наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Связь времён


«Большой террор» в нашей памяти

Наша газета уже рассказывала об уникальном исследовании «Немецкая операция в рамках Большого террора в Украине 1937−1938 годов», проводимом Институтом культуры и истории немцев Северо-Восточной Европы при университете Гамбурга и Отраслевым государственным архивом Службы безопасности Украины (см. «Немцы Украины: вспоминая прошлое, вглядываемся в будущее» и «Куда пропали книги о репрессиях против немцев» «РГ/РБ» № 29, 30, 31 / 2017). И вот на историческом факультете ведущего научно-образовательного центра Украины Киевского национального университета им. Тараса Шевченко состоялась презентация этого фундаментального исследования, содержащего никогда не публиковавшиеся документы, свидетельства и редкие фотографии. Объём книги – 1246 страниц.
 


Архивы, как и рукописи, не горят

Особенность этого исследования заключается в том, что оно охватывает не только период подготовки и проведения органами НКВД Украинской ССР массовой «немецкой операции», являющейся частью «Большого террора» в СССР 1937−1938 годов, но и тщательно анализирует ситуацию в республике, начиная с 1922 года. Иными словами с того момента, когда немцы бывшей Российской империи, которых после революции 1917 года хотя и стали называть «советскими», но едва не тут же отнесли к «враждебным советской власти и коммунизму слоям населения».

Эту «пикантную подробность» советская, а с недавних пор российская историография предпочитает замалчивать, ведя отсчёт начала массовых репрессий с августа 1941 года и заканчивая декабрём 1955-го, когда был подписан Указ Президиума Верховного Совета СССР «О прекращении ограничений в правах немцев и членов их семей, находящихся на спецпоселении». Но, и это подчеркну особо, без возвращения конфискованного имущества, с сохранением запрета на возвращение в населённые пункты, которые они считали родными, в том числе в Украину, невозможности получать образование на родном языке, поступать в ряд высших учебных заведений и т. д.

Выходу в свет книги «Большой террор в Украине: Немецкая операция 1937−1938 годов» предшествовало многолетнее изучение документов партийных, советских, административных и хозяйственных органов, занимавшихся «советизацией немцев и меннонитов». Велось оно в фондах Центрального архива высших органов власти и управления Украины, Центрального государственного архива общественных организаций и областных государственных архивов, Политического архива Министерства иностранных дел Германии, Федерального архива Германии, Тайного архива Прусского культурного наследия, Российского государственного военного архива, Государственного архива РФ. Обширная информация о политике СССР и Германии в отношении этнических немцев также была получена из архива Главного управления МВД по Алтайскому краю, архива Министерства внутренних дел Удмуртской республики, областных государственных архивов РФ, Политического архива МИДа Германии. Но в последние годы, как сообщили авторы исследования, к архивам РФ, на территории которой проживала половина советских немцев, доступа они фактически не имеют. Это, конечно, усложнило работу, но открытость украинских архивов, а также архивов Казахстана позволило воссоздать целостную картину тотального преследования немцев СССР, отнесённых к так называемым «неблагонадёжным народам» ещё в первые годы советской власти.

Опираясь на сотни документальных свидетельств, крупнейший специалист в вопросах истории российских немцев, инициатор и один из руководителей данного исследования д-р Альфред Айсфельд (Dr. Alfred Eisfeld), считает, что германофобия и шпиономания в военных и политических кругах России времён Первой мировой войны, пережив революцию 1917 года и смену власти, охотно была взята на вооружение высшим партийным и советским руководством ещё в 20–30-е годы. Причём именно в дни, когда падение самодержавия, чему также имеется масса документальных подтверждений, была воспринята немцами, как акт освобождения от режима, который отвёл им роль изгоев. В их среде, как и во всей Российской империи, верх тогда взяли общественные силы, связывавшие с выборами в Учредительное собрание надежду на создание демократической парламентской республики, основой которой станет равенство всех граждан независимо от национальности и вероисповедания. Впервые в истории лютеране, католики и меннониты объединились для совместной защиты своих интересов и совместного участия в избирательной кампании в Учредительное собрание России под руководством Центрального комитета немцев-колонистов Причерноморья.

Но в такое позитивное развитие событий, по словам д-ра Айсфельда верили далеко не все немцы Украины. Основная причина – опасение насильственной национализации земли. Поэтому они стремились переселиться в Германию, но этому, как ни покажется странным, воспротивился официальный Берлин.

Другая часть немецкого населения встала на сторону зарождающегося Украинского государства. Бывшие генералы царской армии Александр Лигнау (Alexander Lignau), Александр фон Аккерман (Alexander von Ackermann), Генрих Кригер (Heinrih Krieger), Сергей фон Дельвиг (Sergej von Delwig), Александр Шайбле (Alexander Schaible), Густав Шелль (Gustav Scheel) внесли весомый вклад в создание и становление вооружённых сил Украинской народной республики. Профессор Киевского университета известный правовед Отто Эйхельман (Otto Eichelmann) разработал проект конституции и устав министерства иностранных дел УНР. Однако захват власти в Петрограде большевиками и последовавшая вслед за этим военная интервенция прервали демократическое развитие зарождавшейся республики.

Крушение иллюзий

Итак, в Украине, как и во всей бывшей империи, исключая Польшу, Финляндию и республики Прибалтики, установилась советская власть, и её отношение к немецкому населению было далеко не дружелюбным. Как свидетельствуют опубликованные в сборнике документы, отчасти из-за подозрения, что «каждый немец – шпион», унаследованного от прежней власти и под влиянием славянофилов, стремившихся направить Россию «по собственному, самобытному историческому пути исторического развития». А отчасти из-за классовых противоречий между так называемыми пролетариями, а точнее люмпенами, представлявшими советскую власть на местах, и немцами, более 90 процентов которых являлись зажиточными колонистами, ремесленниками, владельцами промышленных предприятий, учителями, врачами, предпринимателями.

Повсеместно началась массовая кампания по «перековке кулацких элементов», а также «выявлению контрреволюционеров и врагов народа». В результате едва не каждый немец Украины был объявлен явным или потенциальным «предателем», «врагом революции», «германским шпионом», «диверсантом», «пособником», а то и «фашистом-националистом». Да, да! И это задолго до прихода Гитлера к власти. Процитирую лишь один из документов, приведённых в книге: «6 июля 1925 г. начальником контрреволюционного отдела ОГПУ СССР А. Артузовым была составлена справка „Германская контрреволюционная работа в СССР“, в которой, в частности, утверждалось, что „германские колонии в России и по своей многочисленности, и по своему социальному составу (кулацкий), и политическим стремлениям (фашистско-национальным) представляют крупнейшую опасность как враждебные и коммунизму, и СССР слои населения, с одной стороны, а с другой – как группы, стремящиеся укрепить интересы Германии среди национальных меньшинств… Немецкие колонии являются очагами и базой контрреволюции и шпионажа, на которых строится в значительной степени антисоветская политика (взрыв изнутри)“».

Примечательно, что эти и им подобные обвинения ОГПУ обрушило на головы «своих немцев» именно в то время, когда Советский Союз делал всё возможное, дабы расширить военное и экономическое сотрудничество с Веймарской республикой, вёл переговоры о получении кредитов и стремился подписать с Берлином договор о ненападении и нейтралитете. Что же касается самого Артузова, то в мае 1937 года он был обвинён в участии в контрреволюционной заговорщицкой организации внутри НКВД и приговорён к ликвидации «в особом порядке».

Едва ли не ежегодно, а иногда и по несколько раз за год руководящие органы страны принимали различные постановления, решения, рассылали циркуляры, в той или иной степени касающиеся немцев, которых обвиняли в симпатиях и сотрудничестве с фашистами. При этом следует пояснить, что в то время под определение «фашисты» подпадали едва ли не все противники советской власти – троцкисты, националисты, контрреволюционеры и т. п. Но от этого немцам было не легче.

В июле 1932 года за пять лет до официального начала широкомасштабной операции НКВД против немцев СССР был разослан циркуляр «О борьбе с разведывательной и вредительско-диверсионной работой немецких фашистов против СССР». И это, обратите внимание, случилось за полтора года до прихода Гитлера к власти, после встречи в апреле 1932 года Сталина с немецким писателем еврейского происхождения Эмилем Людвигом (Emil Ludwig) в ходе которой Иосиф Виссарионович заявил, что «…если уже говорить о наших симпатиях к какой-либо нации, или вернее к большинству какой-либо нации, то, конечно, надо говорить о наших симпатиях к немцам» (журнал «Большевик», № 8, 1932 г.).

И тем не менее, как свидетельствуют многочисленные факты и документы, приведённые в исследовании, «немцы-фашисты оставались одним из главных направлений работы ОГПУ СССР по обеспечению безопасности страны, основным способом достижения которой являлись депортации и набиравшие размах массовые репрессии». Именно в этот период среди немцев-колонистов Украины были «вскрыты» «крупная контрреволюционная повстанческая организация» «Немцы-фашисты» в Карл-Либкнехтском немецком национальном районе и «контрреволюционная повстанческая организация» «Тевтонцы» в Зельцском немецком национальном районе Одесской области. Группа «немцы-фашисты», якобы возникшая весной 1932 года, имела связи почему-то с Румынией и аналогичными «немецкими контрреволюционными организациями» в Миллерово. Всем им вменялась в вину поддержка связи с германским консульством в Одессе.

Перечислять подобные «факты злодейских замыслов немецких колонистов Украины», а также «немцев-фашистов, проникших на предприятия», можно долго. Занимались они в основном (здесь я цитирую записку председателя ГПУ УССР В. Балицкого секретарю ЦУ КП(б) Украины С. Косиору от 25 сентября 1933 г.) «организацией диверсионных и шпионских ячеек в промышленности, преимущественно на предприятиях оборонного значения, и в частности РККА; созданием повстанческих организаций в немецких национальных районах и колониях и установлением тесных контактов с украинским контрреволюционным повстанческим подпольем; проведением активной подрывной работы в сельском хозяйстве Украины». И всё это, по версии чекистов, в целях «свержения в Украине советской власти и создания буржуазно-демократической республики, ориентированной на Германию и Польшу».

Эти и им подобные обвинения выглядят по меньшей мере дико, но, как бы то ни было, тысячи немцев Украины были арестованы, приговорены к различным срокам заключения, расстреляны, а десятки тысяч депортированы.

Сборник (заказать его можно, обратившись в Институт культуры и истории немцев Северо-Восточной Европы по адресу: sekretariat@ikgn.de) содержит уникальные документы, раскрывающие исторические обстоятельства появления «немецких» приказов НКВД СССР № 00439 от 25 июля 1937 г. и № 00606 от 17 сентября 1938 г. Подробно рассказывается о технологии фабрикации дел, перечисляются фамилии, звания руководителей и исполнителей этой широкомасштабной акции, приводятся имена её жертв. А вообще «Немецкие приказы», по мнению д-ра Айсфельда, не были ни спонтанными, ни исключительными действиями НКВД, а явились лишь частью и продолжением мероприятий, усиливших репрессии по «немецкой линии», целенаправленно разрабатывавшейся ещё с середины 1920-х годов. Ну а «Большой террор» 1937−1938 годов явился пиком этих репрессий, но отнюдь не их окончанием.




Александр Фитц, член Международной ассоциации исследователей истории и культуры российских немцев

№ 47, 2018. Дата публикации: 23.11.2018
 
 
украины советской украине исследования годов нквд симпатиях немцы германии фашисты истории ссср республики архивов немцев документы архива немецких власти книги
 
 

 

 

 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение