наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
жизнь сквозь стекол


Готовимся к Армагеддону?

 


Кто мы такие? Что таится внутри каждого из нас? Ангел или демон? Божественное подобие или грязное животное? Споры на эту тему ведутся веками, тысячелетиями, и я даже не стану утомлять вас цитатами – всё равно согласия не найдено, и окончательного результата дискуссий нет и не предвидится. А потому, что у каждой из сторон миллионы аргументов, и все правдивые.

На самом деле, каждый из нас может припомнить кучу доводов как в одну сторону, так и в другую. Вот Януш Корчак. Сам факт его существования перевесит, несомненно, сотни, да нет, тысячи убийц, предателей и негодяев. Войти добровольно в газовую камеру, пренебрегши возможностью спасения, только ради того, чтобы не оставлять детей наедине с последним ужасом – да ведь не своих детей, так что тут никакой физиологии! – что это, как не божественная суть человека? Это даже не подвиг, это уже что-то заоблачное, из выси небес. Но а недавняя история о насилии над собственной дочерью и убийством её, чтобы не призвали к ответу? Это разве о человеке? Это прямо какое-то сатанинское отродье. Так это выродок – могли бы сказать мы, – в семье не без урода. Однако подобные ужасы повторяются хоть и не часто, то вполне регулярно. И вот как тут?..

Признаюсь: этот вопрос волнует меня с детства, хотя я формулировала его тогда, конечно, проще: люди добрые или злые? – так примерно. И подбирала примеры. У меня была такая тетрадочка, разграфлённая пополам: справа я записывала добрые поступки, свидетелем которых была, слева – злые. Вела я эту тетрадку несколько лет, года три-четыре. Записываешь подряд два дурных поступка, глядь – появились три хороших. Если соседка выпорола дочку и кто-то украл у одноклассницы деньги на завтрак, значит, другая – а может быть, и та же самая – соседка подобрала больного котёнка; учительница не поставила двойку мальчику, у которого заболела мама; моя собственная мама подарила подруге бусы, которые, как я точно знала, очень нравились ей самой. Любопытно, кстати, что в свой гроссбух я аккуратно заносила не только всех своих друзей, но и маму, и бабушку, а себя – нет. То есть к самооценке в категориях добра и зла я, видимо, не была готова. Тут я была просто беспристрастным летописцем. Но результаты меня не удовлетворяли: получалось всё время примерно поровну, однако мне, по всей вероятности, хотелось убедительной победы добра – а никак. Теперь-то я понимаю, что картинка жизни у меня выходила вполне адекватная, но ребёнок есть ребёнок. Плюс предельно залитературенное восприятие – в книгах же, как правило, добро побеждало, а Гессе, Камю, Сартра и других «очернителей действительности» я тогда ещё не читала. И привыкла на многие годы вперёд считать, что всё, так или иначе, кончится хорошо.

Тетрадочка эта моя давным-давно затерялась, но счёт добру и злу я продолжаю вести – внутри себя. И хорошо помню, как была тяжело поражена, прочитав об экспериментах Милгрэма и Зимбардо. Эксперимент Милгрэма проходил в 1963 году. Задача его состояла якобы в том, чтобы изучить влияние электрического тока на память. На самом деле суть была совсем иной: проверить, до какой степени люди будут повиноваться приказу, если в результате исполнения приказа другому человеку причиняется страдание. Участники эксперимента были разбиты на пары, в каждую из которых входил испытуемый и – актёр в роли второго участника. Испытуемый задавал вопросы актёру, находящемуся за перегородкой, и, в случае неправильного ответа, поворачивал рукоятку, которая якобы подавала разряд тока на тело актёра. Ну, тот имитировал боль: кричал, плакал… Следующий вопрос – и опять «разряд тока», ещё более «сильный». И опять отчаянный вопль. Милгрэма интересовало, до какой степени человек готов причинять боль другому. Цифры были ужасающими: почти восемьдесят процентов участников готовы чуть ли не умертвить чужого человека, если ему приказали. Ну, то есть получалось, что природа человека такова: дай приказ – кому угодно, всё равно кому – и он кого угодно запытает до смерти. Я тогда как-то подсознательно этому не поверила и была, как выяснилось в прошлом году, совершенно права: оказалось, что результаты эксперимента недостоверны – семьдесят два процента участников были уверены, что рукоятка подачи тока – ненастоящая. «Да никто такого не допустит», – говорили они на интервью. Только вот эти интервью Милгрэм скрыл. Они совсем недавно вышли на свет. Нечестно и гадко, по-моему.

Эксперимент Зимбардо, называемый в литературе Стэнфордским тюремным экспериментом 1971 года, был едва ли не круче: студентов разделили на две группы – «тюремщиков» и «заключённых», воспроизвели в подвале атмосферу тюрьмы и стали наблюдать, как будет протекать взаимодействие групп. «Тюремщики» быстро озверели и стали издеваться над «заключёнными», вплоть до того, что эксперимент, рассчитанный на две недели, пришлось прекратить через шесть дней. Недавно выяснилось, что результаты были фальсифицированы: издевательства придумывал сам Зимбардо и просто принуждал «тюремщиков» их осуществлять. Намерения у него были вполне благие: доказать необходимость реформирования пенитенциарной системы США. Дело-то хорошее. Однако врать – нехорошо. Тем более – по такому значимому поводу.

Я очень рада тому, что результаты обоих экспериментов обнуляются. И без них в последние годы появились сомнения в победе добра. Да и засомневаешься тут, когда зло захватывает одно за другим государства и континенты. Не иначе, надвигается финальное сражение добра и зла – Армагеддон. Мы тут ничего не можем сделать, только наблюдать. Ну, и не множить зло, конечно.




Ирина Стекол

№ 27, 2018. Дата публикации: 06.07.2018
 
 
зимбардо зло разряд тока тетрадочка детей ребёнок человека угодно результаты соседка интервью участников добрые милгрэма степени появились злые добра эксперимент
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение