого не зависимым, свободным суверенным государством украинского народа».

На заседании Центральной Рады (высшего законодательного органа УНР) её глава, знаменитый историк Михаил Грушевский, торжественно зачитал: «Народ Украины! Твоей силой, волей, словом, возникла на земле украинской свободная Народная республика».

Большевистское правительство в Петрограде, обвиняя УНР в активных действиях против российской революции и в поддержке Дона, где начала формироваться Добровольческая армия, нацеленная на свержение Советской власти, направило против УНР значительные военные силы.

29 января 1918 года произошёл бой на железнодорожной станции в районе села Круты (в 130 километрах к северо-востоку от Киева), в котором превосходящими силами красных был разбит украинский отряд, в основном из студентов и гимназистов. В украинской историографии, публицистике, художественной литературе этому бою придают особое значение, считая его непреходящим символом самоотверженной борьбы украинской молодёжи за независимость «неньки-Украины».

8 февраля 1918 года Киев был занят красными войсками под командованием бывшего подполковника царской армии, левого эсера Михаила Муравьёва, который отдал приказ «беспощадно уничтожить в Киеве всех офицеров и юнкеров, гайдамаков, монархистов и врагов революции».

В Киеве был установлен режим террора, массовых расстрелов и разграбления, солдатами Муравьёва устроена резня офицеров, буржуазии, интеллигенции. По данным украинского Красного Креста, в первые дни власти Муравьёва в Киеве было убито до пяти тысяч человек.

Вот выдержка из доклада Муравьёва «дорогому Владимиру Ильичу»: «Мы идём огнём и мечом устанавливать Советскую власть. Я занял город, бил по дворцам и церквям, никому не давая пощады! 28 января Дума (Киевская. – Авт.) просила перемирия. В ответ я приказал душить их газами. Сотни генералов, а может и тысячи, были безжалостно убиты… Так мы мстили. Мы могли остановить гнев мести, однако мы не делали этого, потому что наш лозунг – быть беспощадными!»

В ходе боевых действий между войсками УНР и Советов последние одержали верх, к концу февраля 1918 года Советская власть утвердилась по всей Украине.

Два Брестских мира – «похабный» и «хлебный»

О «похабном», по выражению Ленина, Брестском мире, заключённом 3 марта 1918 года между Советской Россией и Германией, известно очень хорошо. Гораздо меньшей известностью пользуется тот факт, что в Брест-Литовске 9 февраля 1918 года Германия и Австро-Венгрия подписали с Украинской народной республикой мирный договор, получивший в Германии название «хлебный» («Brotfrieden»), поскольку УНР обязалась поставить Германии и Австро-Венгрии просто астрономическое количество мяса, зерна, яиц, сала, масла, сахара и т. д. Эти поставки имели для страдающей от голода Германии, зажатой в тисках морской английской блокады, значение жизненно важное.

Красные покинули Украину, сюда были введены войска Германии (пятьсот тысяч человек) и Австро-Венгрии (двести пятьдесят тысяч человек).

1 марта 1918 года первый батальон саксонской пехоты прибыл в Киев. Здесь же обосновался командующий германскими оккупационными войсками генерал-фельдмаршал Герман фон Эйхгорн (Hermann von Eichhorn).

УНР при немцах, впрочем, просуществовала недолго, фон Эйхгорн распустил её 28 апреля 1918 года, поскольку выяснилось, что глава правительства республики и два его министра похитили личного банкира фельдмаршала Абрама Доброго и потребовали выкуп – сто тысяч рублей. Показательно, что ни один человек в Украине не встал на защиту республики, при этом фон Эйхгорна не смутило, что от власти отстранено правительство, с которым подписывался мирный договор.

Германские оккупационные власти передали власть в стране генерал-лейтенанту царской армии Павлу Скоропадскому, которого 29 апреля 1918 года провозгласили гетманом нового государства, названного Украинской державой. Род Скоропадских на Украине был одним из известнейших и богатейших – прапрадед вновь испечённого гетмана Иван Скоропадский после измены Мазепы был гетманом Запорожского войска.

Окончив Пажеский корпус (элитное военно-учебное заведение Российской империи), Павел поступил на службу в Кавалергардский полк, шефом которого являлась супруга императора Александра III Мария Фёдоровна. Случалось не раз, что императрица ставила у входа в свои покои в качестве охраны двух, как мы бы сейчас сказали, баскетбольного роста кавалергардов – Скоропадского и будущего президента Финляндии Карла Маннергейма (Carl Mannerheim).

В те дни среди киевлян стала популярной пародия на украинский национальный гимн: «Ще не вмерла Украина вид Киева до Берлина, гайдамаки ще не сдались – Deutschland, Deutschland über alles!». Для справки – гайдамаками называли себя бойцы подразделений вооружённых сил УНР и Скоропадского.

Красноречивая подробность: на первом этаже, как раз под рабочим кабинетом гетмана в двухэтажном Мариинском дворце, находилось помещение германского караула. В этом смысле можно сказать, что Павел Петрович Скоропадский сидел на германских штыках не только в переносном, но и в прямом смысле.

Известный советский писатель Константин Паустовский (кстати, украинец, как он писал о себе, «москвич по рождению и киевлянин по душе», несколько месяцев прослуживший в армии Скоропадского), в мемуарной «Повести о жизни» описывает «гетманщину» как «кровавый балаган, бестолковый любительский спектакль» с «ощущением полной неуверенности в завтрашнем дне».

Батька Махно смотрит в окно

Проявить себя чем-то значительным на ниве строительства украинской государственности Скоропадский не смог, фон Эйхгорн считал его своей марионеткой с основной обязанностью – снабжать Германию и германскую армию продовольствием.

По Украине прокатилась мощная волна крестьянских восстаний, вызванных реквизициями скота и зерна, отправляемых в Германию, а также тем, что Скоропадский вернул крупным помещикам ранее захваченные крестьянами земли, скот и инвентарь. К подавлению восстаний привлекали оккупационные части, а также части, верные Скоропадскому, «зачинщики» расстреливались по приговорам военно-полевых судов.

Среди украинских партизанских командиров особенно выделялся Нестор Махно, который в реальной жизни никак не был похож на того кровожадного маньяка-пьянчугу, каким его изображали в советских агитках. Отбыв царскую семилетнюю каторгу (его освободила Февральская революция 1917 года), Махно вернулся в своё родное село Гуляй-поле (ныне город в Запорожской области Украины). Теоретически прекрасно подкованный (Нестор Махно считал себя «анархо-коммунистом»), он после захвата власти большевиками в октябре 1917 года встречался со всеми руководителями Советской России, включая Ленина, защищая свои взгляды, выдвинул программу «самостоятельной крестьянской республики» на основе беспартийных «вольных Советов».

«Революционная повстанческая армия» Махно, насчитывавшая в лучшие свои времена до сорока тысяч бойцов, действовала на огромном пространстве современной Украины от Лозовой на севере до Бердянска, Мариуполя и Таганрога на юге и от Луганска на востоке до Екатеринослава (в советские времена Днепропетровск, ныне это город Днепр) и Мелитополя на западе.

В этой партизанской войне каратели потеряли около пятидесяти тысяч человек. Дело дошло до того, что 30 июля 1918 года, во время послеобеденной прогулки по городу, был убит и сам генерал-фельдмаршал фон Эйхгорн – левым эсером, матросом-балтийцем Борисом Донским, метнувшим в него бомбу.

Борис Донской предпринимал попытки убить «палача украинского народа» пять раз, но отказывался от своего намерения, так как рядом с местом теракта оказывался то ребёнок, то случайный прохожий.

Несмотря на жестокие пытки, Борис Донской сообщил лишь своё имя и партийную принадлежность, из Лукьяновской тюрьмы ему удалось передать записку: «Для меня нет в жизни более дорогого, чем революция и партия». 10 августа 1918 года Донской был публично повешен на телеграфном столбе у Лукьяновской тюрьмы.

Во время немецкой оккупации Киева в годы Великой Отечественной войны (с сентября 1941 года по ноябрь 1943 года) именем Эйхгорна была названа главная улица Киева Крещатик.

Скорое падение гетмана Скоропадского

В начале ноября 1918 года в Германии произошла революция, кайзер Вильгельм II (Wilhelm II.) отрёкся от престола. 11 ноября между странами Антанты и Германией было подписано Компьенское перемирие.

«Необъятное величие империи германской, раздувшись угрожающим жутким пузырём, вдруг лопнуло и растеклось красной горячей жижей восстаний, криков, митингов и социалистических штыков. Жутко закачавшись, каменный императорский истукан беззвучно свалился в пропасть», – писал в декабре 1918 года в очерке «Немцы в Киеве» Михаил Кольцов, ставший позднее в Советском Союзе известным журналистом и публицистом (расстрелян в феврале 1940 года).

14 декабря 1918 года Киев был взят войсками Директории (политического режима, считавшего себя преемником УНР) во главе с Симоном Петлюрой, что означало конец политической карьеры Скоропадского, оправдавшего свою фамилию. Немцы, правда, сумели вывезти «Его Светлость Ясновельможного Пана Гетмана Всея Украины» (так официально именовался Скоропадский) тайно, под видом раненого немецкого офицера, в Берлин.

Дальнейшая судьба Скоропадского – он жил в Мюнхене, безуспешно пытался наладить связь с пришедшими в Германии к власти нацистами. Гетман умер 26 апреля 1945 года в возрасте семидесяти двух лет в результате ранений, полученных при бомбёжке Мюнхена англо-американской авиацией.

Среди начальных строк «Белой гвардии» Михаила Булгакова есть такие: «А кругом становится всё страшнее и страшнее. На севере воет и воет вьюга, а здесь под ногами глухо погромыхивает, ворчит встревоженная утроба земли. Восемнадцатый год летит к концу и день ото дня глядит всё грознее и щетинистей».

Следующие два года были для Украины ещё «страшнее и страшнее», «грознее и щетинистей» – отстоять свою независимость в перипетиях Гражданской войны, в противоборстве Красной Армии, управляемой из Москвы, отрядов Директории, Белой армии генерала Антона Ивановича Деникина, а затем и в огне советско-польской войны (1920 год) Украина не смогла.

Хотя глава Директории Симон Петлюра поддержал поляков, начавших войну против Советской России, и более того, обещал им отдать Галицию и Волынь, в тексте мирного договора, подписанного 18 марта 1921 года в Риге между Советской Россией и Польшей, независимому украинскому государству не было уделено ни строчки.




Яков Черкасский

№ 48, 2018. Дата публикации: 30.11.2018
 
 
германии унр страшнее армии советской украинской войсками махно киева империи украине скоропадского гетмана власти скоропадский войны украины эйхгорн гражданской киеве
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение