наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
жизнь сквозь стекол


Пофиг, пляшем?

«Тот, кто пережил три месяца зимы, четвёртый получает в подарок!». Ну, мы в этом году и получили подарочек. Спасибо большое. Старожилы не припомнят… Я, конечно, не такой уж и старожил, но всё-таки почти двадцать семь лет – и я не припомню. Чтобы в конце марта снег лежал, прямо сугробами? Нет! И не знаю, как у вас, а у меня от этих зимних красот такая тоска наваливается. Хоть вой. И начинаешь лихорадочно думать, чем бы себя порадовать, чтобы совсем уж не впасть в минор. Тут уж всё идёт в ход: и музыка, и чтиво лёгкое, и любые визуальные радости. Я, например, неделю назад шторы в спальне повесила. А чего они будут лежать? Маленькая, но радость.
 


Конечно, была бы собака, половины тоски как не бывало – она столько радости приносит. Но собаки нет у меня больше. Что ж, ищу собачек в ленте Фейсбука. Кошки, в принципе, тоже годятся. Главное, чтобы это были довольные, здоровые, хозяйские животные, а не несчастные и бесхозные. Особенно подходят те, кого недавно пристроили: у них же сразу совсем другие личики становятся – счастливые. Очень хороши для спасения от тоски также маленькие дети. А если уж дети вместе с животными – прямо сплошная радость. И тут вот ко мне собака с ребёнком в гости приходила, собака – взятая из приюта – это просто кайф. Так трогательно она пробует границы дозволенного: «Я же теперь домашняя, мне всё можно! Как, не всё?! Нельзя лапами на стол залезать? А, ну ладно, раз так, не буду, не буду… Всё равно, я счастлива». И ребёнок счастлив, невзирая на то, что таскать собаку за хвост ему категорически запрещено. А мне, когда кто-то рядом счастлив, сразу так хорошо становится.

И вот, в поисках позитива, я листала свою ленту. И нашла интересное. Оказывается, в Екатеринбурге проводили уличную акцию под названием «Пофиг, пляшем!» Ну, то есть там было не «пофиг». Вы понимаете. В чём суть. Сто человек – пятьдесят пар – танцуют вальс на заснеженном пруду. Танцуют под музыку Свиридова к «Метели» – прелестный вальс. Развеваются одежды, юные сияющие лица, ножки в сапожках ловко выделывают танцевальные па. Загляденье. Потом музыка вдруг прерывается, партнёры делают несколько шагов друг от друга, и оказывается, что телами на снегу выведена надпись: «Пофиг, пляшем!». Ну, не «пофиг», не «пофиг», но неважно. Потом снова сходятся и снова танцуют.

Пояснение автора акции, Slava Ptrk: «Проект о том, что нужно сохранять оптимизм в любой ситуации, что бы ни происходило вокруг. Оптимизм с долей здорового пофигизма. Надо жить своей жизнью и делать своё дело, делать его круто, а не забивать голову политикой и внешними проблемами. Не хвататься за голову каждый день от сообщений в новостной ленте, а двигаться вперёд и верить в себя. Если можешь на что-то повлиять – повлияй. Не можешь повлиять на события – забей. Пренебреги, и вальсируй дальше». Как будто бы всё верно: какой смысл надрываться в печальных мыслях, лучше вальс отплясывать. А я же человек внушаемый, мне сперва показался девиз «Пофиг, пляшем» очень убедительным. Но спустя некоторое время немного подумала (вот скверная это привычка всё-таки!) и как-то усомнилась.

В Сирии бомбят города, там трупы буквально штабелями лежат, там детские тела горой – пофиг, пляшем? Нам по барабану? В Волоколамске несколько десятков отравленных детей в больнице – пляшем всё равно? А дети и дальше будут задыхаться в отравленном воздухе. Трам-па-па-пам. Пренебрежём, вальсируем. Взрослые – вообще пофиг. Пляшем. В Кемерове обгоревшие трупы в морге – кто их считал? Сначала сказали, несколько человек погибло, потом десятками набавляли. И дети эсэмэсками прощались с родителями. И по телефону. Слава богу, у меня ума хватило не слушать запись последних разговоров этих, это вынести невозможно. Кто-то вообще противопожарную безопасность в этом центре проверял? Или – как обычно? Пляшем, пляшем. Там, кстати, контактный зоопарк был. Гадость редкостная: животные отданы на откуп посетителям, а посетители всякие бывают. Но это ж животные. Всего лишь. Кому бы в голову пришло хотя бы клетки открыть – сгорели заживо. Вальс, вальс, вальс. Трам-па-пам. Пляшем, ничего лишнего в голову не берём, всё равно же ничего не изменить. А точно – не изменить?

Когда тонул «Титаник» музыканты собрались на палубе и играли. До последней минуты. Герои. И, да, так и было нужно. Если корабль всё равно был обречён. Если никого уже было не спасти. Тогда – да, музыка. Вальс. А вот если бы шансы ещё были – тогда, думаю, музыкантам нашлось и другое применение. Так что, корабль «Россия» уже безоговорочно идёт ко дну? Всё уже? Тогда, конечно, надо вальсировать, что ж тогда ещё делать. Помирать, так с музыкой. Но мне что-то подсказывает, что надежда есть. Маленькая, но есть. Дети, которые находят в себе самообладание в последнюю минуту свою проститься с близкими – это надежда. Те мои друзья в России, кто полностью отдаёт отчёт в происходящем, не позволяет задурить себе голову пропагандой и говорит правду вслух, прекрасно зная, что это опасно – это надежда. Те журналисты, кто, будучи полностью вытеснен из печатных СМИ, нашёл себе приют в Сети и говорит правду тоже – надежда. Их, правда, совсем мало осталось, большинство уехало – но, слава богу, интернет един. Пока.

Я, честное слово, не против танцев на пруду. Тем более – человеческая психика так устроена, что она не может всё время быть под напряжением – передых нужен. Но, отдохнув, надо всё-таки попробовать ещё спасти корабль: воду вычерпывать, пробоину заделывать… Вдруг получится?




Ирина Стекол

№ 13, 2018. Дата публикации: 30.03.2018
 
 
дети музыка танцуют животные пруду пляшем радости прямо радость корабль голову пофиг па вальс тоски маленькая слава ленте собака надежда
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Какая неприкрытая мерзость - эта писульк...

Имя
 
Сообщение