наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
связь времён


Мюнхгаузен Новой Гвинеи

К концу XIX века остров Новая Гвинея (на западе Тихого океана, в Океании) стал колонией трёх государств – западной половиной острова управляли Нидерланды, северо-восточную часть контролировала Германия, юго-восточную часть захватила Великобритания.
 


Немцы свою часть острова назвали Землёй Кайзера Вильгельма, в честь кайзера Вильгельма II (Wilhelm II.), но нередко её именовали Германской Новой Гвинеей.

Кстати, именно здесь, на северо-восточном побережье Новой Гвинеи, проводил свои научные изыскания русский этнограф, антрополог и биолог Николай Николаевич Миклухо-Маклай в 1871−1872, 1876−1877 и 1883 годах.

Миклухо-Маклай прожил среди папуасов, изучая их быт и нравы, в общей сложности почти четыре года. Он был первым белым, высадившимся на остров. Миклухо-Маклай доказывал, что папуасы – полноценные люди, а не промежуточное звено между человеком и обезьяной, как тогда многие полагали. Туземцы считали Маклая бессмертным богом, «человеком с Луны».

В 1875 году Миклухо-Маклай обратился к правительству Российской империи с предложением установить протекторат над исследованным им участком северо-восточного побережья Новой Гвинеи протяжённостью около 300 километров (который позднее был назван Берегом Миклухо-Маклая). Император Александр II отклонил это предложение.

Английская часть Новой Гвинеи стала называться Британская Новая Гвинея, или Папуа, в 1906 году Великобритания передала контроль над Папуа Австралии, своему доминиону.

К началу Первой мировой войны Германская Новая Гвинея располагала крайне незначительными военными силами, и уже 21 сентября 1914 года вся немецкая колония была захвачена австралийскими войсками.

Капитан кайзеровской армии всё же сдаётся

Герман Децнер (Hermann Detzner), по образованию топограф и геодезист, капитан кайзеровской армии, прибыл в Германскую Новую Гвинею в феврале 1914 года. Целью экспедиции было изучение и нанесение на карту внутренних районов колонии, в частности, уточнение границы между британской (теперь уже австралийской) колонией Папуа и Землёй Кайзера Вильгельма.

Герман Децнер имел репутацию опытного, старательного исследователя, он участвовал в британско-германских научно-исследовательских экспедициях в Камеруне с 1907 по 1909 год и с 1912 по 1913 год. Небольшого роста (158 сантиметров), жилистый, свитый из мускулов, выносливый, он был словно рождён для работ такого рода.

Начало Первой мировой войны застало Децнера во внутренних районах Земли Кайзера Вильгельма. Получив известие о капитуляции немецких колониальных войск, Децнер решил в плен не сдаваться и остался в джунглях.

Он начал продвигаться к горе Саттельберг (высота 896 метров) на востоке страны, на полуострове Хьюон. И не случайно именно сюда – здесь располагалась миссионерская станция Евангелической церкви Германии.

Австралийцы, оккупировав немецкую колонию, сразу же начали её зачистку – немцев-колонистов и чиновников немецкой колониальной администрации, а также пленённых немецких солдат они интернировали и выслали из колонии. Но для персонала миссионерской станции было сделано исключение – ему разрешили продолжать работу при условии, что миссионеры подпишут обязательство соблюдать нейтралитет в ходе войны.

В труднодоступной горной долине, вблизи миссионерской станции, в густом реликтовом лесу, рядом с папуасской деревней, жители которой прониклись к Децнеру доверием, он разбил свой лагерь – несколько хижин, выстроенных из пальмовых листьев. Как потом утверждал сам Децнер, в случае появления австралийского патруля он имел возможность быстро уйти в горы, пользуясь поддержкой местных жителей, прекрасно ориентирующихся в горах.

Руководители миссионерской станции Кристиан Кейсер (Christian Keyßer) и Отто Тиле (Otto Thiele), нарушив обязательство о нейтралитете, не только согласились сохранять в тайне присутствие капитана кайзеровской армии Децнера, но и взяли его под своё покровительство, предоставляли ему еду, книги и свежие газеты.

14 ноября 1918 года Децнер, находясь в своём лагере, узнал о перемирии, заключённом тремя днями ранее между Германией и странами Антанты. Он написал письмо командующему австралийскими силами в бывшей немецкой колонии, в котором заявил о готовности сдаться в плен. 5 января 1919 года, к назначенному австралийским командованием времени он, в парадной форме и при шпаге, прибыл в штаб австралийской части в городе Финшхафене (северо-восточное побережье Новой Гвинеи, на полуострове Хьюон), где и состоялась процедура сдачи в плен.

С Децнером обращались весьма корректно, после краткого пребывания в лагере военнопленных под английским городом Ливерпулем ему разрешили вернуться в Германию.

Герман Децнер купается в лучах славы

На родине Децнера встретили как героя. Всё, что произошло с ним за военные годы, все свои странствия, треволнения и приключения Децнер изложил в книге «Vier Jahre unter Kannibalen. Von 1914 bis zum Waffenstillstand unter deutscher Flagge im unerforschten Innern von Neuguinea» («Четыре года среди каннибалов. С 1914 года до прекращения огня, под германским флагом, в неизведанной глубинке Новой Гвинеи».

Книга вышла в Берлине в 1921 году и сразу же пошла в массы – выдержала три переиздания, была переведена на английский язык, затем на французский, финский и шведский языки.

Интерес к книге в Германии объяснялся прежде всего теми настроениями, которые господствовали в стране после того, как Германия была вынуждена подчиниться Версальскому договору, подведшему итоги Первой мировой войны. Децнер со страниц книги представал отважным солдатом, сохранившим верность воинскому долгу, не желавшим ни при каких обстоятельствах в далёкой, на окраине света, Новой Гвинее, преодолевая голод, лишения, болезни и страдания, идти на поклон врагу. Таких, как Децнер, героев пусть и проигранной войны, в Германии слушали более чем охотно. Децнер был награждён Железным крестом первой степени.

Но у книги была ещё одна привлекательная сторона – живописно, образно, с известной долей симпатии, автор рассказывал об экзотических местах Новой Гвинеи, о необычайном разнообразии её флоры, фауны, природы, о тысячах видов животных, птиц, цветов, растений, о вечно влажных джунглях, опасных болотах, коралловых рифах и прекрасных песчаных пляжах, о ландшафтах необыкновенной красоты, над которыми порхают райские птицы и огромные, переливающиеся всеми красками бабочки, о горах со снежными вершинами и плодоносных зелёных равнинах, а главное, о сотнях непохожих друг на друга племён – о папуасах, тех, которые вовсе не кровожадные и дикие «охотники за головами», а «на лицо ужасные, но добрые внутри», как пел герой одного из советских культовых фильмов.

Большое место в книге было уделено географическим, этнологическим, ботанико-зоологическим исследованиям и наблюдениям автора.

В 1920-е годы Децнер был необычайно популярен не только в Германии, но и в Великобритании, он буквально изъездил обе эти страны с лекциями о своих приключениях.

Книгу Децнера с восторгом приняли в научном мире, дело дошло до того, что его стали называть «Гумбольдтом Океании» (Александр фон Гумбольдт, Alexander von Humboldt, великий немецкий учёный, натуралист и путешественник, один из основателей современной географии). Географическое общество Берлина наградило Децнера медалью Нахтигаля (в честь немецкого исследователя Африки Густава Нахтигаля, Gustav Nachtigal).

«Мюнхгаузена Новой Гвинеи» разоблачают

Но уже в середине 1920-х годов над Децнером начали сгущаться тучи – ряд учёных с европейскими именами поставили под сомнение географические и этнографические открытия, которые Децнер описывал в своей книге. Они обратили внимание на существенные, бросающиеся в глаза отнюдь не только специалисту противоречия, ошибки и неточности, которыми изобиловала книга и которые свидетельствовали, что с этими открытиями дело явно нечисто.

Пошли потоком отклики из Англии и Австралии, от чиновников австралийской колониальной администрации и офицеров воинских частей, захвативших в сентябре 1914 года Германскую Новую Гвинею. Они доказывали, что красочные рассказы Децнера о том, как ловко четыре года ему удавалось водить за нос преследователей, шедших постоянно за ним по пятам, не соответствуют действительности. Австралийское командование, по их словам, хорошо знало, где скрывается Децнер, но не прилагало никаких усилий для его поимки – этот чудаковатый немец, решивший поиграть то ли в Дон-Кихота, то ли в Робинзона Крузо, абсолютно безвредный, был ему попросту неинтересен.

Наиболее жёсткими критиками Децнера стали христианские миссионеры Кристиан Кейсер и Отто Тиле. Они заявили – рассказ Денцера о том, что он в 1914 и 1915 годах, пытаясь бежать в нидерландскую часть Новой Гвинеи (Нидерланды в ходе Первой мировой войны соблюдали нейтралитет), два раза пересёк с востока на запад Землю Кайзера Вильгельма по труднопроходимой горной местности и при этом стал первым европейцем, который прошёл этим маршрутом, – выдумка, поскольку все четыре года войны Децнер скрывался в своём убежище неподалёку от их миссионерской станции.

Утверждения Децнера о том, что он бродил по джунглям и тропическим лесам Новой Гвинеи, подвергая себя опасности умереть от тропической лихорадки, укуса ядовитого гада, гигантского тропического клеща или москита, питаясь бататом, случайно пойманной рыбой, а порой и личинками древесного червя, при этом искусно ускользая от австралийской погони, таким образом повисли в воздухе.

Но главное и, пожалуй, самое тяжёлое обвинение Децнера со стороны Кейсера и Тиле состояло в том, что он просто-напросто присвоил себе многие из результатов их многолетних природоведческих исследований, и представили тому ясные доказательства.

Поначалу Герман Децнер пытался защищаться, объясняя, что он не претендовал на научные открытия в строгом смысле этого слова, он хотел лишь рассказать немецкому обывателю о своих приключениях в экзотических местах, населённых экзотическими туземцами с их необычными для европейца традициями, обычаями и привычками. Но в 1932 году, прижатый к стене, Децнер вынужден был наконец признать, что в своей книге «смешивал научные знания и вымысел».

После этого признания Децнер исчез из поля зрения общественности, ничем о себе не напоминая до самой своей смерти, которая последовала в городе Гейдельберге в декабре 1970 года в возрасте восьмидесяти восьми лет.

Немецкий историк Уве Шульте-Варендорф (Uwe Schulte-Varendorff), написавший вышедшую в свет в 2014 году книгу о Германе Децнере, о его жизни и его подлинных открытиях, но главным образом о его научных мистификациях, назвал Децнера «Мюнхгаузеном Новой Гвинеи».

Удивительно, но среди папуасов в нынешнем государстве Папуа-Новая Гвинея память о немецком офицере, который четыре года в ходе Первой мировой войны, не желая сдаваться в плен и рискуя собой, скрывался в джунглях, живёт до сих пор. Вернее сказать, это скорее даже не память, а миф, обросший легендарными подробностями, имеющими мало общего с тем, что на самом деле происходило с конкретным человеком по имени Герман Децнер, а сам он в этом мифе превратился в идола, который стал предметом поклонения и обожания.




Яков Черкасский

№ 46, 2018. Дата публикации: 16.11.2018
 
 
гвинея мировой миклухо новой миссионерской германии децнер вильгельма северо кайзера децнера войны книге папуа первой гвинеи плен часть новая станции
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение