наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
германия
терроризм


В Берлине открылся мемориал жертвам теракта

В центре Берлина открылся мемориал в память о жертвах теракта на рождественской ярмарке 19 декабря 2016 года. Официальная церемония открытия состоялась на площади Breitscheidplatz. 14-метровая золотая трещина в земле посвящена жертвам теракта и символизирует разлом в жизни раненых, свидетелей и спасателей в результате страшной трагедии.
 


Канун Рождества в Германии – зрелище, которое стоит увидеть. Тысячи горожан и туристов стекаются по украшенным к празднику улицам в исторический центр города. Традиция устраивать на улицах и площадях зимние ярмарки возникла в Германии ещё в Средние века и распространилась по всему миру. Тем не менее, именно немцы остаются рекордсменами: мест, где в уютной праздничной атмосфере можно выпить глинтвейна и купить подарки и украшения, в ФРГ насчитывается несколько тысяч. Однако 19 декабря на ярмарку на Breitscheidplatz в центре города люди пришли совсем не за подарками, а праздничные киоски в этот день и вовсе не работали. Сотни горожан собрались на берлинской площади, чтобы почтить память погибших в результате страшной трагедии, которая произошла на этом месте ровно год назад.

Именно в этот день, 19 декабря, в центре Берлина открылся мемориал в память о жертвах произошедшего год назад теракта на рождественской ярмарке. Официальная церемония открытия состоялась на площади возле Мемориальной церкви кайзера Вильгельма.

Мемориал представляет собой 14-метровую позолоченную трещину в земле на месте трагедии. Трещина тянется до лестничной площадки у Мемориальной церкви кайзера Вильгельма, где выгравирована надпись: «В память о жертвах теракта 19 декабря 2016. Для мирного сосуществования всех людей. В эту ночь погибли…» Далее следуют имена жертв в алфавитном порядке.

По словам авторов проекта, мемориал призван напоминать шрам, а также «трещину, которая прошла сквозь жизни раненых, свидетелей и спасателей».

В день открытия 17-метровая золотая трещина и имена на ступеньках были освещены десятками свеч и укрыты свежими цветами. В 20:02, спустя ровно год после того, как Анис Амри (Anis Amri) въехал на многотонном грузовике в толпу, все огни на площади погасли, и ударили колокола церкви кайзера Вильгельма. Колокольный звон продолжался ровно 12 минут – в честь 12 жертв теракта.

В тот день год назад на ярмарке было несколько тысяч человек – она входит в число самых популярных в Берлине. Под колёсами угнанной фуры погибло семеро граждан ФРГ и четыре туриста – из Италии, Чехии, Украины и Израиля. Двенадцатая (хронологически – первая) жертва – польский водитель, которого Амри застрелил, чтобы захватить грузовик.

Проект мемориала был создан дизайнерским бюро Merz Merz. На его создание Сенат Берлина выделил 100 тысяч евро.

Ранее проект мемориала вызвал не только похвалу, но и критику. Так, многие отметили, что в надписи не упоминается исламистский мотив террориста. Кроме того, сама формулировка «Для мирного сосуществования всех людей» многим показалась слишком расплывчатой. Критики считают, что, спустя несколько десятилетий, посетители площади Брайтшайдплац уже не смогут понять, какому конкретно событию посвящён мемориал.

Новая реальность

Теракт изменил многое. На рождественских базарах Европы появились бетонные заграждения. Теперь это обязательный элемент каждой популярной ярмарки под открытым небом не только в Германии. Чтобы массивные бетонные блоки не выглядели слишком угрожающе, в некоторых местах их заворачивают в пёстрые упаковки, как подарки, или украшают лентами и еловыми ветвями. Однако такие преграды лишь создают ощущение безопасности: фуре достаточно скорости в 50 километров в час, чтобы просто сдвинуть их в сторону и ехать дальше.

Во многих городах ярмарки защищают баррикадами из мешков с песком, выставляют на въездах полицейские автомобили или используют более сложные конструкции: ёмкости с водой, металлические арки и выдвижные столбики.

Но, к сожалению, все эти меры, как и усиленное присутствие вооружённой охраны, не дают абсолютной гарантии безопасности.

Действительно, реальная борьба с терроризмом происходит на совершенно других уровнях – там, где действуют спецслужбы разных государств. Именно из-за просчёта силовых органов Анису Амри удалось совершить теракт в Берлине: как стало известно недавно, за ним наблюдали ещё с ноября 2015 года. Тунисец даже был включён в список из 549 потенциальных террористов. В декабре того же года он обсуждал в телефонных разговорах покупку взрывчатки и изготовление бомб, а в феврале 2016-го звонил джихадистам в Ливию и предлагал себя в качестве смертника.

Также было известно, что у себя на родине Амри подвергался уголовному преследованию за разбой, а в Германии занимался торговлей наркотиками – и, как показало вскрытие, сам регулярно употреблял экстази и кокаин. Почему сторонник исламистов, уголовник с тремя комплектами поддельных документов гулял на свободе? С этим вопросом возмущённая немецкая пресса обратилась к родным спецслужбам, ведь именно их многие считают основными виновниками того, что страшную трагедию не удалось предотвратить.

В частности, 18 декабря перед встречей главы федерального правительства с родственниками жертв произошедшего год назад теракта семья водителя из Польши, ставшего первой жертвой трагедии, выступила с серьёзными обвинениями в адрес властей Германии и лично канцлера Ангелы Меркель (Angela Merkel). «Хочу сказать фрау Меркель, что на её руках кровь моего сына», – заявила мать погибшего.

Родственники польского водителя хотели бы, чтобы Берлин выступил в их адрес с символическим жестом, каким могло бы быть «личное письмо с соболезнованиями» от германского канцлера, сообщила мать погибшего. Отец погибшего в свою очередь назвал отношение властей ФРГ к жертвам теракта и их родственникам «неуважительным». По его словам, его семья не дождалась также извинений и от немецкой фирмы, для которой водитель перевозил груз, когда на него напал террорист.

В свою очередь, двоюродный брат погибшего водителя и владелец транспортной фирмы, в которой он работал, заявил, что его потери в десять раз превышают сумму компенсации, выплаченной немецкими властями (10 тысяч евро). «В моем случае ещё ничего не удалось достичь, мы до сих пор ждём», – сказал он.

Тем временем спецслужбы провели работу над ошибками: министр внутренних дел ФРГ посвятил этому отдельное заседание в годовщину теракта. Он указал, что для эффективной борьбы с терроризмом важнее всего налаженные методы обработки данных и сотрудничество различных ведомств и регионов.

Большое внимание уделили также юридической стороне дела – ведь именно несовершенный механизм депортации позволил Амри задержаться в стране. За 2017 год из ФРГ выслали лишь немногим более 50 человек, связанных с исламистами. Однако эта скромная цифра – большой шаг вперёд, ведь в прошлом году депортировали лишь нескольких потенциально опасных иммигрантов.

В то же время полиция планирует применять современные технологии анализа биометрических данных и другой информации об иммигрантах. Постепенно вводятся в эксплуатацию специальные ножные браслеты для слежения за подозреваемыми и камеры, распознающие лица, – для этого, правда, пока не окончательно сформирована законодательная база.

Реальный прогресс виден уже сейчас, на конкретных результатах: за минувший год Федеральная прокуратура ФРГ возбудила сотни дел по подозрению в терроризме. В августе был арестован один из главарей «ИХ» в Германии, в октябре сообщали о найденном арсенале террористов, в ноябре раскрыли целую ячейку. В конце прошлого месяца спецслужбы предотвратили новый теракт на ярмарке (исламисты планировали устроить взрыв), а совсем недавно, 20 декабря, немецкие силовики задержали в Карлсруэ исламистского пропагандиста, который собирался протаранить на автомобиле рождественский каток.

Единственная удавшаяся акция исламистов за этот год в Германии – резня в гамбургском супермаркете, устроенная в июле палестинским беженцем. Тогда в результате нападения погиб один человек, семеро получили ранения.

Согласно результатам опросов, 71 процент жителей нашей страны до сих пор сильно боится повторения нападений. Впрочем, это на 2 процента меньше, чем годом ранее. Европейцы начинают привыкать к полицейским с автоматическим оружием, досмотру сумок на концертах и бетонным заграждениям на ярмарках.

Даже вопрос ограничения миграции, кажется, уже не вызывает такого ажиотажа, как пару лет назад, в разгар деятельности движения против нелегальной иммиграции PEGIDA. На митинг с лозунгами «Они любят смерть. Мы любим жизнь» и «Почему вы это допустили? Закройте, наконец, границы», состоявшийся на Breitscheidplatz в годовщину теракта, пришло всего около 300 человек.

«Я придерживаюсь того же мнения, что и многие другие, – рассказывает посетитель рождественской ярмарки в этом году, немец среднего возраста. – Нельзя в такой ситуации прятаться, надо снова приходить на ярмарку.» Его поддерживает женщина у прилавка с глинтвейном: «Да, мы празднуем, что все мы живы и что мы вместе. Мы не позволим себя запугать».
Елизавета Горбачёва

№ 52, 2017. Дата публикации: 29.12.2017
 
 
Наша справка
19 декабря 2016 года выходец из Туниса исламист Анис Амри направил грузовик в толпу людей на рождественском базаре в центре Берлина.
Примечательно, что тунисский мигрант находился в Германии нелегально, но не был депортирован из-за отсутствия нужных бумаг.
Террорист направил тяжёлую машину на скопление людей и проехал несколько десятков метров по территории ярмарки, прежде чем бортовой компьютер активировал тормоза.
Трагедия унесла жизни 12 человек, кроме того, в результате теракта около 50 человек были ранены.
Террористу удалось сбежать, но он немедленно был объявлен в международный розыск и уже спустя несколько дней, 23 декабря, убит в Милане в ходе перестрелки с полицейскими.
Позднее вскрытие показало, что преступник регулярно употреблял наркотики.
 
 
трагедии германии ярмарки площади открытия ярмарке погибшего рождественской берлина мемориал теракта декабря фрг breitscheidplatz память день трещина центре амри жертвах
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение