наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Германия
Культура


Театр нашей надежды и судьбы

3 февраля в Берлине, в Kalkscheune состоялась презентация книги живущей в Мюнстере литературоведа и публициста Розы Штейнмарк (Rose Steinmark) «Судьба одного театра» («Das Schicksal eines Theaters»), вышедшей в московском издательстве «РусДойч Медиа».
 


Об этой книге, точнее рукописи и, как тогда думалось, не очень успешных поисках издателя, наша газета уже рассказывала (см. «Долгая дорога домой. Биография одного театра», «РГ/РБ» № 3, 2017). И вот свершилось: прекрасно оформленная, на хорошей бумаге, с уникальными фотографиями и факсимиле редких, казалось, навсегда утерянных документов, она отправляется к читателям. И с этим знаковым для всех немцев бывшего СССР событием нужно поздравить не только Розу Штейнмарк, но и первого заместителя председателя Международного союза немецкой культуры Ольгу Мартенс (Olga Martens), не будь которой, эта книга могла не увидеть свет, редактора Яну Пфандер (Jana Pfander) и весь коллектив «РусДойч Медиа».
Перефразировав слова Евгения Евтушенко, скажу: театр в России всегда был больше, чем просто театр, ну а для российских немцев их, возрождённый в декабре 1980 года, драматический театр стал не только духовным центром, но и символом надежды на торжество справедливости.
В документальной повести Розы Штейнмарк рассказывается не только о возрождении, точнее создании Немецкого драмтеатра в Казахстане, о том, с какими трудностями это было сопряжено, как формировалась его труппа, репертуар. Как, путешествуя по немецким колхозам и совхозам, комиссия из Москвы отбирала талантливых юношей и девушек для обучения в театральном училище им. Щепкина. Вспоминает автор и как актёры, преодолевая массу запретов и табу, господствовавших в начале 80-х, собирали подписи под письмами, с которыми обращались в ЦК КПСС, Президиум Верховного Совета, чтобы добиться отмены репрессивных указов и восстановления республики.
Делали они это после спектаклей, ведя откровенные беседы со зрителями, попутно выслушивая рассказы, как им живётся сегодня. А ещё раздавали копии засекреченных документов о ликвидированной республике и существовавших в 30-е годы немецких национальных районах, которые удавалось тайком получить из архивов страны. Рассказывали о ширящемся движении за восстановление АССР НП и за право свободного выезда в ФРГ.
В то время, и это подчеркну особо, именно коллектив театра, по сути, возглавил национальное движение советских немцев. Именно он, если вспомнить ленинскую формулировку, стал коллективным пропагандистом, агитатором и организатором борьбы за восстановление ликвидированной республики. Ведь в то время ни о массовых репрессиях, ни о депортации, ни о запретах на профессии и праве возвращаться к родным очагам, в школах и вузах не рассказывали. Пресса, радио, ТВ об этом тоже предпочитали молчать, и только немецкий театр, устами героев своих спектаклей, взял вдруг и заговорил о тщательно замалчиваемом фрагменте истории. Да, в СССР тогда времена наступили относительно вегетарианские и за подобное не расстреливали, но попортить кровь могли. И ведь портили.
Повествует книга не только о казахстанском периоде в жизни немецкого театра, а и о том, как лютеранский пастор Иоганн Грегори (Johann Gregory), известный талантом «составлять и представлять комедии», создал в Москве первую театральную труппу. Как её дебютный спектакль «Деяния Артарксеса», поставленный 30 марта 1662 года по «высочайшему желанию» царя Алексея Михайловича, стал фактически днём рождения не только немецкого театра на российской земле, но и днём рождения русского театра.
По свидетельству летописцев царь Алексей Михайлович «в удивлении смотрел это представление целых десять часов, не вставая с места», а после окончания одарил пастора 42 соболями и разрешил беспошлинно варить пиво для домашнего обихода.
Увлекательно, с массой удивительных подробностей рассказывает Штейнмарк и о судьбе немецких театров существовавших в различных городах империи от Одессы и Екатеринослава (ныне Днепр) до Саратова и Санкт-Петербурга, об Академическом немецком драматическом театре, созданном в 1931 г. в столице АССР немцев Поволжья Энгельсе и закрытом 8 сентября 1941 г. Повествует она и о том, как в начале 90-х из Алма-Аты, куда незадолго перед этим театр перебрался из Темиртау, практически вся его труппа убыла на ПМЖ в Германию.
Впрочем, пересказывать книги, особенно хорошие, занятие неблагодарное. Куда интереснее их читать. А вот об их авторах рассказывать можно и нужно, тем более что Роза человек, на мой взгляд, излишне скромный.
Родилась она в небольшой немецкой деревне, основанной группой поволжских немцев, перебравшихся в поисках лучшей доли в Алтайский край с Волги ещё в начале ХХ века. Место для колонии они выбрали на берегу озера, берега которого покрывали густые заросли камыша. И поступили так не случайно, ведь камыш – великолепный строительный материал для обустройства землянок. Наверное, поэтому, хотя русского языка никто из них не знал, и деревушку назвали Камыши. В 1941-м энкэведешники доставили сюда пополнение – целый эшелон депортированных немцев с Волги. Деревня разрослась. Друг с другом все говорили по-немецки, но в школе преподавание велось на русском языке.
В семье Розы было шестеро детей, она – старшая. Когда ей исполнилось 12 лет, родители, которые были рядовыми колхозниками, решили перебраться в «тёплые края, где круглый год лето, а на деревьях зреют сладкие яблоки». Так они очутились на юге Джамбульской области, в том месте, где река Чу разделяет Казахстан и Киргизию.
В школе, которую стала посещать Роза, обучались дети разных народов, а языком межнационального общения был русский. Заговорила на нём и Роза, да так, что в восьмом классе стала писать стихи и короткие заметки о колхозной жизни и публиковать их в районной газете «Курдайский маяк». Вскоре её «писательские» гонорары стали хорошим подспорьем для семейного бюджета.
Продолжила образование Штейнмарк в Новосибирске – поступила на немецкое отделение местного пединститута, где одним из её преподавателей стал замечательный писатель, поэт, драматург, автор первых учебников по обучению немецкому языку как родному, Виктор Клейн (Viktor Klein). Именно он, почитав её прозу и поэзию, настоятельно посоветовал возвратиться в «немецкое языковое пространство». И именно Клейн, в чём она не сомневается, был тем главным Учителем, благодаря которому она «стала воспринимать немецкую речь, литературу, культуру как частицу самой себя».
О рождении немецкого театра Штейнмарк узнала из газеты Neues Leben. По совету писателей Фридриха Больгера (Friedrich Bolger) и Андреаса Крамера (Andreas Kramer) отправилась в Темиртау, познакомилась с актёрами, режиссёрами, а когда ей предложили возглавить литчасть театра, согласилась.
Конечно, было трудно, но зато она постоянно находилась в самой гуще событий, связанных с судьбой и жизнью российских немцев, и это было прекрасно.
Ну а в самый пик начала «великого переселения немцев СССР на историческую родину», когда большинство актёров оставили сцену, Роза перешла на республиканское телевидение, где без малого десять лет вела популярную программу Guten Abend. В 2000-м вместе с мужем и двумя дочерьми она перебралась в Германию. У них прекрасная семья и они счастливы.
Ну а в заключение приведу слова Ольги Мартенс: «Традиция немецкого театра в России обязательно продолжится: в Москве, на Алтае, в Новосибирске, других городах. И в этом нам помогут люди, сохранившие искорку необыкновенно прекрасного театра, который был у нас в 80-е и 90-е». Среди которых будет и Роза Штейнмарк, работу которой можно поставить в один ряд с трудами Виктора Клейна, Герольда Бельгера (Herold Belger) Альфреда Айсфельда (Alfred Eisfeld), Виктора Кригера (Viktor Krieger), Аркадия Германа (Arkadij Hermann), Гуго Вормсбехер (Hugo Wormsbecher), других наших талантливых писателей, историков, литературоведов.


Александр Фитц

№ 6, 2018. Дата публикации: 09.02.2018
 
 
жизни театра немцев немецкого роза немецкой книга розы медиа книги труппа мартенс немецкое талантливых русдойч штейнмарк театр новосибирске писателей ссср
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение