наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
связь времён


Анна и Ян Пухальские: семнадцать месяцев ангела-хранителя

27 января, в Международный день памяти жертв Холокоста (International Holocaust Remembrance Day), мы традиционно вспоминаем тех, кто, рискуя собственной жизнью и жизнью своих родных, спасал евреев от преследований и уничтожения. Такими людьми были жившие в Белоруссии поляки Анна и её муж Ян Пухальские, а также их дети Ирена, Кристина и Сабина, которым Израильский Мемориальный музей памяти жертв и героев Катастрофы европейского еврейства Яд-Вашем присвоил звание Праведников народов мира.
 


Во время Второй мировой войны эта польская семья, в которой были пять собственных детей, в течение 17 месяцев укрывала в вырытой яме и обеспечивала питанием нескольких евреев, которым удалось убежать из гродненского гетто. Среди них был шестнадцатилетний Феликс Зандман (1927−2011) – будущий знаменитый изобретатель и бизнесмен, основатель одной из крупнейших в мире компании по производству электронных компонентов Vishay Intertechnology. О спасении этого человека и подвиге семьи Пухальских рассказывает документальный фильм «Триумф духа (История Феликса Зандмана)» (The Final Victory. The Story of Felix Zandman, 2006) режиссёра Хаима Гехта (Haim Hecht).

Ситуацию на территории Белоруссии, в которой находились будущие Праведники в период 1941−1944 годов, а также суть подвига семьи Пухальских, хорошо описывает сборник «Праведники народов мира Белоруссии» (Минск, 2015, составители И. П. Герасимова, Е. М. Кирильченко, М. А. Мовзон, А. Л. Шульман).

Немного истории

Немцы разработали и обнародовали систему значительных материальных и моральных поощрений для тех, кто обнаруживал и выдавал евреев оккупационным властям. В голодные годы оккупации эти поощрения были особенно важны. Поэтому даже убежавшим из гетто или концлагеря евреям встреча на дороге или в лесу незнакомого человека представляла смертельную опасность. В то же время без помощи посторонних людей убежавшим пленникам спастись было невозможно.

Густые леса Белоруссии также не давали спасения, так как партизанское движение там определилось лишь к середине 1942 года, когда «еврейский вопрос» в большинстве белорусских городов и посёлков был уже решён. И даже тогда, когда евреи встречали в лесу партизан, несчастных далеко не всегда принимали в отряд. Причин тому было несколько: бытовало мнение, что евреи – плохие вояки; зачастую в лесу укрывались большие еврейские семьи, что мешало мобильному передвижению отряда, и тому подобное. Поэтому известны случаи, когда вырвавшиеся из гетто евреи вынуждены были возвращаться назад, на верную гибель.

Авторы упомянутого сборника пишут: «В этой ситуации помощь тех, кто разрешал переночевать, давал кусок хлеба, одежду, невозможно переоценить. Это означало продолжение жизни. И неважно, как долго это длилось: иногда несколько часов играли решающую роль в спасении человека. В тех же случаях, когда это продолжалось месяцами или годами, спасители подвергали себя и свои семьи смертельному риску».

Благодарная память

До войны Ян и Анна Пухальские работали охранниками дачных домов в деревне Велика Лососна, что к западу от Гродно (теперь в Польше, 20 км от границы с Беларусью). Среди домов, которые сторожила эта семья, была и дача Фредовичей. Здесь следует вернуться на полвека назад.

Дед Феликса Зандмана, Берл Зандман, живший в Гродно, окончил Венский университет и защитил диссертацию по химии. По возвращении домой он женился на Гене Фрейдович и стал партнёром в фирме тестя Нахума и его жены Тэмы. Тэма пользовалась уважением в еврейской общине Гродно, и когда Анна Пухальская родила первую дочь, Тэма оказала ей содействие, поместив в еврейский госпиталь и оплатив все расходы. А потом подарила ещё пять злотых.

Город Гродно был захвачен немецкими войсками за один день, так что бежать из города успели немногие евреи. После оккупации города нацистскими войсками семьи Зандман и Фрейдович были переселены в гродненское гетто № 1. На площади меньше половины квадратного километра оно вместило 15 000 узников и просуществовало с ноября 1941 года по март 1943 года. Гетто было окружено двухметровым забором.

К антисемитизму трудно привыкнуть, но маленький Феликс Зандман сталкивался с ним ещё в первых классах школы, где его избивали польские школьники. Избивали, но не убивали. А в гетто смерть ходила по пятам людей каждый день. Пытаясь спастись, 15-летний Феликс Зандман хотел вступить в еврейскую полицию. Но его отец Арон твёрдо заявил: «Никто из нас не станет коллаборационистом». Тогда Феликс Зандман и его дядя Сендер Фрейдович решили бежать. В начале февраля 1943 года побег удался. А через день после побега всех членов их семьи перевели в транзитный концлагерь Колбасино и оттуда – в Освенцим. Не выжил никто.

Феликс Зандман и Сендер Фрейдович добрались до деревни Велика Лососна. Попросили Анну Пухальских укрыть их на один день. Но семья Пухальских прятала их почти полтора года.

Убежище в яме

Кроме этих двух беженцев, семья поляков Пухальских приняла также бежавших из гетто Голду и Мотеля Басс, Меира Замощанского и Бориса Шулькеса. Сначала беженцев прятали в подвале. Но это Анне и Яну Пухальским показалось ненадёжным: к ним в дом часто приходил хитрый ксёндз и всё высматривал.

Хозяева рисковали каждый день. Если бы тайник обнаружили немцы, то семья Пухальских была бы уничтожена, а вся деревня сожжена. К тому же подозрительные соседи часто спрашивали: «Пани Пухальская берёт слишком много хлеба… Зачем ей так много хлеба? Не такая уж большая у неё семья». Пухальским приходилось добывать хлеб тайком, то в одном месте, то в другом, чтобы ничего не заподозрили. Некоторые соседи прямо говорили: «Пухальская прячет евреев». Но они не пошли в гестапо.

Однажды пришёл немец с овчаркой. Собака сразу же учуяла запах посторонних людей и пошла к люку погреба. Но Анна успела незаметно высыпать у неё перед носом перец, и собака отошла.

Потом обученная на поиск людей овчарка стала обходить дом с другой стороны, но тут она наткнулась на собаку Пухальских. Псы обнюхались, и немец увёл собаку. Смерть ещё раз прошла мимо.

Анна и Ян вырыли под домом яму размером 1,7×1,5 метра и глубиной 1,3 метра. Им помогали старшие дети Ирена, Кристина и Сабина. Туда переместили всех шестерых беженцев. Спустя некоторое время Шулькес и Замощанский ушли, а остальные четверо в этой яме скрывались ещё 17 долгих и опасных месяцев.

Вот уж где проверялась поговорка «В тесноте, да не в обиде»! Несмотря на тяжелейшие условия, находившиеся в стеснённом положении беженцы смогли сохранить добрые отношения друг с другом. Более того, Сендер Фрейдович в темноте преподавал Феликсу тригонометрию, математику и историю, что позволило Феликсу после освобождения за год пройти три класса и досрочно закончить десятилетнюю школу.

Освобождение

Летом 1944 года, ввиду наступления Красной армии, немцы организовали в районе Гродно укреплённый район. Они выселяли из домов всех жителей. Дошла очередь и до деревни Велика Лососна.

Анна начала кричать, что они не хотят покидать свой дом, что не согласны с выселением. Кричала для того, чтобы беженцы в яме её услышали. И её услышали те, кому предназначался этот сигнал. Узники в яме просидели ещё два дня без воды, без пищи, с переполненным поганым ведром. На третью ночь, от безвыходности, решили выйти из убежища. Но уже через полсотни метров наткнулись на немецкий патруль.

– Кто такие? Откуда идёте? – спросил старший патруля.

– Спасаемся от большевиков; живём в трёх километрах отсюда, – по-польски ответил Сендер Фрейдович.

Если бы не тёмная ночь, немцы поняли бы, с кем имеют дело. Но пронесло и на этот раз.

Войсками 2-го и 3-го Белорусских фронтов 16 июля 1944 года был освобождён город Гродно (24 июля – «занеманская» часть Гродно). Оккупация города продолжалась 1111 дней и ночей, фашистами были уничтожены более 50 000 горожан разных национальностей.

Феликс с дядей переехали в Данциг. Феликс поступил в местный университет, но из-за антисемитской обстановки и послевоенных еврейских погромов в Польше летом 1946 года они эмигрировали во Францию. Дальнейшая история этого человека известна. Феликс Зандман окончил Сорбонну, стал крупным учёным-электронщиком и бизнесменом, миллиардером. Его концерн имеет подразделения в 27 странах мира. Только в Германии в филиалах этой компании работают 1900 сотрудников. Он также купил некоторые предприятия компании Telefunken.

В 2004 году он ушёл в отставку. Его место занял сын Марк (Marc Zandman), а вице-президентом стал потомок семьи Пухальских.

Заслуженное признание

Инициатива присвоить звание Праведников народов мира членам семьи Пухальских, скорее всего, принадлежит Феликсу Зандману. 26 июня 1986 году Анна и её муж Ян Пухальский были признаны Праведниками народов мира; 19 октября 1987 года Праведниками были признаны и их дочери – Ирена, Кристина и Сабина.

Феликс Зандман сказал про Анну Пухальскую: «Она рисковала не только своей жизнью, но жизнями своих детей. И не пять минут, а 17 месяцев. 24 часа в сутки. Ужас… Обычные люди таких вещей не делают. Нормальные люди не подвергают своих пятерых детей смертельной опасности. Она была ангелом».




Виктор Фишман

№ 4, 2018. Дата публикации: 26.01.2018
 
 
жизнью гетто сабина анна семья кристина фрейдович евреев народов день гродно мира феликс семьи ян белоруссии зандман пухальских человека ирена
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение