наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Понемногу обо всём


Почему омовения в реке Иордан называют крещением, а Иоанна, предтечу Христа, – Крестителем?

Почему омовения в реке Иордан (в знак покаяния, очищения от грехов) называют крещением, а Иоанна, предтечу Христа, – Крестителем? Ведь крест стал символом христианства позже, после распятия Христа. Марина (по электронной почте)
 


Дело в том, что слова «крещение», то есть таинство вхождения в Церковь, приобщения к христианству, и «крест» являются однокоренными лишь в русском и ряде славянских языков. По-гречески (а Новый Завет был написан на греческом) «крестить» (baptizō) в буквальном переводе означает «окунать, погружать, омывать». А словом baptisma (в классическом греческом – «погружение в воду») определяли обряд ежедневного ритуального омовения, очищения (твила или т’била), которые совершали иудеи того времени (в частности, иудейские сектанты ессеи). По крайней мере, в таком значении оно четырежды встречается в Ветхом Завете. И тот, кто прошёл через твилу, считался вновь рождённым. Хотя вообще-то вода издревле была знаком жизни и очищения у многих народов. Так, по словам древнеримского философа Макробия (Ambrosius Theodosius Macrobius, V век н. э.), римляне, давая имена новорождённым, обмывали их в воде на восьмой или девятый день после рождения.

Иоанн Креститель, чьё имя на иврите звучит Йоханан ѓа-Матбиль (греч. Иоаннис о Ваптистис; лат. Io(h)annes Baptista), где «га-Матбиль» означает «погружающий в воду», тоже совершал на реке Иордан ритуальное очищение водой, которое носило покаянный характер, означало «смывание» человеком своих грехов и было подготовкой к явлению Мессии. И если бы был применён дословный перевод, то некоторые главы Нового Завета, посвящённые Иоанну Крестителю, могли звучать иначе. Например, вместо «И крестились от него в Иордане, исповедуя грехи свои» (Матф. 3:6) – «И погружались в воду от него в Иордане, исповедуя грехи свои». Вместо «Я крещу вас в воде в покаяние, но Идущий за мной сильнее меня; (…) Он будет крестить вас Духом Святым и огнём» (Матф. 3:11) – «Я погружаю вас в воде в покаяние, но Идущий за мною сильнее меня; (…) Он будет погружать вас Духом Святым и огнём». Погружал же людей в воду Предтеча, не используя символа и самого понятия креста (поэтому изображение креста в руке Иоанна на знаменитой картине Александра Иванова «Явление Христа народу» – это историческая неточность). Крест, чей символ задолго до появления христианства использовали многие народы в языческом поклонении силам природы, стал символом христианства лишь в связи с особым смыслом распятия, мученической смерти Иисуса Христа, а не обряда омовения (крещения) Иисуса Иоанном Крестителем. Но Иоанново погружение в воды Иордана стал прообразом христианского крещения и подготовкой к нему.

Поэтому для переводчиков Нового Завета, чьи исходные тексты появились в середине – конце I века н. э., основным в переводе греческого слова «баптизма» именно как «крещение» стало его значение «полного распятия старого греховного естества и полного же погружения в обновляющее естество Божие». Такой духовно-символический смысл придали слову «баптизма» и братья Кирилл и Мефодий, переведшие Священное Писание с греческого на славянский язык в IX столетии.

Кстати, в Новом Завете нет именования «Предтеча» по отношению к Иоанну (оно применяется лишь к Иисусу Христу, например, в Послании к Евреям 6:20). А Иоанна Крестителя «Предтечей» впервые назвал античный философ-гностик Ираклеон (Herakleon; II век) в своём комментарии на Евангелие от Иоанна. В православии используются оба эпитета – Креститель и Предтеча, а на Западе в основном лишь Крестителем. Образованном, впрочем, от греческого глагола baptizō: John the Baptist (по-английски), Juan el Bautista (по-испански) и так далее (но по-немецки – Johannes der Täufer). В Италии в IV−XIII веках даже были специальные крестильные храмы во имя Иоанна Предтечи, называемые баптистерии (baptisterium).

А откуда такое наименование в немецком языке? От Taufe, означающего крещение. Происхождение слова надо искать в первом переводе Библии на германский (готский) язык, «Готской Библии» IV века. Его автор, епископ Вульфила (Wulfila), перевёл греческое слово baptizein как daupjan («погрузиться»), что приобрело значение «через погружение в христианство». Как и готическое слово, древневерхненемецкое toufen связано своей этимологией со словом tief (глубокий), с которым связано и tauchen (погружение).

№ 43, 2017. Дата публикации: 27.10.2017
 
 
распятия символом греческого воде предтеча слова переводе воду иоанна христа крест иордан грехов омовения погружение реке очищения крестителем крещение христианства
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение