наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
связь времён


Римский Папа Бенедикт XV, Апостол мира на мировой войне

Бенедикт XV (Benedikt XV.), в миру Джакомо делла Кьеза (Giacomo della Chiesa), родился 21 ноября 1854 года в аристократической семье в Генуе, Сардинское королевство (государство, существовавшее на территории современной Италии с 1720 по 1861 год). Получив после окончания юридического факультета университета Генуи в 1875 году степень доктора права, делла Кьеза в 1878 году был рукоположен в священники, в 1880 году окончил трёхгодичную школу ватиканской дипломатии в Риме. С 1882 года он на дипломатической службе в Ватикане, в 1907 году назначен архиепископом Болоньи. 25 мая 1914 года делла Кьеза стал кардиналом, а уже 3 сентября 1914 года, после смерти Пия X (Pius X), был избран конклавом кардиналов Папой Римским и принял имя Бенедикт XV.
 


Бенедикт XV называет Первую мировую войну «самоубийством Европы»

Всего через пять дней после избрания, 8 сентября 1914 года, Бенедикт XV обратился к странам, принявшим участие в начавшейся месяц назад Первой мировой войне, с «Апостольским посланием» – настоятельным предложением прекратить боевые действия.

В сентябре 1914 года двадцатитрёхлетний Осип Мандельштам под впечатлением Послания Бенедикта XV посвящает ему, по отзывам литературных критиков, одно из лучших своих стихотворений, которое начинается строками:



Есть обитаемая духом

Свобода – избранных удел.

Орлиным зреньем,

дивным слухом

Священник римский уцелел.



Попытки Бенедикта XV прекратить кровопролитие, охватившее едва ли не весь мир, продолжались – 1 ноября 1914 года Бенедикт XV издал энциклику, призывая католиков, верующих других христианских вероисповеданий вернуться к основополагающим христианским принципам, чтобы на смену «всеобщей межнациональной ненависти, дошедшей до пароксизма», пришла «братская любовь». 2 декабря 1914 года Папа выступил с просьбой прекратить огонь на всех фронтах на Рождество хотя бы на 24 часа.

28 июля 1915 года в «Апостольском увещевании», приуроченном к первой годовщине начала войны, которую Бенедикт XV назвал «само­убийством Европы», он снова обратился к воюющим сторонам с просьбой сложить оружие и приступить к мирному диалогу. В уничтожении в ходе войны памятников культуры, храмов, христианских святынь Бенедикт XV видел тяжёлые нарушения христианской морали.

Все эти призывы остались без внимания.

Здесь надо подчеркнуть необычайную трудность миссии, взваленной на себя Бенедиктом XV. Католический мир, во главе которого формально он стоял, оказался расколотым – на стороне Антанты (Англия, Франция, Россия, Италия, которая 23 мая 1915 года вступила в войну) сражались 124 миллиона католиков, на стороне Центрального блока – 64 миллиона. Таким образом, две трети католиков того времени были вовлечены в войну, принадлежность к одной религиозной конфессии не мешала им убивать друг друга.

Святой Престол объявил о своём строгом нейтралитете в условиях войны, тем не менее в воюющих католических странах не верили в нейтралитет Папы, каждая из противоборствующих сторон называла Папу пособником врага. Дело дошло до того, что немецкий епископат в обращении к верующим от 1 ноября 1917 года сравнил мир со странами Антанты, к которому призывал Папа Римский, с вознаграждением Иуды за предательство Христа.

Гуманитарные инициативы понтифика

Война обрела затяжной характер, и Папа Римский поставил перед собой задачу – если невозможно её прекратить, то следует по возможности смягчить её трагические последствия, облегчить страдания её участников и мирного населения.

Перечислить огромное число гуманитарных инициатив Понтифика нет возможности, упомяну только их малую часть.

Весной 1915 года было учреждено Ватиканское бюро по делам военнопленных, помогавшее военнопленным всех наций установить контакт с родственниками, наладить их переписку. Бюро к концу войны отсортировало 600 тысяч писем.

Благодаря вмешательству Бенедикта XV воюющие стороны начали обмен ранеными, тяжелобольными, многодетными военнопленными.

Бенедикт XV добился разрешения католическому духовенству регулярно посещать лагеря для военнопленных, добиваться улучшения условий их содержания. За период Первой мировой войны в плену оказалось 8 миллионов человек, из них 2 470 000 – подданных Российской империи.

Посланцы Бенедикта XV проникали в лагеря, преодолевая сопротивление властей. В Германии, например, имели место аресты священников и католических монахинь, которых обвиняли в шпионаже.

Российский биограф Бенедикта XV Наталья Зазулина считает, что благодаря этой инициативе понтифика остались живы два миллиона русских солдат и офицеров, оказавшихся в плену.

Бенедикт XV стал инициатором оказания помощи голодающим детям в Бельгии, Литве, Польше, Ливане, Черногории, Сирии и России.

Бенедикт XV являлся единственным государственным и религиозным лидером, который протестовал против массовых преследований и убийств армян в Османской империи.

В 1915 году понтифик запретил католическим священникам исполнять гимн «Te Deum» («Тебя, Бога, хвалим») по случаю военных побед, назвав кощунством восхваление Бога после битв, унёсших множество жизней.

«Орлиным зреньем, дивным слухом священник римский уцелел»

1 августа 1917 года Бенедикт XV выпустил «Ноту о мире», которую историк Наталья Зазулина считает кульминационным пунктом всей миротворческой деятельности Бенедикта. Обращаясь к правительствам враждующих стран с предложением немедленно прекратить «напрасное кровопролитие» и начать переговоры о мире, Бенедикт XV назвал семь конкретных мероприятий, которые должны лечь в основу мирного урегулирования (одновременное взаимное сокращение вооружений, создание международного арбитража для предупреждения будущих войн, свобода мореплавания, отказ от военных контрибуций, освобождение оккупированных территорий, обсуждение взаимных претензий и т.д.).

Ответов на это послание Папы либо не было вообще, либо они носили общий обтекаемый характер.

Главе немецкой пропаганды за рубежом Маттиасу Эрцбергеру (Matthias Erzberger), посетившему Ватикан в конце 1915 года, понтифик сказал, что «если война затянется надолго, то будет социальная революция, какой ещё свет не видел».

На фоне шовинистической истерии, вскружившей голову широким народным массам воюющих стран, Бенедикт XV, публично высказывавший своё резко негативное отношение к разразившейся войне, был не одинок. Аналогичные настроения выражал целый ряд представителей художественной и научно-технической интеллигенции.

Назову лишь несколько самых громких имён – Альберт Эйнштейн (Albert Einstein), будущий лауреат Нобелевской премии по физике (1921 года), французский писатель Ромен Роллан (Romain Rolland, лауреат Нобелевской премии по литературе 1916 года), Редьярд Киплинг (Rudyard Kipling, лауреат Нобелевской премии по литературе 1907 года), Максим Горький, после смерти Льва Толстого самый почитаемый в России писатель, своего рода властитель дум. Но Бенедикт XV был, по понятным причинам, самым значимым из тех, кто, по словам Горького, «не поддался всеобщему опьянению кровью», их духовным лидером. Бенедикта XV в те годы называли «Апостолом мира»

Лев Троцкий, который после начала Первой мировой войны осел в Париже, в издаваемой им газете «Наше слово» печатал все энциклики, речи и воззвания Бенедикта XV, и в сентябре 1916 года за откровенно пацифистскую пропаганду он был выслан из Франции.

Бенедикт XV – один из главных организаторов помощи голодающим в России

Недовольство Бенедиктом XV, призывавшим к достижению справедливого мира после войны, к уважению прав проигравших войну, стало причиной того, что Ватикан, глава которого все годы войны твердил о мире, не был приглашён для участия в Парижской мирной конференции 1919 года.

Версальский договор по итогам Первой мировой войны Бенедикт XV заклеймил как «диктат» победителей, пророчески предупреждая, что унизительные политические, военные и экономические ограничения, наложенные на Германию, создают предпосылки для новой мировой бойни. Мир остался глух к предостережениям Бенедикта XV, и всемирная катастрофа повторилась – во Второй мировой войне.

Бенедикт XV категорически осуждал гонения на Русскую Православную церковь, аресты и убийства православных священников в России в ходе Гражданской войны и после неё. Замечу, что в эти годы Троцкого, второго человека в Советской России после Ленина, уже не интересовало мнение столь почитаемого им ранее Понтифика-миротворца.

5 августа 1920 года Понтифик обратился с призывом ко всем цивилизованным нациям о сборе пожертвований голодающим в России и стал (наряду с Фритьофом Нансеном, Fridtjof Nansen) одним из двух главных организаторов помощи жертвам массового голода. В России в раздаче продовольствия участвовали двенадцать католических священников, получивших благословение Папы.

Среди передаваемых на благотворительность денег часть составляли личные сбережения понтифика.

Нынешние русские люди напрочь забыли, что в 1921−1922 годах миллионы их соотечественников были спасены от голодной смерти с помощью римского первосвященника.

«Спасти людей сил у Папы хватило, остановить войну – нет»

Рабочий день Бенедикта XV начинался в пять часов утра и заканчивался не раньше одиннадцати вечера, он лично читал всю свою объёмистую почту, сам сочинял свои речи и энциклики, был прекрасным оратором и внимательным собеседником.

На рождественских богослужениях 1921 года Бенедикт XV простудился. Пневмония дала осложнения на сердце – сказались не только треволнения и сопереживание горестям миллионов людей, связанные с Первой мировой войной, но также три инфаркта, после которых понтифик, пренебрегая врачебными рекомендациями, спешил вернуться к делам. 22 января 1922 года Бенедикт скончался в возрасте 67 лет.

Говорят, что всё познаётся в сравнении. Миротворческую деятельность Бенедикта XV можно оценить по достоинству, если сравнить её с поведением Папы Римского Пия XII (Pius XII) во время Второй мировой войны. Пий XII способствовал легитимизации нацистского режима в Германии в 1933 году, сотрудничал с режимами Муссолини и Гитлера, не осуждал их захватнические авантюры и массовые убийства евреев, если и говорил о преступлениях фашизма, то не называл напрямую ни Гитлера, ни его подручных.

А вот Бенедикт XV, например, когда в августе 1914 года, после вторжения немецких войск в Бельгию, немецкая артиллерия разрушила средневековый город Лёвен, сгорели старинный университет с уникальной библиотекой (230 тысяч томов, знаменитая коллекция средневековых манускриптов и инкунабул), городская ратуша – жемчужина готического искусства, церковь Святого Петра, прямо и недвусмысленно назвал это не только войной с мирным населением, но и с последующими поколениями. Как отмечал уже упомянутый выше Маттиас Эрцбергер, после выступления римского первосвященника «Бельгия подняла против Германии почти весь мир», так что кайзер Вильгельм II (Wilhelm II.) вынужден был обратиться к мировой общественности со словами извинения и сожаления.

«Должен ли цивилизованный мир стать полем, усеянным трупами?»

Забытый после смерти, Бенедикт XV почти в одиночку, как пишет Наталья Зазулина, «противостоял милитаризму и варварству, охватившим Европу. Спасти людей сил у Папы хватило, остановить войну – нет».

Ныне, уже в XXI веке, мы являемся свидетелями того, как установившийся привычный миропорядок трещит по швам, как ожесточённый спор прежних и новых «центров силы», в атмосфере стремительно растущей эскалации вражды и тотального недоверия, взаимных угроз, обвинений и провокаций грозит перерасти в военное противоборство, а дальше, не исключено, в глобальную ядерную катастрофу.

На фоне этого коллективного умопомрачения вновь актуальны вопросы, заданные Бенедиктом XV в «Ноте о мире» сто лет назад: «Должен ли цивилизованный мир стать полем, усеянным трупами? Должна ли славная своими культурными достижениями, цивилизованная Европа, охваченная всеобщим безумием, устремиться к пропасти и стать самоубийцей?».




Яков Черкасский

№ 20, 2018. Дата публикации: 18.05.2018
 
 
понтифика ноября кьеза бенедикт россии римский понтифик мировой xv мир делла войны прекратить первой мире папа войну смерти бенедикта папы
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение