наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Год номера


Номер 1140. Родился Синь Цицзи

В рубрике «Год номера» мы рассказываем об одном событии года, который соответствует текущему газетному номеру. Знаете, что интересно в этой рубрике? Она рано или поздно закончится – ведь за неделю мы будем проходить по одному году человеческой истории. Надеемся, что она не успеет вам к тому времени надоесть.
 


В 1140 году в столице провинции Шаньдун в восточном Китае родился знаменитый поэт и воин династии Южная Сун (1127−1279) Синь Цицзи (Xin Qiji), один из самых известных деятелей китайской литературы, создававших произведения в жанре цы. Синь Цицзи также прославился тем, что сражался в боях за освобождение северного Китая от господства чжурчжэней.



Хотя в китайской литературе жанр цы доминировал в течение ограниченного периода времени, его популярность продолжала непрерывно расти со времён таких императорских династий, как Юань (1271−1368), Мин (1368−1644) и Цин (1644−1911), и до настоящего времени. Существует более 1100 типов стихотворений в этом уникальном жанре.

Синь Цицзи создавал произведения жанра цы в смелом и непринуждённом стиле. В настоящее время сохранилось более 600 стихотворений знаменитого поэта. Многие из них проникнуты духом патриотизма и посвящены борьбе за освобождение северного Китая от господствующих в то время чжурчжэней.

В то же время важную часть литературного наследия Синь Цицзи составляет лирика, в которой получили отражение его сугубо личные, сокровенные, переживания и чувства. Именно такая лирика позволяет более глубоко понять внутренний мир автора и его лирического героя.

В стихах Синя Цицзи нередко звучат печальные мотивы, поэт глубоко переживал несвободу своей страны, её бедственное положение, что неизбежно навевало и ему, и читателям мысли о бренности и тщетности бытия. Это отражено в стихотворении «Один провёл ночь в горах» (здесь и далее – перевод Михаила Басманова):

Ничтожны века моего свершенья,

Все – от начала до конца – ничтожны.

Вокруг надолго утвердилась осень,

И тишиною насладиться можно.

Не спится мне.

И слух мой жадно ловит

Все шорохи и звуки поздней ночи.

Бурлит, шумит ручей неугомонный.

На что он вечно сердится и ропщет?

Серп месяца, и бледный и холодный,

Навеял грусть. И грусти нет предела.



Но почему так рано встали люди

И трудятся задолго до рассвета?



Элегическая и философская лирика поэта отражает тонкость чувств автора, глубокомысленность размышлений о вечных вопросах любви, дружбы, горькой разлуки и одиночества. Всё это можно увидеть и прочувствовать, читая отрывок из стихотворения «Провожая друга», где лирический герой задумывается о том, что именно в обретении и утрате дорогих людей познаётся истинная скорбь

и радость:



Как в старину,

Так и теперь разлука

Вселяет в сердце

Горечь и досаду.

Затем ли, чтоб узнать и скорбь и радость,

Нам расставаться и встречаться надо?



В стихах китайского поэта особенно искренне звучит близкий ему мотив одиночества, пробуждающий печальные чувства и мудрые размышления об особой, единоличной ответственности одинокого человека за свою судьбу:

Я один за судьбу отвечаю мою,

Небо спрашивать я ни о чём не желаю!

Одиноко

На башне высокой стою,

И в душе моей скорбь

Без конца и без края.



Проникнуться тихой печалью можно, читая следующие отрывки из стихотворений, пробуждающие мысли о неотвратимости и беспощадности времени, которому подвластны и природа, и человек:



Весна осела прочно на равнине –

Пастушья сумка всюду зацветает.

На борозды распаханного поля

Ворон крикливых опустилась стая.

Я стар и сед, а в сердце чувства зреют.

Кому и как их изольёшь весною?



В неурочный вы час

повстречались со мной;

Сон меня одолел,

сердце отдыха просит…

Вам бы лучше, пожалуй,

Вернуться домой,

Вам бы лучше, пожалуй,

Вернуться домой…

И пускай ветер западный

Осень приносит!



Однако позднее, когда поэт испил «чашу горечи» до дна, когда боль и грусть стали для него поистине выстраданными, стремление к гиперболизации и обострению столь горестных, но в то же время манящих своей глубиной и остротой чувств, исчезло. Пережитые мрачные чувства настолько переполняют автора, что пышность и яркость выражения оказывается неуместна:



А теперь,

Чашу горечи выпив до дна,

Рассказать я о скорби хочу,

И… молчу.

О печали поведать хочу,

А шепчу:

«Хороша ты, осенней поры тишина!»



Одним из самых известных переводчиков китайской поэзии жанра цы и, в частности, стихов Синь Цицзи, является Михаил Иванович Басманов (1918−2006 гг.), поэт, которому жизнь и творчество китайского лирика были особенно близки и дороги. Блестящее владение китайским языком, глубокое и всестороннее знание истории страны и культуры народа позволили ему проникнуть в духовный мир нации и тонко отразить всю его многогранность в своих работах, сделавших достоянием русской культуры удивительные стихи китайского поэта Цицзи, творчество которого завершает собой блестящую страницу китайской классической поэзии средних веков. Говоря о неоценимом вкладе в китайскую литературу Синь Цицзи и силе, красоте и пронзительности его стихов, М. Басманов приводил красноречивые слова современника Цицзи – поэта Сунской эпохи Лю Кэчжуана (1187−1269 гг.), утверждавшего, что стихи Синь Цицзи звучат «то громко, как гром барабана, то тихо, как звон колокольчика; они в силах оглушить всю вселенную и заполнить собою вечность».




Елизавета Горбачёва

№ 17, 2018. Дата публикации: 27.04.2018
 
 
стихотворений времени цицзи китайской автора чашу скорбь лирика поэт рубрике чувства китайского цы жанра истории синь сердце рано вернуться поэта
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение