наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
понемногу обо всём

Трудно быть дипломатом

Работа дипломата требует, среди прочего, высочайшего уровня компетенции, ума, тактичности, умения находить компромиссы. Но порой, глядя на некоторых сегодняшних дипломатов, складывается впечатление, что это случайные люди в такой важнейшей сфере. Что происходит?! Елена В., Берлин
 


Ваша взволнованность понятна, и с вашей точкой зрения наверняка многие согласны. Единственное, с чем не согласились бы мы – насчёт «сегодняшних».

Конечно, жаль, что сейчас среди этой политической элиты нет людей уровня древнегреческого дипломата и отца афинской демократии Перикла (Perikles; 490−492 годы до н. э.), флорентийца Никколо Макиавелли (Niccolò Machiavelli; 1469−1527), американца Бенджамина Франклина (Benjamin Franklin; 1706−1790), француза Шарля Талейрана (Charles de Talleyrand; 1754−1838), австрийца Клеменса Меттерниха (Klemens von Metternich; 1773−1859), россиянина Александра Горчакова (1798−1883), англичанина Бенджамина Дизраэли (Benjamin Disraeli; 1804−1881), немца Отто фон Бисмарка (Otto von Bismarck; 1815−1898), россиянина Андрея Громыко (1909−1989) и американца Генри Киссинджера (Henry Kissinger; род. 1923). Ну да что поделаешь, великие дипломаты – «товар штучный». Хотя и они не были идеалом, к примеру, имя того же Талейрана стало синонимом хитрости, ловкости и, скажем помягче, свободы от политических принципов.

А почитайте замечательную книгу венгерского писателя Иштвана Рат-Вега (Ráth-Végh István; 1870−1959) «История человеческой глупости» – и по сравнению с дипломатами, высмеянными в ней, нынешние покажутся вам просто гениями. Вот послушайте, что Рат-Вег рассказывает о докладах послов императора Габсбурга с 1750 по 1790 год, хранившихся в мюнхенской придворной библиотеке (с 1919 года – Баварская государственная библиотека):

«Перед нами раскрываются хитросплетения придворных интриг, чванство незначительных особ, вопросы титулов и должностей, комариный писк, выдаваемый за слоновий рёв. В таких случаях, именно углубившись в подробности, начинаешь понимать, как тяжела была карьера дипломата.

В любую минуту посол мог поскользнуться на коварно отполированном веками пути этикета и сломать себе шею. Отсюда вечные опасения, бдительная насторожённость, постоянная придирчивость по поводу привилегий и приоритета».

Конечно, умели и уважить. К примеру, «граф Оттинген, посол Леопольда I (императора Священной Римской империи), в Заланкемене (замок, существовавший на территории сегодняшней Сербии возле села Стари-Сланкамен) встретился с послами султана. Каждый из них смотрел за другим, как тот слезает с лошади. Потому что если кто-то раньше коснётся подошвой земли, то этим выразит уничижение перед ещё сидящим в седле. Австрийский граф был человек больной, передвигался с трудом и не мог одним махом соскочить с седла. Пока он медленно слезал с лошади, турки, приподнявшись, стояли одной ногой в стремени. Наконец граф встал на землю, в тот же момент и они соскочили с коней».

Но в целом шла борьба под названием «кто в доме хозяин». Поэтому, как насмешливо заметил Рат-Вег, «не только пятки имели большое значение в дипломатии. Много значения придавалось и другой части тела: кто скорее усаживался, тот выгадывал в авторитете». Поэтому «на международном конгрессе в Карловицах 1698−1699 (имеется в виду подписание Карловицкого мира – мирного договора Австрии, Речи Посполитой и Венецианской республики с потерпевшей поражение Османской империей) послы Австрии, Польши и Венеции в опасениях за свой авторитет прибегли к остроумной уловке. Они велели сколотить им круглое строение с единственным залом и круглым столом посередине. В здании было четыре двери, против каждой из дверей снаружи приставили по посольскому шатру. По сигналу послы одновременно вышли из своих шатров, разом открыли двери и с солдатской точностью разом уселись за стол переговоров. Ни одному из них не вышло обиды».

Но были случаи и посложнее. «Король Пруссии Фридрих I направил послом в Версаль однорукого полковника, не на шутку озадачив тем самым французский двор. Ведь если теперь послом Франции в Берлин поедет человек с руками и ногами, то прусский король будет посмеиваться в кулак. Совещались до тех пор, пока не нашли одноногого дипломата, и тот именно благодаря своей инвалидности получил почётное место посла в Пруссии.

Возможно, это просто анекдот, но тогда весьма характерный».

А вы говорите сегодняшние – случайные люди…




Маргарита Дорштейн

№ 21, 2018. Дата публикации: 25.05.2018
 
 
люди уровня лошади талейрана американца граф императора двери россиянина von сегодняшних дипломата послы вег бенджамина австрии берлин рат случайные разом
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение