наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Германия
Криминал


Чей интерес смертельнее?

Гамбургская прокуратура преследует распространение видеозаписи с места убийства. Популисты считают, что власти сознательно прячут подробности преступления.
 


Месяц назад, 12 апреля, Германию всколыхнуло трагическое преступление в Гамбурге. В самом центре северного мегаполиса, на перроне узловой станции железной дороги Jungfernstieg, было совершено двойное убийство. На глазах множества пассажиров беженец из Нигера зарезал свою бывшую спутницу жизни и общего годовалого ребёнка.

33-летний Моуртала М. (Mourtala M.) прибыл в Германию пять лет назад, нелегально перебравшись через Средиземное море на итальянский остров Лампедуза. К апрелю 2013 года мужчина добрался до Гамбурга, где запросил статус беженца. Выходец из Нигера практически не говорил по-немецки или по-английски, работал уборщиком и помощником маляра. Некоторое время Моуртала М. жил с будущей жертвой – 34-летней Сандрой П. (Sandra P.), которая родила от него ребёнка, девочку Мариам (Mariam).

Как рассказывала «РГ/РБ» в № 16/2018, считается, что непосредственной причиной ножевой атаки на однолетнюю девочку и её мать является состоявшееся за несколько дней до убийства судебное заседание, где у отца ребёнка было отобрано право опеки. На этом настаивала сама Сандра П., которая порвала все связи с бывшим сожителем, обвиняя его в домашнем насилии. В результате этого судебного вердикта Моуртала М. терял вид на жительство: иммигранту, не получившему в ФРГ статус беженца, грозила бы скорая экстрадиция на родину.

Моуртала М. был задержан невдалеке от места жуткого преступления. Некоторые очевидцы преступления снимали происходящее на станции Jungfernstieg сразу после убийства на смартфоны, позже некоторые видеозаписи появились в интернете. Видеозаписи распространяются и комментируются, убийство обрастает подробностями – в частности, утверждается, что убийца не просто зарезал, а отрезал ребёнку голову, а гамбургская прокуратура скрывает факты.

По месту жительства гражданина по имени Хайнрих К. (Heinrich K.), распространившего через Twitter и собственный канал на YouTube запись, сделанную свидетелем преступления Даниэлем Й. (Daniel J.), прошёл обыск. Ордер на него и протокол – якобы фото оригинальных документов – курсируют в сети. Адвокаты Хайнриха К. считают полицейское преследование  атакой на свободомыслие.

Атака ли это на свободу или же попытка защитить несовершеннолетнюю жертву – мнения разделились. Эксперты в области права считают, что речь идёт именно о защите, и юридические обоснования для обыска налицо. По словам верховного прокурора прокуратуры Гамбурга Наны Фромбах (Nana Frombach), «ребёнок погиб в результате тяжёлых ножевых ранений в области горла». Больше деталей не разглашается по причинам правового характера: пока ведётся следствие, подробности сообщать нельзя ради «защиты личных прав ребёнка» – в том числе покойного. «Когда дело дойдёт до суда, будут преданы огласке детали», – объясняет прокурор Фромбах. В отношении тех, кто выложил и распространяет видеозапись, заведено дело о нарушении личных прав убитого ребёнка. Юристы считают распространение видеозаписи незаконным и уверены, что занимавшихся этим можно привлечь к ответственности на основании параграфа 201а УК Германии.

У массмедиа и представителей прессы этот расширенный три года назад параграф вызывает нарекания: считается, что он способен серьёзно ограничить возможности журналистской работы, особенно в вооружённых конфликтах, на местах терактов или массовых беспорядков.

Случай с записью убийства на Jungfernstieg – особенный: он касается не только рассмотрения сложной правовой нормы, но и даёт почву популистам и критикам ислама (убийца Моуртала М. – мусульманин) в очередной раз говорить о том, что власти и надзорные органы – на этот раз прокуратура – скрывают факты. С точки зрения популистов, гибель Сандры П. и дочери вызвала большой общественный интерес, который важнее прав отдельной личности. Закон же смотрит на это иначе. С юридической точки зрения, разногласия способен вызвать вопрос о том, применим ли параграф 201а УК ФРГ только к живым людям, или покойные обладают теми же правами – тут мнения расходятся. Но по вопросу законности обыска они едины: он правомочен, как и отказ следствия обсуждать до суда подробности гибели годовалой девочки.




Пётр Левский

№ 19, 2018. Дата публикации: 11.05.2018
 
 
преступления власти ребёнка прав распространение обыска места беженца фрг дело моуртала jungfernstieg прокуратура подробности видеозаписи статус убийства мнения суда гамбургская
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение