наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
связь времён


Судьба диверсанта

Его называли выдающимся мастером шпионажа и диверсий двадцатого века, «Красным Посейдоном» и личным врагом Гитлера. Эрнст Волльвебер (Ernst Wollweber) действительно представлял серьёзную угрозу для Третьего рейха. Созданная им разведывательная сеть не имела аналогов. В преддверии и в годы Второй мировой войны входившие в неё антифашисты подготовили и осуществили ряд громких диверсий на морских судах Германии и её союзников.
 


Эрнст Волльвебер родился 28 октября 1898 года в Ганноверш-Мюндене (Hannoversch Münden), земля Нижняя Саксония, в семье плотника. Его родители придерживались крайне левых взглядов, поэтому неудивительно, что ещё в юности их сын присоединился к движению молодых социалистов. В 15 лет Эрнст покидает отчий дом и уезжает в Гамбург. Он устроился на работу в порту. В 1916 году его призвали в Военно-морской флот. Во время службы на флоте Волльвебер вступил в «Союз Спартака», ставший предтечей Коммунистической партии Германии (КПГ). В конце 1918 года он был одним из руководителей матросского восстания в Киле. По приказу революционного комитета Волльвебер поднял красный флаг на линкоре «Гельголанд» (Helgoland), который стоял на входе в Кильский канал, и тем самым подал сигнал к началу вооружённого выступления моряков. Эти события вошли в историю, как Ноябрьская революция (Novemberrevolution) 1918 года, в результате которой в Германии была упразднена монархия и создана Веймарская республика.

В 1922 году Эрнест Волльвебер был избран делегатом IV конгресса Коминтерна от компартии Германии, который прошёл в Москве. Вероятно, в это время он и попадает в поле зрения советской разведки. В начале 1920-х годов советским и коминтерновским лидерам требовались надёжные люди для проведения тайных операций. Один из деятелей Коминтерна Дмитрий Мануильский, занимавшийся вербовкой агентов в разных странах, убедил Волльвебера пройти специальную подготовку в Москве. Эрнст прошёл курс обучения в качестве руководителя зарубежной диверсионной группы, которая действовала бы в случае войны между Советским Союзом и капиталистическим Западом.

В 1923 году Волльвебера направляют в Германию для подготовки всеобщего восстания. Он становится членом ЦК компартии Германии. Однако вооружённое выступление рабочих Гамбурга 23 октября 1923 года было подавлено решительными действиями правительства Веймарской республики. Волльвебер был вынужден перейти на нелегальное положение. Но в июле 1924 года его арестовали и приговорили к трём годам тюремного заключения. Впрочем, весь назначенный ему срок он не отсидел и уже в марте 1926 года вышел на свободу. В 1928 году Волльвебер становится членом Прусского парламента, где преобладали социалисты. А четырьмя годами позже он уже депутат германского Рейхстага, последнего, в который допускались коммунисты.

Осенью 1930 года по инициативе Советского Союза была создана новая международная профсоюзная организация – Интернационал моряков и портовых работников (ИМПР). Иногда встречается и другое название – Международный союз моряков и портовых работников (МСМ), который должен был взять под контроль Москвы профсоюзы моряков и докеров. В создании ИМПР участвовали 38 делегатов, приехавших из 16 стран. Руководителем этой организации, со штаб-квартирой в Гамбурге, стал британский коммунист Джон Харди (John Hardy), секретарём – немец Альберт Вальтер (Albert Walther). Указания, которыми следовало руководствоваться ИМПР, поступали из Москвы, от Соломона Лозовского – генерального секретаря Профинтерна.

Немецкую секцию, насчитывающую 16 000 человек, возглавил Эрнст Волльвебер. В полной мере свои лидерские качества он проявил в 1931 году, организовав забастовку речников Везера (Weser) и докеров немецких портов. Международный союз моряков был хорошим прикрытием для нелегальной работы. В клубах МСМ, находившихся во многих городах Европы, планировались диверсионные операции, изготавливались мины, подделывались паспорта, инструктировались агенты. Кроме того, они использовались в качестве «почтовых ящиков» для связников советской разведки. В числе других задач ИМПР была доставка контрабандой валюты для СССР, шпионаж на морских судах. Штаб Волльвебера состоял из 25 человек разных национальностей, подобранных им лично. Одной из первых успешных диверсий, проведённых группой Волльвебера, был взрыв на японском судне «Таимо Мару», следовавшем из Роттердама на Дальний Восток с грузом оружия для японской армии, которая оккупировала Маньчжурию. Считается также, что в этот период агенты Волльвебера затопили в заливе Таранто итальянский корабль «Фельце» и устроили пожар на французском лайнере «Жорж Филиппар».

В 1933 году после прихода Гитлера к власти Волльвебер эмигрировал в Данию, а спустя год – в СССР, где в Ленинграде возглавил Международный клуб моряков. Эрнст получил задание от советской разведки проводить диверсионную работу против Германии с территории скандинавских стран. В 1935−1940 годах он проживал в Осло, откуда руководил небольшими, но чрезвычайно эффективными боевыми группами, действующими в портовых городах Северной Европы. С началом гражданской войны в Испании Волльвебер получил из Москвы указание активизировать свою диверсионную деятельность. Используя всеобщее сочувствие к героической борьбе испанских республиканцев против франкистов, он расширил свою сеть, которая с того времени получила наименование «Лига Волльвебера». Количество диверсий на кораблях, осуществлявших перевозки оружия для Франко, резко возросло. Так, в результате взрывов были серьёзно повреждены датский сухогруз «Вестплейн», японский грузовой пароход «Казу Мару», германское судно «Клаус Беге» и другие корабли, перевозившие в Испанию оружие. Всего организацией Волльвебера в этот период было уничтожено или повреждено свыше 100 судов. Помимо диверсий, агенты Волльвебера занимались организацией актов саботажа. Например, в Швеции им удалось остановить работу электростанции, от которой зависела добыча и поставка железной руды в Германию. Кроме того, «Лига Волльвебера» организовала нелегальную доставку оружия испанским республиканцам. Деятельность организации Волльвебера постепенно расширилась, её целью стал подрыв экономики фашистских государств путём ударов по морским перевозкам.

Одной из важных задач, стоявших перед группой Волльвебера, был срыв поставок железной руды из объявившей нейтралитет Швеции в Германию. Это было ценное стратегическое сырьё. Производство военной техники из металла, выплавленного из шведской руды, обходилось казне Третьего рейха гораздо дешевле. Как писала шведская газета «Норшенсфламман», «шведская железная руда обеспечивала немцам успехи в войне. И это был горький факт для всех шведских антифашистов». Поставляла шведская промышленность Германии и шарикоподшипники, так необходимые для производства танков, подводных лодок, самолётов. Швеция продавала рейху зенитные орудия, морские суда и другую военную технику. Шведы предоставляли немцам для перевозки грузов свой торговый флот, и эти суда ходили под шведским флагом. О тесном сотрудничестве двух стран говорит такой красноречивый факт. Осенью 1941 года король Швеции Густав V Адольф направил Гитлеру (Hitler) письмо, в котором пожелал «дорогому рейхсканцлеру дальнейших успехов в борьбе с большевизмом».

Но вернёмся к нашему герою. Волльвебер установил систему строгой конспирации. Её принцип состоял в том, чтобы оставаться независимым от других подпольных организаций, с которыми он прервал всякие связи. О подробностях планируемых операций знал лишь один из его помощников. Легенды курьеров и агентов продумывались тщательно, чтобы не вызвать подозрений. Большинство членов «Лиги Волльвебера» были профессионалами высокого класса. Они пользовались тайным кодом, в котором слово «мясо» означало динамит, а слово «нож» – бомбу с часовым механизмом. Действия Лиги превратились в одну из главных проблем для нацистских властей. Не случайно начальник Главного управления имперской безопасности Гейдрих (Heydrich) назвал «Лигу Волльвебера» «коммунистической террористической организацией, действующей по всей Европе». Количество судов, взорванных «Лигой Волльвебера» при помощи установки «адских машин» или выведенных из строя в результате неправильного ремонта, а также вредительства и саботажа (например, засыпание песка в механизмы), оценивается историками по-разному. Наиболее вероятной представляется цифра в 100−150 кораблей.

Развернувшиеся в СССР репрессии отрицательным образом сказались на деятельности группы Волльвебера. Были арестованы и расстреляны многие видные работники Коминтерна и советской разведки. Среди арестованных – один из руководителей заграничной разведывательной и диверсионной работы советских органов госбезопасности Яков Серебрянский. В ноябре 1938 года на 6 месяцев прервалась связь с Москвой, и активность группы Волльвебера была парализована. Весной 1940 года немцы оккупировали Норвегию и Данию. Многие члены разведывательной сети были арестованы в датской столице и предстали перед судом по обвинению в проведении диверсий. В начале мая Волльвебер бежал в Швецию, которая оставалась для него единственным убежищем. Но едва он ступил на шведскую землю, имея при себе фальшивый паспорт, как был задержан. «Лигу Волльвебера» после ареста её руководителя возглавил норвежский коммунист Асбьёрн Сунде (Asbjørn Sunde), и она продолжила вооружённую борьбу с гитлеровцами.

Волльвебер был приговорён к шести месяцам штрафных работ за использование фальшивого паспорта и высылке из Швеции после отбытия наказания. Его арест вызвал дипломатические осложнения. Немецкий посол передал министру иностранных дел Швеции официальную ноту с требованием о выдаче Волльвебера, повинного «в совершении тяжких преступлений против Германии и её собственности». Генеральный секретарь МИД Швеции Эрик Бухеман (Eric Boheman) в своих мемуарах «На службе», опубликованных в 1964 году, писал, что немцы характеризовали Волльвебера «как очень опасное лицо, а посему немецкая сторона придаёт весьма важное значение тому, чтобы он был выдан». А спустя некоторое время, вспоминал Бухеман, он принял у себя в кабинете МИД советского посланника в Швеции Александру Коллонтай, которая пользовалась огромным уважением среди шведского политического истеблишмента. В сугубо доверительном плане Коллонтай сообщила своему собеседнику об огромной заинтересованности Москвы в том, чтобы Волльвебер, который был даже близок к самому Сталину, не выдали Германии. «Я, – писал Бухеман, – отвечал ей, что, как мне представляется, нам будет весьма трудно не выдать Волльвебера, который, что очевидно, повинен в тяжёлых преступлениях».

И тогда заместитель министра иностранных дел СССР Соломон Лозовский потребовал от шведского посла выдачи советского гражданина Волльвебера для предания его суду за хищения, совершённые им в Советском Союзе. Ссорится с Германией или СССР шведам не хотелось. Кому-то из сотрудников МИД пришла в голову спасительная идея: проверить, а не совершал ли Волльвебер каких-либо преступлений в самой Швеции? В таком случае он мог быть осуждён за них по шведским законам и отбывать срок наказания в Швеции. Шведское правительство приняло решение выдать Волльвебера не СССР, а Германии, но только после того, как завершится расследование относительно совершенных им преступных действий в Швеции. В результате за организацию хищений взрывчатых веществ со складов, шведский суд осудил Волльвебера на три года тюремного заключения. В 1944 году он был освобождён и передан представителям советского правительства. Спустя 6 месяцев Волльвебер в форме советского офицера вошёл в Берлин с войсками маршала Жукова.

После окончания войны Волльвебер занимал руководящие посты в немецкой администрации Советской оккупационной зоны и правительстве ГДР. В 1955 году его назначили руководителем Министерства госбезопасности, которое более известно, как Штази (Staatssicherheit). Эта спецслужба ГДР эффективно противостояла агентуре западногерманской разведки, которой руководил Рейнхард Гелен (Reinhard Gehlen).

Ряд успешных операций Штази  осуществила и против американской разведки. Во время одной из них, 20 мая 1956 года, агент Хорст Гессе (Horst Hesse) похитил из штаба 522-го батальона военной разведки США два сейфа с секретными документами и списком агентов, которые доставил в Восточную Германию.

Карьера Волльвебера оборвалась, когда в приватной беседе с председателем КГБ СССР Иваном Серовым он рассказал о разногласиях среди руководства ГДР. Серов доложил обо всём Хрущёву. А Никита Сергеевич выразил своё неудовольствие Первому секретарю ЦК Социалистической единой партии Германии Вальтеру Ульбрихту (Walter Ulbricht): «Почему вы держите министра госбезопасности, который сообщает нам об идеологических разногласиях внутри вашей партии?». Ульбрихт, который недолюбливал Волльвебера, понял, что пора действовать. И 1 ноября 1957 года Волльвебер был вынужден подать в отставку, сославшись на плохое здоровье. На посту министра его сменил Эрих Мильке (Erich Mielke), руководивший Штази вплоть до кончины ГДР.

Умер Волльвебер, будучи в опале, З мая 1967 года. Так закончилась жизнь человека, внёсшего немалый вклад в борьбу с фашизмом и в ослабление военного потенциала Третьего рейха.




Александр Островский

№ 44, 2018. Дата публикации: 02.11.2018
 
 
войны гдр импр эрнст ссср диверсий коминтерна волльвебер мид швеции работу волльвебера москвы разведки советского германии германию моряков советской рейха
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение