наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
понемногу обо всём


Баллада о «десятом непромокаемом»

Я всегда плачу, когда слушаю песню из «Белорусского вокзала» в исполнении Нины Ургант. Расскажите, пожалуйста, об истории создания этой, одной из самых лучших песен о войне. Ангелина Рауш, Гота, земля Тюрингия
 


Действительно, эта песня редкого из нас может оставить равнодушным. «Здесь птицы не поют, деревья не растут…», «Горит и кружится планета…» Слова фронтовика Булата Окуджавы стали потрясающе ярким в своей краткости определением войны. А сам фильм, в котором нет ни одного военного кадра, – одним из лучших о Великой Отечественной или, говоря словами другой замечательной песни, об «эхе прошедшей войны».

Может, потому что его создавали люди, знавшие её окопную правду, фронтовики и дети фронтовиков. Детьми фронтовиков были режиссёр фильма Андрей Сергеевич Смирнов, родившийся 12 марта 1941 года, актриса Нина Ургант, во время войны скрывавшаяся от облав в Даугавпилсе и видевшая, как «по улице гнали на расстрел людей еврейской национальности с нашитыми на одежде жёлтыми звёздами. В том числе детишек». По словам Нины Николаевны, их семью прятала в подвале добрая дворничиха: ушедший на фронт Николай Ургант был чекистом, о чём знала вся округа, но никто не выдал.

Фронтовиком был Анатолий Дмитриевич Папанов, участником театральной фронтовой бригады – Алексей Александрович Глазырин. Рвался в 1941 году на фронт 15-летний тогда Всеволод Дмитриевич Сафонов, но не попавший на фронт после окончания авиационного техникума по «приговору» медкомиссии. Его ровесник, Евгений Павлович Леонов, с самого начала войны устроился учеником токаря на авиазавод, где все военные годы проработала семья Леоновых.

Как вспоминал сам Булат Шалвович, к которому обратился Смирнов по предложению автора сценария Вадима Трунина (написавшего, кроме «Белорусского вокзала», «Это было в разведке», «Юнга Северного флота», «Единственная дорога» и другие сценарии на военную тему), он долго не соглашался. «И тогда, – рассказывал потом Андрей Смирнов, – я пошёл на отчаянный шаг: решил показать ему отснятый к тому времени материал. Привёз на „Мосфильм“, усадил в просмотровом зале… Когда зажёгся свет, вижу: глаза у него горят, взволнован… Так что вдохновило его на песню только то, что увидено было им на экране».

По словам Окуджавы, ему удалось мысленно вернуться в прошлое: «Я как бы воочию увидел этого самодеятельного фронтового поэта, думающего в окопе об однополчанах».

Появилась у барда и мелодия. Он не собирался её предлагать, зная, что над музыкой к фильму работает сам Альфред Шнитке. Просто под эту мелодию Булату было легче сочинять. Но когда он приехал на прослушивание и, предупредив: «мне как-то легче под неё вам эти стихи исполнять», «очень робея и конфузясь перед Шнитке», «стал одним пальцем тыкать по клавишам рояля и дрожащим от волнения голосом петь», Шнитке неожиданно одобрил мелодию. «И все стали подпевать, и когда допели, то оказалось, что песня всем понравилась». В 1971 году гвардии рядовой Окуджава своими щемящими строками рассказал потомкам о войне так, что они увидели её «изнутри», глазами солдата. А Шнитке, записавший оркестровую версию песни, впоследствии настоял на том, чтобы и в фильме, и на вышедшей потом пластинке автором музыки был указан Окуджава.

Кстати, описывая путь десантного батальона («и только мы к плечу плечо врастаем в землю тут», «и почтальон сойдёт с ума, разыскивая нас»), Окуджава был документально точен. Историки подтверждают: в 1943 году десантные соединения часто перебрасывали на самые ответственные участки фронта («от Курска и Орла»), используя как пехотные. «Врастая в землю», они участвовали в оборонительной фазе одного из самых кровопролитных сражений Второй мировой – на Курской дуге, где на выжженной земле «не росли деревья», «не пели птицы» и люди чудом вышли из этого ада: «Когда-нибудь мы вспомним это и не поверится самим...»

На съёмках эпизода, в котором звучит эта песня, не могли сдержать слёз и Нина Ургант, исполнительница роли бывшей медсестры десантного батальона, и мужчины-актёры. И вдруг режиссёр попросил: «Нина, ты не плачь… Пускай мужчины плачут… Это страшнее». В результате получился самый пронзительный момент картины.

«Такие, брат, дела».




Маргарита Дорштейн

№ 18, 2018. Дата публикации: 04.05.2018
 
 
батальона легче люди окуджава десантного ургант нины фронт фронтовиков песню песни белорусского шнитке песня нина смирнов вокзала войны войне землю
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение