наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
связь времён


«Волга, Волга, муттер Волга»

19 октября исполняется 100 лет со дня, когда председатель Совнаркома РСФСР В. И. Ленин подписал Декрет о создания Автономной области немцев Поволжья, первоначально именовавшейся Трудовой коммуной немцев Поволжья (die Arbeitskommune des Gebiets der Wolgadeutschen) в составе Саратовской губернии РСФСР. В декабре 1923 года она была преобразована в Автономную ССР, просуществовавшую до 28 августа 1941 года. Но именно этот период, по иронии судьбы, явился заключительным и наиболее драматичным в 177-летней истории поволжских немцев.
 


Забытые «спасители революции»

Начало формирования этой самобытной этнической группы относится к 60-м годам XVIII века. Именно тогда по приглашению императрицы Екатериной II в целях заселения и культурного освоения обширных, почти безлюдных приграничных территорий в Среднее Поволжье прибыли переселенцы из Гессена, Вестфалии, Тюрингии, Саксонии, Вюртемберга, Пфальца, Ганновера, других германских земель. В постоянной борьбе с суровой природой и засушливым климатом, неустроенностью, болезнями, голодом, набегами кочевников, стойко перенося превратности чиновничьего произвола, колонисты создали высокопродуктивные хозяйства, чем способствовали не только подъёму экономики края, но и всего государства.

К 1914 году по обоим берегам Волги существовало более 200 колоний с населением свыше 400 тыс. человек. Они обрабатывали 1,3 млн га земли, из которых почти 1 млн га использовался для выращивания ценнейших пород пшеницы, большая часть которой шла на экспорт. В частном пользовании колонисты имели 228 тыс. голов рабочего скота (лошадей, волов, верблюдов), 106 тыс. коров, 456 тыс. овец и коз, 108 тыс. свиней. Четыре пятых немецких хозяйств относились к зажиточным – середняцким и кулацким. Была в немецких колониях и промышленность – предприятия выпускающие сельскохозяйственный инвентарь, занимающиеся переработкой леса, выделкой кож, мукомольные производства, а также текстильные фабрики, полиграфические. Процветала торговля, причём не только внутри Российской империи, но и, как принято теперь говорить, с дальним зарубежьем.

Несмотря на то, что от исторической родины колонистов отделяли тысячи километров, они сумели сохранить свою самобытность: язык, традиции, обычаи, кухню и, что немаловажно, религию. Одновременно кое-что переняли у соседей: русских, украинцев, татар…

И ещё один примечательный факт: в канун Первой мировой войны грамотность немецких детей была самой высокой в Российской империи, а организация школьного образования в колониях – лучшей.

Говорить о том, что немецкие колонисты всегда были лояльны царю, излишне. Несмотря на это ущемлять их в правах начали задолго до 1914 года. Ну а после начала войны не только колонисты Поволжья, но и все немцы, проживавшие в Российской империи, подверглись тотальной правовой, политической, экономической дискриминации и моральной травле. Кстати, именно тогда царские власти «обкатали» на практике многие методы, взятые потом на вооружение большевиками, включая массовые депортации и взятие заложников.

На весну 1917 года была запланировано выселение всех колонистов в Сибирь, невзирая на то, что их сыновья и братья в это же самое время сражались в рядах российской армии на Кавказском фронте. Причём сражались доблестно, чему есть масса документальных свидетельств.

После свержения самодержавия в числе прочих демократических движений возникла также партия «Немцы Поволжья» добивавшаяся отмены дискриминационных законов и указов, принятых царским правительством, и восстановления местного самоуправления, ликвидированного в 1871 году.

Первые документы новой большевистской власти, в частности «Декларация прав народов России», с восторгом были встречены немецкой интеллигенцией, породив самые радужные ожидания. На съезде представителей колоний Новоузенского и Николаевского уездов, состоявшемся в феврале 1918 года, было принято решение направить в Москву делегацию с прошением о создании в Поволжье национально-территориальной немецкой автономии. Немного поколебавшись, эту идею, не очень стыкующуюся с их главной целью – «мировой революцией» и «всеобщим братством», поддержали и местные большевики из Союза немцев-социалистов Поволжья.

Кремль поддержал эту идею, но, опасаясь возможных демаршей со стороны Берлина, крайне болезненно относившегося к процессу большевизации и советизации немецких колоний, а также самоуправство местных властей, едва не подчистую изымавших у колонистов продовольствие, так нужное центру, принял решение о создании Автономной области немцев Поволжья, напрямую подчинённой органам государственной власти РСФСР. Кстати, немецкая национальная автономия стала первой автономией на территории страны.

Ну а ситуация с продовольствием в тот период действительно была критической. Единственным регионом, откуда большевики получали хлеб, оставалось Нижнее и Среднее Поволжье. Поэтому неудивительно, что его закупку и транспортировку курировал сам В. И. Ленин. 17 августа 1918 года в Баронск (Екатериненштадт) уполномоченному коммун Северной области Малышеву он отправляет следующую телеграмму: «Приветствую успех. Телеграфируйте срочно и регулярно, сколько именно ссыпано и доставлено в Саратов и когда. Особенно важно не разбрасываться, а собрать полностью все излишки хлеба в одной волости и дать ей громадную премию. Телеграфируйте исполнение».

О том, как немецкие колонисты спасают от голодной смерти десятки тысяч жителей Петрограда и Москвы регулярно сообщала пресса.

25 июля 1919 г. Марксштадт (центр Немобласти) посещает всесоюзный староста Михаил Калинин и слёзно умоляет увеличить поставки зерна в Центр: «Теперь особенно острый момент для наших красных столиц. Вы не вполне сознаете ту невероятную голодовку, которая происходит в Москве и Питере. Обращаюсь к вам с искренней просьбой помочь. Вынужден указать, что Саратовская и Самарская губернии не выполнили свой гражданский долг даже в сотой части его».

А спустя 22 года он же, забыв всё, чем советская власть обязана этим людям, недрогнувшей рукой подписал Указ о депортации немцев Поволжья.

Любовь большевистских правителей к этому крохотному клочку российской земли, на момент образования площадь автономии составляла менее 0,1% общей территории государства, а население – около 450 000 человек (96% немцы) около 0,3%, объяснялась ещё и тем, что законопослушных, набожных немцев, в отличие от бунтарствующих русских или украинских крестьян, можно было грабить и обманывать без особых проблем. И их грабили, унижали, обманывали, и не только в первые годы советской власти. Но об этом политики, как советские, так и российские, официальная пресса, предпочитают особо не распространяться. Как и о том, что именно Немкоммуна стала эпицентром ужасающего голода, поразившего Поволжье и некоторые другие районы СССР в 1921−1922 годы.

* * **

19 декабря 1923 года Автономную область преобразовали в Автономную республику немцев Поволжья в составе РСФСР. Сделали это, преследуя в том числе внешнеполитические цели, дабы повысить привлекательность советской власти за рубежом и «высветить германскому пролетариату ориентиры борьбы за светлое будущее».

Но превратить «немецкое Поволжье» в «цветущий уголок социалистической Родины» не получилось. За советский период бывшие колонисты утратили ведущие позиции по таким показателям, как урожайность и качество зерновых, продуктивность скота, надои молока и др. Их благосостояние и жизненный уровень, как подтверждают исследования, проведённые проф. Саратовского университета д-ром Аркадием Германом (Dr. Arkadij Hermann) в сравнении с дореволюционным периодом значительно понизились. Опровергает пропагандистский миф о том, «как хорошо в стране советской жить», и тот факт, что с 1920 по 1937 годы в условиях мирного времени (!) население немецкой автономии сократилось с 660,8 тыс. до 489,9 тыс. человек.

Знакомясь с документами тех и последующих лет, скажу, что разделяю мнение сотрудника Института восточноевропейской истории Гейдельбергского университета д-ра философии Виктора Кригера (Dr. Viktor Krieger): «Если бы такое героико-революционное прошлое было у любого иного народа СССР, то пропагандисты всех мастей и направлений продолжали бы воспевать его по сию пору. Сколько бы диссертаций, популярных брошюр, романов, художественных и документальных фильмов, мемориальных досок, не говоря уж о газетных статьях, радио и телепередачах появилось. Но ни одной (!) публикации, даже самой махонькой статьи, о „невольных спасителях революции“ в советской прессе не появилось. И сегодня пресса России, официальные лица стараются забыть, а лучше – вычеркнуть из исторической памяти этот фрагмент собственной истории».




Александр Фитц, член Международной ассоциации исследователей истории и культуры российских немцев, Мюнхен

№ 38, 2018. Дата публикации: 21.09.2018
 
 
власти поволжье немецких автономной колонистов поволжья колонисты немецкой немцы автономную рсфср области составе советской пресса российской немцев автономии период истории
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Нас в Оксфорде учили начинать с права-он...

Имя
 
Сообщение