наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
понемногу обо всём

Трудоголик – алкоголик труда

Очень часто о человеке, любящем много работать, говорят «трудоголик», по-моему, ужасное слово. С какого бодуна, простите, от существительных «алкоголь» и «алкоголик» взяли окончание «голик»?! Ведь о человеке, любящем поесть, не говорят «едоголик», о любящем музыку – «музоголик», об обожающем женщин – «бабоголик» и т.д., и т.д. Леонид, Дюссельдорф, Северный Рейн-Вестфалия
 


Ещё три неологизма? Ну просто праздник языка, особенно вот это – «бабоголик»! Даже жаль спорить, что «трудоголик» не столько ужасное слово, сколько ужасное состояние. Ведь работоголизм – это серьёзная зависимость, а не большая любовь к труду, как вы считаете. Такая серьёзная, что специалисты её внесли в список, объединённый термином аддикция (англ. addiction – зависимость, пагубная привычка), наряду с алкоголизмом, наркоманией, интернет-зависимостью, лекарственной зависимостью, игроманией, шопоголизмом, психогенным перееданием и т.п.

Конечно, мы часто употребляем это слово и в мягком, можно сказать, уважительном значении, о которым говорите и вы, но психологи всё же считают «трудоголизм» болезненной психологической «трудозависимостью». По крайней мере, неумеренное стремление к работе всё явственней становится такой зависимостью в последние десятилетия. Вредна чрезмерная трудовая нагрузка и для здоровья: её следствием являются хроническое переутомление, стрессы, психические и соматические заболевания, прочие печальные вещи. Причём это приносит вред не только трудоголику, но и окружающим.

Настоящих трудоголиков считают уже больными, они должны как можно раньше начать психотерапевтическое лечение (хотя бы в группах самопомощи). В Японии, известной трудовым «фанатизмом», дело доходит даже до кароси («смерти от переработки») – профессиональной внезапной смерти, в основном от инсульта или инфаркта на фоне стресса. В стране, где собирают специальную статистику по кароси, уже есть 350 лечебных центров для претендентов на звание «гипертрудоголика».

Ну а что касается самого термина, то его – по-английски workaholic – ввёл в научный обиход американский психолог и религиозный проповедник Уэйн Оутс (Wayne Edward Oates; 1917−1999). В 1971 году он опубликовал книгу «Исповедь трудоголика» (Confessions of a Workaholic), проведя в ней аналогию с таким заболеванием, как алкоголизм. И это было не с бодуна. Оутс был, как сейчас говорят, в теме: первой из его 57 книг была небольшая работа «Алкоголь в и вне Церкви». Яркий неологизм «трудоголик» быстро вошёл в общее употребление, и вскоре слово было включено в Оксфордский словарь английского языка.

Немцы, черти, конечно, и здесь нашли своё изящное словечко: Arbeitssucht. Но если раньше в Германии на «маньяков» смотрели одобрительно, считая эту страсть к работе едва ли не национальной чертой, либо немного иронически, то сейчас психологи предупреждают: шутки в сторону, трудоголизм может быть опасен для здоровья!

К нормальной увлечённости своей работой, любви к труду это, естественно, не относится.




Маргарита Дорштейн

№ 14, 2018. Дата публикации: 06.04.2018
 
 
работе зависимостью оутс зависимость кароси трудоголик здоровья психологи любящем смерти труду слово трудоголизм workaholic человеке серьёзная бодуна бабоголик ужасное алкоголь
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение