наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
связь времён


75 лет современной прессы ФРГ

Почему немецкие СМИ и, в частности, немецкая пресса стали именно такими, какими они есть, позволяет понять новейшая история их становления.
 


«Внутриутробный», если можно так выразиться, период их развития пришёлся на годы Второй мировой войны. И едва ли не первым свидетельством появления их на свет стал документ Министерства иностранных дел Великобритании с шифром FO 371/34458, подписанный 75 лет назад, 29 апреля 1943 года, сотрудником этого департамента Фрэнком Робертсом (Frank K. Roberts, 1907−1998).
На странице 20 этого документа были определены цели и задачи послевоенных немецкого правительства и немецких СМИ на все последующие, после разгрома фашизма, годы. Кратко эти цели были сформулированы так:
немцы должны понимать, что их долговременные интересы лучше всего будут реализованы при интеграции в национальную жизнь Европы в общем понимании и Западной Европы в особенности;
в Германии должно быть создано демократически ориентированное центральное правительство, а затем должны быть приняты меры широкого международного контроля для преодоления возможных дискриминационных последствий.
Эти предложения были утверждены на конференции министров иностранных дел стран антигитлеровской коалиции в Москве в октябре 1943 года и получили наименование документа «European Advisory Commission», а потом подтверждены в июле 1945 года на Потсдамской конференции во дворце Цицилиенхоф.
Кстати, на всех этих мероприятиях присутствовал и Фрэнк Робертс. Так что не удивительно, что впоследствии он был поверенным в делах Соединённого Королевства Великобритании и Северной Ирландии в Москве и в Бонне.
Первоначально у оккупационных властей существовали вполне оправданные опасения, что немецкая пресса будет «коричневого оттенка», и потому в редакции самых важных газет предполагалось направить западных советников-контролёров. Их роли не позавидуешь: с одной стороны, они не должны были допустить в прессу тех, кто «работал на Гитлера»; с другой стороны, они понимали, что строгие меры контроля, читай – жёсткая цензура, могут создать ту же самую обстановку, которая была при нацизме по отношению к прогрессивным журналистам.
Ещё за две недели до самоубийства Адольфа Гитлера (Adolf Hitler), когда дивизии Красной армии готовились к штурму Берлина, а американские войска вышли к Эльбе, начальнику штаба Дуайта Эйзенхауэра (Dwight D. Eisenhowers), генерал-лейтенанту Уолтеру Смиту (Walter B. Smith) было поручено подготовить мероприятия по контролю за будущими СМИ в послевоенной Германии.
Им было подготовлено «Руководство по контролю за немецкими информационными службами» (Manual for Control of German Information Services), которое позднее вошло в текст закона (Gesetz Nr. 191) от 12 мая 1945 года. Главными пунктами здесь были:
запрет на издание всех существующих немецких СМИ;
расширение изданий оккупационных властей и начало лицензирования немецких изданий;
переход от изданий оккупационных властей к изданиям лицензированных газет и журналов.
Первые
послевоенные годы
Руководство информационной политикой в Германии и выдача лицензий на печатные издания осуществлялись из Главного штаба оккупационных войск (Supreme Headquarters, Allied Expeditionary Force, сокращённо S. H. A. E. F., по-немецки: «Oberstes Hauptquartier der Alliierten Expeditionsstreitkräfte»).
Все директивы здесь исходили от Объединённого комитета начальников штабов (США) (Joint Chiefs of Staff, JCS), который действовал в соответствии с секретной директивой №1067 и входил в информационный армейский дивизион (Psychological Warfare Division – PWD) как составная часть S. H. A. E. F. Отвечающее за информационную ситуацию в британской зоне оккупации подразделение Political Warfare Executive (PWE) под руководством бригадного генерала Роберта Макклюра (Robert Alexis McClure) тесно сотрудничало с комитетом JCS и с американским подразделением Offiсe of War Information (OWI).
Как отмечают историки, выдача лицензий на газеты и журналы исподволь сопровождалось вмешательством в информационную политику и в интересы промышленных компаний.
Что же касается советской зоны оккупации Германии, штаб которой располагался в берлинском районе Карлсхорст, то советские оккупационные власти метались между «Сциллой и Харибдой»: с одной стороны, они не могли не обращать внимание на информационные меры, принимаемые в других зонах оккупации, с другой стороны, хотели показать приверженность плюрализму мнений на советский манер.
Как бы там ни было, из редакторов шести лицензированных (с участием американской, британской и советской администрации) внепартийных газет и 23 брошюр как минимум два главных редактора были надёжными антифашистами и сотрудничали с коммунистами. Речь идёт об Эрихе Отте (Erich Ott) и Эрихе Зайгнере (Erich Zeigner) – главных лицах в газете Leipziger Zeitung.
С получением лицензии газеты иногда меняли название. Так, например, Эрих Отт подал заявку на получение лицензии 30 июля 1945 года, то есть через четыре недели после того, как американские оккупационные власти согласились отнести Лейпциг к советской зоне оккупации. И после получения лицензии газета стала называться Leipziger Zeitung: до этого на титульном листе газеты стояло называние Neues Deutschland.
В соответствии с упоминавшимся выше законом № 191 от 12 мая 1945 года, вплоть до конца мая – начала июня 1945 года в Кёльне, Франкфурте-на-Майне, Касселе, Брауншвейге, Эссене и Бамберге выходили издания оккупационных войск на немецком языке. Например, в Кёльне – Kölnischer Kurier, в Билефельде – Neue Westfalische Zeitung, в Эссене и Дортмунде – Ruhr Zeitung, в советской части Берлина – Täglichen Rundschau и так далее.
Первой из отечественных немецких газет получила лицензию Frankfurter Rundschau; её № 1 датирован 1 августа 1945 года; 6 октября 1945 года получила лицензию выходящая в Мюнхене газета Süddeutsche Zeitung, за ней – 18 октября 1945 года – увидел свет первый номер лейпцигской газеты Leipziger Zeitung. В британской зоне оккупации первый номер зональной газеты Die Welt датирован 2 апреля 1946 года.
Можно, но деньги вперёд
В конце концов американские оккупационные власти пришли к выводу, что немецкая отечественная пресса должна играть в Германии ту же самую роль, какую играет американская пресса в США. Журналисты, прошедшие проверку и доказавшие свою непричастность к нацистскому режиму, должны иметь возможность критиковать действия правительства, а для этого им необходим доступ к источникам информации.
Согласно пресс-релизу № 1 от 4 февраля 1946 года, лицам, получившим лицензии на издание периодической литературы, предписывалось организовать, руководствуясь немецкими законами, Союз немецких издателей, уставной капитал которого должен быть не менее 30 000 рейхсмарок. Рентабельность изданий оценивалась в 6%. Отчёт о прибылях и убытках редакторы газет должны был предоставлять в контролирующий орган District Information Services Control Commands (DISCC). Владелец лицензии получал зарплату в 400 рейхсмарок (RM) в месяц; главные редакторы – 250 RM.
Первоначально лицензии давали право выпуска изданий два раза в неделю с ограничением объёма. Из-за монопольного владения лицензиями их обладатели получали огромные прибыли, таким образом, получение лицензии можно было сравнить с правом печатать деньги. Однако с денежной реформой 1948 года и увеличением количества выданных лицензий газетное дело перестало быть столь прибыльным.
Темы дозволенные и запрещённые
Указывали ли оккупационные власти немецким журналистам что писать и как писать? В разных городах это происходило на свой манер. Так, контролирующая берлинскую прессу организация Information Control Division (ICD) редко вмешивалась в редакционную политику, разве что давала указания по поводу освещения Нюрнбергского процесса, денежной реформы и тому подобное. К табу-темам повсеместно относились вопросы переселения немцев из Судет и других восточных областей; конфликты между администрациями оккупационных зон, критика конференций союзников и тому подобное. Всё это было сформулировано в директиве № 40 от 12 октября 1946 года.
В британской зоне оккупации представитель военного коменданта генерал Брайан Робертсон (Sir Brian Robertson) провёл опрос общественного мнения по поводу необходимости партийных газет. В опросе приняли участие две трети населения зоны, большинство из которых высказались против таких изданий. В октябре 1946 года состоялась первая послевоенная встреча английских и немецких журналистов; были проведены, как сказали бы сейчас, курсы повышения квалификации.
В соответствии с общественным мнением с 2 февраля 1948 года в Ганновере начала выходить газета Norddeutsche Zeitung; с 3 апреля 1948 года в Бохуме – Westdeutsche Allgemeine Zeitung, стартовый тираж которой составил 250 000 экземпляров. В Дюссельдорфе 2 июля 1948 года стартовала газета Westdeutsche Zeitung, а 14 октября 1948 года стартовала Hamburger Abendblatt, лицензию на которую получил Аксель Шпрингер (Axel Springer).
К концу 1948 года в этой зоне оккупации были выданы лицензии на издание восьми газет и 283 журналов общим тиражом 10,1 млн экземпляров.
В американской зоне оккупации 2 мая 1949 года была выпущена генеральная лицензия № 3, в соответствии с которой был разрешён безлицензионный выпуск газет и журналов. Контролирующие комитеты в отдельных городах были распущены, и все полномочия по СМИ взяли на себя немецкие организации и структуры. Американские власти 23 сентября 1949 года признали принятый 23 мая 1949 года Основной закон ФРГ, статья 5 которого (Art. 5. Meinungs-, Informations-, Pressefreiheit; Kunst und Wissenschaft) определяет полномочия и функцию прессы.
Во французской оккупационной зоне тоже со временем отказались от сплошного контроля немецких изданий. Выдача лицензий здесь проводилась на коллегиальной основе. До 1949 года здесь были выданы лицензии на выпуск 29 газет и 174 побочных изданий общим тиражом 3 млн экземпляров.
Парижские соглашения, подписанные 23 октября 1954 года, окончательно устранили последние реликты и ограничения немецких СМИ, вызванные временными действиями оккупационных режимов в американской, британской и французской зонах оккупации.
Советские решения по немецкой прессе
С 1946 года немецким журналистам упорно рекомендовалось излагать события в духе марксистско-ленинской теории. А со времени образования Социалистической единой партии Германии пресса в Германии (как и в СССР) рассматривалась как «Instrument der politischen Leitung sozialer Prozesse» – инструмент политического управления социальными процессами. Стоит ли удивляться, что статья на первой странице первого номера газеты Neues Deutschland, увидевшей свет 23 апреля 1946 года, называется «Manifest an das deutsche Volk» – «Манифест немецкому народу», и под ней – портреты Карла Маркса (Karl Heinrich Marx) и Фридриха Энгельса (Friedrich Engels).
В связи с такими задачами проводилась жёсткая фильтрация редакторов и журналистов. А нехватка квалифицированных кадров возмещалась (конечно же, на советский манер) народными корреспондентами. Это движение – Volkskorrespondenten-Bewegung – с 1948 по 1963 год привлекло в газеты и журналы ГДР около 17 000 рабочих и служащих.


Виктор Фишман

№ 23, 2018. Дата публикации: 08.06.2018
 
 
газет немецких газеты зоне изданий октября пресса мая лицензии германии американские оккупации оккупационных лицензий zeitung власти сми газета британской information
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение