наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
заметки пристрастного наблюдателя


Спасти других Cюзанн…

Когда полиция обнаружила труп Сюзанны Фельдман, за Али Башаром приехали. Но в общежитии его не нашли. Более того, не нашли никого из его семьи. А семья немаленькая – мать, отец, пять сестёр-братьев и убийца.
 


Как выяснилось, все они с 2015 года жили в Германии, ждали убежища. Башару в статусе давно отказали. Он, конечно, решение обжаловал (не он, понятно, добренькие адвокаты). И пока шла процедура, промышлял воровством да мелким рэкетом.

Полиция поставила его на учёт. Более того, он числился подозреваемым по делу об изнасиловании 11-летней девочки в начале марта. Но доказательств против него не собрали. И Башар остался на свободе. Ограбил случайного прохожего, приставив к горлу нож. Приехала в лагерь полиция, нож нашла. Но Башара не тронула: куда ж его? В тюрьму, что ли?..

Как выяснилось, в тюрьму мерзавец не хочет. Когда он понял, что тело всё же найдут, то решил сбежать. И не один, со всей семьёй.

Кто-то помог им достать в посольстве Ирака справки, т.н. Laissez-passer-Papiere, – и с этими бумагами вся семья, 8 человек, преспокойненько покинула Висбаден, добралась до Дюссельдорфа и улетела оттуда в Ирак с пересадкой в Стамбуле.

У вас нет слов? У меня тоже!

Laissez-passer, документы, билеты, срочная эксфильтрация 8 человек, всё в темпе боевика… И это «простые иракские беженцы»?! Какие нужны связи, чтоб за сутки-двое получить такой пакет услуг? И какие деньги? Откуда они у этих людей?..

Более того, новые документы у семьи Башар были на другую фамилию. Но с их фото. На вылете в Дюссельдорфе у них спросили основания нахождения в Германии. Они показали свои беженские документы на фамилию Башар. Пограничники сравнили фото и пропустили их. То, что в документах были разные фамилии, никого не встревожило.

Лагерь свой в Висбадене они покидали в полночь. Каждый – с большим кофром. Кстати, в Германию они пришли со скромными пакетиками. Соседи спросили: вы куда? Мать ответила: в отпуск в Берлин!

Оказалось, не в Берлин, а на родину. На этом все сказочки об ужасных преследованиях в Ираке, которыми эти негодяи три года кормили немецких чиновников, чтоб качать из нас деньги, рассыпались в прах. Ведь они заявляли, что бежали от курдов, а как припекло – вернулись в иракский Курдистан. Спецназ GSG9 захватил Башара перед рассветом, у родственников дома во внутреннем дворе. Мерзавец чувствовал себя в полной безопасности и безмятежно спал под розовым кустом.

Какое-то время убийца думал, что его просто похитили, в тех краях такое случается нередко. Но ему повезло: его всего лишь привезли в Германию.

Вероятно, это и есть торжество справедливости и демонстрация экстремальных возможностей немецкого государства.

Как по мне, лучше его бы судили в Курдистане. Там и тюрьмы потюрмистее, и смертная казнь за подобные преступления почти неотвратима…

Но мы живём в правовом государстве. Поэтому на основе частных договорённостей с курдской княжеской семьёй Барзани попросту выкрали гражданина Ирака из его страны, не получив на эту экстрадицию даже формального разрешения центрального правительства в Багдаде.

Так это выглядит юридически. И я не удивлюсь, если найдутся адвокаты, которые оспорят в немецком суде обстоятельства, предшествовавшие слушаниям.

Но сейчас эта операция выглядит несомненным успехом. (При этом успехом исключительно МВД и лично шефа Федеральной полиции Дитриха Романна.) Бежавший в Ирак убийца и насильник (до суда всё же – предполагаемый) возвращён, словно по воле волшебной палочки. Он под охраной в камере, особо его стерегут от суицида. Ну да, Германии он нужен живым и здоровым. Такой вот парадокс…

Но главное сейчас для всей страны и каждой семьи: эта ужасная трагедия не должна остаться без последствий. Речь не о мести. Речь о других Cюзаннах, которых ещё можно спасти. И о других башарах, которых ещё можно успеть выслать. Прежде, чем они изнасилуют, ограбят, убьют…




Арсений Каматозов

№ 24, 2018. Дата публикации: 15.06.2018
 
 
Сюжетный ряд
Это мой контингент
Я – социальный работник и работаю с трудными подростками. Мои подопечные живут даже не в семьях, а в мини-детдоме, но среди их друзей есть подростки, которые живут кто с родителями, в том числе и в общежитиях для беженцев (это рассадники социального неблагополучия), кто-то в своей квартире, кто-то с другом или подругой, кто-то вообще неизвестно где, по друзьям и чуть ли не на улице, кто-то в такой же группе, как у нас… Подростки самого разного происхождения, есть чистокровные немцы, есть очень многие с мигрантскими корнями, в том числе и с русскими, есть и беженцы.
Все тусят вместе, знают друг друга или по школе, или через знакомых, или знакомых знакомых, разделения по национальностям и религиям особого нет, и расизма и национализма тоже нет, все учатся вместе, говорят между собой по-немецки. Поэтому вопросы о том, что еврейка могла делать с арабом, – абсурдны по определению.
Зато распространены наркотики (в основном трава, её и за наркотик не считают, но время от времени пробуют разное), алкоголь (среди молодёжи меньше), секс, прогулы школы, многие вообще в школу не ходят, это в порядке вещей, а кто-то учится в приличной гимназии и сам из приличной семьи, но всё равно смешанные компании… Всё перемешано.
Психиатрия, конфликты с полицией, проблемы с законом – тоже частые явления. Психическая неуравновешенность, лёгкий переход к насилию.
Насилие встречается часто, в том числе и серьёзное. Причём это не запланированные акции с какой-то целью, а просто «так получилось».
Ссора может разгореться из-за какой-то мелочи, из-за зарядки для мобильника, из-за того, что кто-то не отдал кому-то 10 евро или продал подержанную игровую приставку, а она не работает и т. д… а дальше вербальный конфликт переходит в физическое насилие, и там уже как повезёт. Запал и пик агрессии у человека продолжается несколько секунд, если за это время приятели растащат, то всё хорошо, а если нет, и в руке окажется что-нибудь опасное типа ножа или отвёртки, то может закончиться чем угодно, вплоть до убийства.
Чего не наблюдаю совсем, так это конфликтов на национальной почве, это тут вообще ни при чём. Это не проблема из серии «беженцы-мусульмане убивают евреев», это проблема внутри социально неблагополучной подростковой среды.
Аля Гурьянова, социальный работник
 
 
семьей деньги семья полиция германии башара берлин мерзавец нож фамилию лагерь ирак выглядит башар семьи нашли убийца тюрьму документы мать
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
"Гастроли" мигрантов продолжаются. В Кёл...

Имя
 
Сообщение