наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
связь времён


10 дней отчаянных атак

27 мая 1918 года Германия начинает новое наступление на Западном фронте, на севере Франции, на этот раз в бассейне реки Эны.
 


Река Эна сама по себе ничем особым не примечательна, а в историю Первой мировой войны вошла потому, что на её берегах не раз вспыхивали жестокие сражения, поскольку именно у этой реки Западный фронт прикрывал от Германской армии направление на Париж. А Париж, конечно, – желанная и, увы, недостижимая в Первой мировой войне цель немецкого генералитета.

Весной 1918 года Германия испытывает огромный духовный подъём. Он связан с Брестским миром – с выключением России из войны, с приобретением огромного сельскохозяйственного, промышленного и людского потенциала в Украине, Белоруссии, в Прибалтике. Вместо фронта, тянувшегося от Балтики до Чёрного моря, перемалывающего германских солдат, поглощающего материальные ресурсы – вдруг множество заводов, фабрик, угольных шахт, обилие пашни, лесов и иных сельхозугодий, работающих на экономику Германии. А экономика – вот подлинный бог войны. Войну выигрывает именно экономика – промышленность, сельское хозяйство, транспорт.

В воздухе повеяло победой. Если Германия, в основном, но также и Австро-Венгрия победили на востоке, то почему бы им не победить и на западе?

Тем более что после освобождения немецких войск на востоке и их переброске на запад соотношение сил заметно изменилось в пользу центральных держав. У Антанты, урезанной после отпадения России, на Западном фронте 181 дивизия, а у Германии – 193! Нет у Антанты никакого преимущества и в артиллерии – у Германии 15 880 орудий, у Антанты 15 751.

Надо, разумеется, воспользоваться таким моментом. Надо кончать войну победным наступлением и заключением мира и на Западном фронте.

С наступлением надо поспешать, потому что вступившие в войну Соединённые Штаты Америки массовым порядком перебрасывают через океан свои свежие хорошо вооружённые дивизии, и они не сегодня завтра вступят в бой. По сведениям, в конце 17-го года во Францию прибывало до 50 тысяч солдат каждый месяц, и темпы перевозки нарастают. Американцев во Франции уже не менее полумиллиона, они формируются и получают боевые задания.

Медлить некогда. Тем более что апрельское наступление германских войск показало, что противника можно бить, что он не держит оборону. Ведь тогда удалось взломать фронт на протяжении 70 км и продвинуться вперёд на расстояние до 80 км. И хотя до Ла-Манша тогда дойти не удалось, но столь заметный прорыв Западного фронта вдохновляет.

С наступлением надо поспешать ещё и потому, что немецкий народ измучен столь длительной войной. В Германии дороговизна, недостаток продуктов, используются эрзацы (само слово немецкое!) на всё и вся.

И в мае, 27-го числа, начинается новое наступление. На этот раз не к морю, не к Ла-Маншу, на этот раз направление удара – Париж.

И поначалу всё идёт успешно. В первые же дни – прорыв фронта и продвижение вперёд на 60 км. За 3 дня захвачено 50 тысяч пленных и 800 орудий! И до Парижа – всего 56 км!

Ну что это за расстояние – 56 км? При удаче – всего несколько дней боёв! И триумфальный вход в столицу Франции, и наверняка подписание мира – если не со всем Западным фронтом, то уж с Францией во всяком случае.

Париж уже обстреливается из дальнобойных орудий – не столько для нанесения материального ущерба, сколько для демонстрации грозной немецкой силы и распространения паники и ужаса среди горожан.

На защиту Парижа генералитет Франции собирает все войска, какие только можно. А к ним на помощь, и помощь весьма существенную, если не решающую, – свеженькие американские части. А это десятки новых дивизий, с отчаянной храбростью идущие в контратаки, одну за другой, по всему фронту.

Велика Франция, а отступать французам некуда – позади Париж!

И под градом непрерывных контратак немцы отходят, вынужденно оставляя захваченные рубежи. Слишком силён встречный натиск, слишком велики потери в германской наступающей армии – 130 тысяч солдат и офицеров! А резервов нет, и в истощённой стране взять их негде.

Наступление заглохло. До Парижа дойти не удалось. Наступательного порыва хватило только на 10 дней. 6 июня германские подразделения получают приказ окапываться, закрепляться на позициях, перейти к обороне и наступательных действий впредь не предпринимать.

Длительной войной истощена и Франция, но в её контратакующих рядах сотни тысяч американских солдат, а это в корне меняет соотношение сил.

Главнокомандующий Германской армией генерал Эрих Людендорф впоследствии напишет:

«Наши попытки склонить народы Антанты к миру силой германского оружия до прибытия американских подкреплений окончились крахом. Стремительный напор нашей армии оказался недостаточным, чтобы нанести неприятелю решающий удар до момента появления американцев на поле битвы в достаточно больших количествах. Мне стало ясно, что наше общее положение отныне очень серьёзно».

«Очень серьёзно» – означает абсолютно бесперспективную ситуацию. Долгожданной победы нет и не предвидится. Вместо выпавшей из войны России в войну входят Соединённые Штаты с их мощной экономикой и огромными воинскими ресурсами. И получилось, что ликвидация Восточного фронта ни малейшего облегчения на Западном фронте не приносит.

Антанта заменяет Россию Америкой, и будущее Германии предопределено и катастрофично.




Станислав Грачёв

№ 21, 2018. Дата публикации: 25.05.2018
 
 
германии реки антанты германской войну западном париж новое армии парижа германия франции наступление войны фронте фронта наступлением солдат россии орудий
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение