наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
связь времён


Пивной путч

8−9 ноября 1923 года в Германии произошла попытка государственного переворота, вошедшая в историю как «пивной путч». В немецких источниках события этих дней именуются ещё как Hitlerputsch, Hitler-Ludendorff-Putsch или Bürgerbräu-Putsch. Это была первая попытка прихода нацистов к власти в стране.
 


Зарождение нацистского движения началось сразу после окончания Первой мировой войны. Поражение Германии в ней оказало огромное негативное влияние на общественное сознание значительных слоёв немецкого общества. Людские жертвы, понесённые в ходе военных сражений, суровые лишения и страдания населения – всё это оказалось напрасным. Признать, что поражение было неизбежно и отражало реальное соотношение сил воюющих сторон, германские национал-патриоты не могли и не хотели.

Появилась так называемая легенда об «ударе ножом в спину» (Dolchstoßlegende) – теория о коварном заговоре политиков Веймарской республики, которые приняли навязанные Германии Версальским договором непомерно тяжёлые условия мира и согласились с выплатой огромных и непосильных репараций.

В стране стали образовываться патриотически настроенные легальные и полулегальные организации. Их участниками были реакционные националисты, готовые противостоять левым любых оттенков, как изменникам и разрушителям германского общества.

Образование НСДАП и штурмовых отрядов

Столицей наиболее националистически настроенной части патриотических сил становится баварский Мюнхен. В сентябре 1919 года членом основанной здесь Германской рабочей партии (DAP) становится уволившийся из армии участник Первой мировой войны Адольф Гитлер (Adolf Hitler), который очень быстро становится одним из её лидеров.

24 февраля 1920 года по предложению Гитлера Германская рабочая партия переименовывается в НСДАП (общепринятое сокращение в русском языке по первым буквам немецкой аббревиатуры NSDAP) – Национал-социалистическую германскую рабочую партию. В новом названии, как и в прежнем, фигурировала едва ли не главная приманка, которая должна была привлечь трудящихся, – слово «социализм», популярное тогда в рабочей среде.

НСДАП представляла собой тщательнее других организованную структуру из всех существовавших тогда националистических группировок. Её ядро составили сторонники смены государственной власти вооружённым путём. В июле 1920 года председателем партии с неограниченными полномочиями был избран Адольф Гитлер.

Национал-социалистическая партия, чьим символом становится свастика, образовывает из разрозненных групп «наблюдающих за порядком» на нацистских сборищах и митингах военизированный отряд хорошо вооружённых и подчинённых единому командованию боевиков под названием Sturmabteilung (штурмовые отряды – СА), издаёт свою газету Völkischer Beobachter, а также принимает официальную программу, названную «Двадцать пять пунктов» (25-Punkte-Programm N. S. D. A. P.).

Программа предусматривала, в частности, отмену положений Версальского и Сен-Жерменского мирных договоров, установление сильной централизованной власти и создание новой армии. Подчёркивалось также, что определять судьбу Германии могут быть только лица, «в чьих жилах течёт немецкая кровь».

Националистическая пропаганда приносила свои плоды. Нацисты привлекали в свои ряды всё новых и новых сторонников. Этому способствовало и неуклонно обостряющееся экономическое положение в стране, рост инфляции и обесценение германской марки, что приводило к резкому ухудшению жизненного уровня населения.

Ситуацию усугубил и политический кризис, связанный с оккупацией в январе 1923 года Францией и Бельгией (после очередного срыва выплат и при так называемом «пассивном сопротивлении» германского правительства) промышленного района Германии – Рурской области.

Баварские сепаратисты

В это же самое время настроенное антиберлински правительство Баварии объявило себя категорическим противником политики центральных властей. В сентябре 1922 года его члены, на основании Веймарской конституции, передали исполнительную власть бывшему баварскому премьер-министру, стороннику монархии Густаву фон Кару (Gustav Ritter von Kahr), назначив его генеральным комиссаром в Баварии с чрезвычайными полномочиями. Кар вскоре объявил о намерении отделить Баварию от остальной части Германии и образовать «королевство Южная Германия».

Назначение фон Кара произошло в явно неподходящий для нацистов момент. Едва они продемонстрировали, что готовы к решительным действиям, как вмешался этот политик и пытался теперь развернуть паруса национального движения в другую сторону. Если консерваторы-сепаратисты добивались провозглашения независимости Баварии и восстановления монархического правления, то национал-социалисты ставили перед собой абсолютно иную цель: создание сильного единого государства с чёткой вертикалью центральной власти.

Интересен тот факт, что в сложившейся ситуации фон Кар, имевший практически неограниченную власть на баварской территории, не стал выполнять требования Берлина об аресте лидеров национал-социалистов и закрытии их печатного органа. Трудно сказать, насколько серьёзно правители Баварии считались с возможностью нацистского путча: хотя слухи о такой угрозе циркулировали в Мюнхене, представители баварского правительства неизменно их опровергали.

Тем не менее подготовку к выступлению параллельно вели обе стороны антиреспубликанского заговора. Согласно планам сторонников Гитлера, необходимо было опередить баварские власти и поставить их перед свершившимся фактом. Гитлер размышлял, когда и как это сделать.

«Свержение» берлинского правительства

К дате выступления его подтолкнули сами баварские политики. Дело в том, что на 8 ноября ими было назначено собрание в большом зале пивной Bürgerbräukeller в пригороде Мюнхена, где фон Кар должен был сделать доклад с сообщением, что движение за отделение баварских земель получило поддержку командующего вооружёнными силами Баварии генерала Отто фон Лоссова (Otto von Lossow), начальника баварской полиции полковника Ханса фон Зайссера (Hans Ritter von Seißer) и рассказать о дальнейших планах.

На мероприятие были приглашены «сливки» баварской политической и деловой элиты, представители генералитета, полицейские чины, представители прессы. Для нацистских заговорщиков это был чрезвычайно удачный момент. Тем более что каких-либо особых мер по обеспечению безопасности собрания не предполагалось.

Различные участники и свидетели «пивного путча» оставили воспоминания об этом дне, которые разнятся между собой лишь в деталях, в зависимости от того, на чьей стороне находился тот или иной мемуарист. События развивались следующим образом.

Около восьми часов вечера к сцене прошёл Густав фон Кар в сопровождении фон Лоссова, фон Зайссера и группы помощников. Как раз в это время в Bürgerbräukeller появился Гитлер. Ещё через какое-то время на площадь перед пивной въехал грузовик, заполненный штурмовиками СА. Возглавляемые Германом Герингом (Hermann Wilhelm Göring) (командовал отрядами с марта 1923 года), они сразу же устремились к пивной. Никто из полицейских не пытался их остановить. Вслед за первым одновременно со всех сторон к Bürgerbräukeller стали прибывать новые грузовики со штурмовиками, которые высаживаясь стали незаметно окружать здание.

Кар не успел проговорить и получаса, когда Гитлер во главе нескольких вооружённых соратников устремился через зал в центр помещения. Гитлер вскочил на стол и выстрелил из браунинга в потолок, чтобы прекратить начавшийся шум. В наступившей тишине он провозгласил собравшимся, что «национальная революция началась». Гитлер сообщил, что «революция» не направлена против баварских властей, а также армии и полиции, якобы уже перешедших на сторону восстания. Также он не забыл упомянуть о том, что здание окружено вооружёнными боевиками и никто не должен покидать пивную.

После этого Гитлер попросил пройти встревоженных фон Кара, фон Лоссова и фон Зайссера в соседнюю комнату для переговоров. К ним присоединился и прибывший в пивную единомышленник Гитлера, герой Первой мировой войны, генерал-полковник в отставке Эрих Людендорф (Erich Friedrich Wilhelm Ludendorff), которому в этих переговорах, учитывая его авторитет, отводилась особая роль. Гитлеру и Людендорфу совместно удалось добиться от троицы согласия на сотрудничество с нацистами.

В работах исследователей о «пивном путче» до сих пор дискуссионным остаётся вопрос: добровольно присоединились Кар, Лоссов и Зайссер к путчистам или они сделали это под угрозой? В трудах историков на него даются диаметрально противоположные ответы.

Триумвират и путчисты вернулись в зал, где состоялась церемония «свержения правительства предателей в Берлине» и провозглашения новой власти в Германии. Гитлер был объявлен рейхсканцлером, Людендорф – главнокомандующим вооружёнными силами, Лоссов – имперским военным министром, Зайссер – имперским министром полиции. Очевидцы событий отмечают, что настроение аудитории при виде такого единодушия заметно поднялось.

Ошибка заговорщиков

Казалось, что «пивной путч» прошёл успешно, однако ситуация в самом ближайшем времени обернулась для нацистов полным поражением. Бдительность начисто изменила их главарям. Возможно, эйфорическая атмосфера вечера сделала их чересчур самоуверенными и они допустили тактическую ошибку, отпустив Кара, Лоссова и Зайссера, которые отговорились неотложными делами. Едва оказавшись вне прямого влияния путчистов, баварский триумвират начал действовать против них.

Лоссов отправился в городскую комендатуру, надёжно охранявшуюся преданными ему войсками. Сюда же прибыл Кар, здесь находились и несколько генералов – противников путча. С этого момента отсюда исходили распоряжения, разъяснявшие гражданским учреждениям и военным подразделениям, что Кар, Лоссов и Зайссер не имеют никакого отношения к путчу и вынуждены были сделать свои заявления в пивном зале лишь под угрозой смерти. Кар распорядился считать НСДАП и штурмовые отряды на территории Баварии вне закона. Лоссов получил из Берлина депешу от генерала Ханса фон Зекта (Hans von Seeckt), командующего сухопутными войсками рейхсвера, а на деле главнокомандующего, с жёстким требованием предпринять немедленные меры по подавлению путча.

Марш путчистов по Мюнхену

На следующее утро организаторы «национальной революции» увидели расклеенные в различных частях города плакаты, объявляющие НСДАП запрещённой партией, а все подписанные баварским триумвиратом договоры с ними – расторгнутыми. Вскоре стало известно, что уже отданы приказы об аресте главарей путча. И тогда встал вопрос: что же дальше?

В этой ситуации возник план организации «демонстрации» по улицам Мюнхена к захваченному штурмовиками под командованием Эрнста Рёма (Ernst Julius Röhm) зданию военного министерства, которое ночью было оцеплено верными правительству войсками рейхсвера. Это мероприятие было призвано мобилизовать симпатизировавшее нацистам мюнхенское мещанство и тем самым воздействовать на баварские власти, продемонстрировав, за кем идёт «народ». Не исключалась возможность привлечения на свою сторону части войск и полиции, используя опять же авторитет Людендорфа.

В одиннадцать часов утра 9 ноября колонна, сформированная у пивной Bürgerbräukeller, – по разным оценкам, от двух до трёх тысяч человек – отправилась в путь в направлении Marienplatz, надеясь снять осаду с военного министерства. Впереди двигался грузовик с пулемётами, за ним – группа знаменосцев. В передних рядах шествовали вожди: Гитлер, Людендорф, Геринг и несколько других главных нацистов, за ними шагали хорошо вооружённые штурмовики.

Первый инцидент произошёл у моста через реку Изар, где путчистов встретили вооружённые баварские полицейские. «Демонстранты» просто смяли и оттеснили их. Колонна двинулась дальше. Цепочки полицейских заграждений отбрасывались и в других местах.

Однако на Odeonsplatz, преграждая дальнейший путь колонне, уже стояли усиленные кордоны полиции, командиры которых получили от фон Зайссера строжайший приказ любой ценой её задержать. Едва плотные шеренги нацистов приблизились к полицейским, прогремели выстрелы. Имеющиеся источники не могут однозначно ответить на вопрос, кто первым открыл огонь – полицейские или штурмовики. Важно другое: в стычке бойцы СА, несмотря на значительное численное превосходство, были разбиты и стали разбегаться.

В результате скоротечной, но ожесточённой перестрелки были убиты трое полицейских и шестнадцать штурмовиков, около сотни участников противостояния получили ранения. Серьёзно ранен был Геринг. Гитлер укрылся на вилле одного из своих сподвижников. Там спустя пару дней руководитель путча и был арестован полицией.

Мягкое наказание

Итак, «пивной путч» провалился. Никаких целей достигнуто не было. В последующие несколько дней после его подавления были арестованы почти все его организаторы. Примечателен тот факт, что, как пишет известный американский историк и журналист Уильям Ширер (William Lawrence Shirer) в своём фундаментальном труде «Взлёт и падение Третьего рейха», попытки спасти заговорщиков от наказания предпринимались неоднократно. Доброжелателей хватало не только в самой Баварии, где некоторые высокопоставленные представители местных властей и полиции были связаны с нацистами личными отношениями, но и за её пределами.

На судебном процессе в Мюнхене среди присяжных, как отмечает Ширер, не оказалось ни одного активного противника нацизма. Такова же была и публика, заполнявшая зал суда и симпатизировавшая подсудимым. В своей обвинительной речи прокурор утверждал, что путчисты преследовали-де «высокую цель» (а ведь речь шла о государственном перевороте и захвате власти в Веймарской республике!), лишь использованные ими средства были преступны.

Отсюда и весьма мягкое наказание для заговорщиков. Приговор Гитлеру и другим основным главарям гласил: пять лет заключения, но уже через полгода они имели право добиваться досрочного освобождения. Людендорф был вообще оправдан, хотя в обвинительных материалах содержались достаточные доказательства его причастности к заговору. Остальные обвиняемые были приговорены к небольшим срокам заключения.

Многие историки отмечают, что после провала «пивного путча» подавить национал-социалистическое движение в зародыше при желании не составило бы большого труда. Однако даже запрет на деятельность НСДАП не помешал её лидерам в дальнейшем собирать силы в ожидании легализации.

Вместо заключения

Находясь в тюрьме, Гитлер написал значительную часть своей книги «Mein Kampf» («Моя борьба»), в которой изложил основные принципы и идеи национал-социализма. Обдумывая причины неудавшегося путча, он разработал новую стратегию. Одной из главных в ней была мысль о том, что власть силой или путём вооружённого мятежа не заполучить. Для начала следует завоевать широкую поддержку общества и идти к власти законным конституционным путём.

После досрочного освобождения в декабре 1924 года Гитлер встретился с баварским премьер-министром Хайнрихом Хельдом (Heinrich Held), чтобы заверить его, что национал-социалистов бояться не следует. Он попросил Хельда снять запрет на деятельность нацистской партии и выход её печатного органа. В феврале следующего года запрет был снят. Нацистская газета Völkischer Beobachter вновь вышла в Мюнхене 26 февраля 1925 года с большой передовицей Гитлера «Новое начало».




Андрей Громов

№ 45, 2018. Дата публикации: 09.11.2018
 
 
полиции путча людендорф лоссов германии национал нсдап лоссова пивной власти представители гитлер нацистов ноября баварии баварские von гитлера зайссера кар
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Известно было о "пивном путче", но автор...

Имя
 
Сообщение