наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
связь времён


Тыркова против Ленина

100 лет назад, 7 ноября 1917 года, большевики совершили революционный переворот в Петрограде. Многие документы тех лет утрачены, уничтожены или вывезены в эмиграцию. Тем ценнее архив сотрудницы отдела пропаганды в армии Деникина, члена ЦК партии кадетов Ариадны Владимировны Тырковой-Вильямс (1869−1962), который передала в Россию семья её правнучки из Род-Айленда (США).
 


Ариадна Тыркова родилась 14 ноября 1869 года в Санкт-Петербурге в семье мирового судьи; училась в престижной гимназии княгини Оболенской. Затем в 1889 году одновременно с Н. К. Крупской, поступила на Бестужевские курсы.

С 1897 года активно занялась журналистикой, и её статьи, подписанные псевдонимом «А. Вергежский», стали часто появляться как в провинциальных газетах – ярославском «Северном крае», екатеринославском «Приднепровском крае», так и в столичной прессе. 4 марта 1901 года вместе с М. И. Туган-Барановским и П. Б. Струве она впервые участвовала в демонстрации, устроенной столичной молодёжью в поддержку студентов Киевского университета, которых отдали в солдаты за «беспорядки». Была арестована на 10 суток. С этого пребывания под арестом в Литовском замке и начинается отсчёт активного участия Тырковой в подготовке революции.

В своих воспоминаниях «То, чего больше не будет» (Париж, 1954) Ариадна писала: «…три основоположника русского марксизма, М. И. Туган-Барановский, П. Б. Струве и В. И. Ульянов, были женаты на моих школьных подругах… Благодаря им я рано познакомилась с русским марксизмом, вернее, не с марксизмом, а с марксистами. Теорию их я никогда не изучала и чем больше слушала длинные разговоры о Карле Марксе, его учении, его письмах Энгельсу, с указанием в каком издании, на какой странице находится та или иная цитата, тем менее было у меня охоты изучать его».

В молодые годы Ариадна Тыркова была светской дамой, её петербургский салон посещали Александр Блок, Максимилиан Волошин, Зинаида Гиппиус, Алексей Толстой. Но уже в 1904 году за провоз нелегальной литературы была приговорена к заключению и лишению прав на 2,5 года. Из-за болезни молодую женщину освободили от тюремного заключения. Она бежала через Швецию в Германию, в Штутгарт, где тогда находилась редакция журнала «Освобождение», с которым Тыркова сотрудничала.

В редакции «Освобождения» она познакомилась с корреспондентом английской газеты «Times», известным полиглотом (владел 58 языками) Гарольдом Вильямсом (Harold Williams). В 1906 году они зарегистрировали свой брак. Для Ариадны это был второй брак.

После амнистии, объявленной Манифестом 17 октября 1905 года, она вернулась в Россию, и вступила в партию кадетов.

Отношение в кадетам

и к В. И. Ленину

В своём дневнике за 14 июля 1904 года она описывает, как долго бегала по Женеве в поисках квартиры Лениных, нашла их в рабочем квартале, на окраине, в отдельном домике. Замечает с женской наблюдательностью все детали быта: разгром и «наверное, всегда грязь. Наде некогда, да и неохота. Потребностей в комфорте, очевидно, никаких. У него, может быть, и есть, у неё, наверное, нет. Всё ушло в мысли и в борьбу. Живут, несомненно, хуже западного рабочего и вряд ли многим лучше русского… И все эти усилия, весь идеализм, вся напряжённость духа – всё это бесследно падает в бездонную жадную яму мелких распрей».

«Некрасивый, маленький, лысый, с умными внимательными глазами» – так Ариадна Тыркова описывает вождя пролетариата той поры. Уже в те годы она очень осторожно оценивала Ленина как вождя революции: «Он вожак, и на нём ответственность, а тут ещё и его затеи, которые я не хочу назвать интригами, почему-то верю в его преданность идее».

Однажды у них состоялся такой разговор:

– Ведь нас с вами, когда революция настанет, повесят. Или вы надеетесь уцелеть? – спросила Ариадна.

– Конечно, – уверенно ответил Ленин. – Это вас повесят, а меня никогда. Как только наступит революция, мы станем во главе движения.

О последовательности в ответах и мнениях вождя революции говорить не приходится. Известен его знаменитый ответ на вопрос, когда в России будет революция. На этот вопрос в феврале 1917 года (!) Владимир Ильич Ленин ответил, что, мол, вы, молодые, может быть, и доживёте до революции, а нам, старикам, уже не придётся. Кокетничал или действительно не верил в успех затеянного?

Весной 1917 года Ариадна Тыркова писала в своём дневнике: «Кадетская партия даже среди революции не смогла выдвинуть людей действия, и в этом – одна из причин неудачи Временного правительства… Они считали себя только доверенными, которым народ, временно, до Учредительного собрания, поручил дела государственные… Ленин, тот никаких „пока“ не признавал и уж, конечно, ни перед кем не извинялся. Он сразу схватил власть, и сразу стало ясно, что он её без боя никому не уступит. Вот этой боевой ясности не было ни в кадетских речах, ни в их поступках, ни в их сердцах».

Павел Милюков, глава конституционно-демократической партии (партии кадетов), писал, что Ариадна Тыркова – «единственный мужчина в ЦК кадетов».

О своей партии кадетов она не раз высказывалась очень жёстко: «Они только подготовили дорогу большевикам, которые сумели разрушить старую Россию и на её развалинах создать на совершенно новых основаниях жёсткую, но сильную власть. Добросовестные, начитанные, от всего сердца преданные России кадеты, среди которых были люди очень не глупые, не справились со своей новой задачей и не сумели превратиться из оппозиции в правительство».

В пятом издании сочинений Ленина Тыркова упоминается дважды. Она обратила его внимание своей исключительной честностью; высказывая своё мнение, она никогда не пыталась в чем-то подыграть Ленину. А сам Ленин, рассказывая о выступлениях кадетов на разных собраниях, отметил, что все они говорят «словами Тырковой».

На берегах туманного Альбиона

В. И. Ленин хорошо знал отношение Ариадны Тырковой к большевикам. И она знала отношение В. И. Ленина к себе: ей грозил арест. Поэтому сразу же после Октябрьской революции, точнее,     в марте 1918 года, чета Тырковых-Вильямс выехала из Петрограда в Англию через Мурманск.

Ей, как английской подданной, было легче, чем другим эмигрантам. «Но я не могу не быть русской, – писала она позднее баронессе Марии Врангель. – Да и муж мой Dr. Harold Williams, или как его звали русские, Гарольд Васильевич Вильямс, прожил в России 14 лет, отлично говорил по-русски, знал Россию лучше многих русских и любил её до конца своей жизни».

В своих воспоминаниях Ариадна Тыркова рассказывает, что вскоре после приезда они были приглашены на «на чай» к премьер-министру Дэвиду Ллойду Джорджу (David Lloyd George).

Ллойд Джордж считал, что Троцкий – единственный государственный человек в России, с которым можно вести переговоры. По словам Ариадны Тырковой, Гарольд Вильямс откровенно заметил по этому поводу:

– Не знаю, какой Троцкий государственный деятель, но он враг Англии.

– Откуда вы это знаете? – быстро спросил Ллойд Джордж.

– От самого Троцкого. Он мне об этом сообщил, – невозмутимо ответил Вильямс.

На её квартире в Лондоне прошло два первых заседания Совещания представителей русской эмиграции (то, что позднее стало именоваться Комитетом освобождения России). На них обсуждалось положение Русской православной церкви за рубежом, и положение русской эмиграции.

И вся оставшаяся жизнь

В это время Гарольд Вильямс вернулся в Россию и его аккредитовали при штабе Вооружённых сил Юга России в качестве корреспондента газет «Times» и «DailyChronicle». В июле 1919 года возвратилась в Россию и Ариадна, и стала работать в «Отделе пропаганды при правительстве Вооружённых сил Юга России» . Теперь они с Лениным в прямом смысле были по разные стороны баррикад.

После поражения белых, в 1920 году Тыркова с мужем вернулись в Лондон и вместе написали с роман «Hosts of Darkness» (в русском переводе «Полчища тьмы», Лондон, 1921) о событиях революционных лет.

С 1939 года и в течение всей Второй мировой войны Ариадна Тыркова с семьёй сына жила во Франции, в марте 1943 года на непродолжительное время была интернирована немцами как британская подданная.

Ею на изумительном русском языке написан двухтомник «Жизнь Пушкина», считающийся одной из наиболее полных и обстоятельных биографий поэта. До конца своих дней Ариадна Тыркова оставалась человеком активной жизненной позиции, много жертвовала попавшим в нищету эмигрантам.

В 1951 году вся семья переехала в США. Ариадна Тыркова-Вильямс умерла в Вашингтоне в январе 1962 года.
Виктор Фишман

№ 44, 2017. Дата публикации: 03.11.2017
 
 
ариадны тырковой русской россию ленин революция тыркова ленина ответил ариадна вильямс революции кадетов россии писала пропаганды ноября отношение партии гарольд
 
 

 

 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение