наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
связь времён


«После нас хоть потоп»

С мая 1940 года и едва ли не до последнего дня Второй мировой войны английские самолёты бомбили со всё нарастающей интенсивностью Германию (в августе 1942 года к ним подключились американские бомбардировщики). Эти совместные удары, которые иногда называют стратегическим воздушным наступлением, отличались хорошей организованностью, продуманностью и обретали – при всей их опасности для экипажей самолётов и непредсказуемости результатов – всё более рутинный характер.
 


Но среди полётов английской авиации были и такие, которые отличались ярко выраженной творческой новизной и необычайной дерзостью.

«Прыгающая бомба» Барнса Уоллиса

В 1913−1915 годах в Руре, который считался тогда индустриальным сердцем Германии, были построены в долинах пяти рек крупные водохранилища с плотинами и электростанциями для того, чтобы обеспечивать электроэнергией и водой население и промышленные предприятия Рура. Самые большие плотины были поставлены на реках Мёне (Möhne), Эдер (Eder) и Зорпе (Sorpe), их высота достигала сорока восьми метров, ширина у основания тридцать четыре метра, длина шестьсот сорок метров.

Через полтора месяца после начала Второй мировой войны, в октябре 1939 года, английский инженер-конструктор Барнс Уоллис (Barnes Wallis) сообразил: если эти плотины взорвать, огромные, в сотни миллионов кубических метров, водные массы хлынут в долины, затопят весь Рур, что, как он полагал, неизбежно приведёт к выходу Германии из войны.

Идею Уоллиса поддержал премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль (Winston Churchill), осталось понять, как её можно реализовать. Сокрушить плотину прямым попаданием авиационной бомбы возможным не представлялось:  попасть в неё точно – проблематично, да и взрыв на поверхности особого вреда не причинил бы – плотину лучше «валить» подводным взрывом с гидроударом.

Торпедная атака тоже не представлялась возможной: подступы к плотине были защищены противоторпедными и противодиверсионными сетями, которые перекрывали акваторию водохранилищ практически по всей глубине.

Но Уоллис понял, как обойти защиту. Неизвестно, пёк ли «блинчики», бросая по воде плоские камушки так, чтобы они прыгали, отскакивая от поверхности, или иное что думалось изобретателю в тот момент, когда он придумал «прыгающую» бомбу – сброшенную с самолёта бомбу, которая, прыгая по поверхности, должна будет обойти подводные сети и только затем «утонуть» перед самой плотиной.

Уоллис разработал и математически обосновал следующую схему удара: бомбардировщик должен лететь точно на высоте восемнадцать метров, иметь скорость триста тридцать пять километров в час, бомбу надо сбросить на расстоянии от трёхсот шестидесяти до четырёхсот десяти метров до плотины. Бомба при этом будет отскакивать от поверхности и прыгать по воде в направлении к плотине.

Достигнув плотины, бомба, по замыслу конструктора, ударяется о неё, погружается и взрывается на глубине десяти метров, разрушая плотину не только своим взрывом, но также и гидравлическим ударом.

После экспериментов выяснилось, что оптимальная форма для такой бомбы – цилиндр, ось которого расположена горизонтально и перпендикулярно направлению полёта, при этом цилиндр должен вращаться для стабилизации. Уоллис сконструировал устройства для «закручивания» бомбы, а также приборы для точного измерения высоты полёта и удаления от плотины.

В декабре 1942 года Уоллис создал бомбу, отвечающую вышеуказанным требованиям – её вес составлял 4,2 тонны, диаметр 1,27 метра, длина 1,5 метра. К тому времени такую бомбу вполне мог поднять новейший тяжёлый английский бомбардировщик «Ланкастер».

Для выполнения замысла Уоллиса в конце марта 1943 года была сформирована эскадрилья «Ланкастеров» (номер 617), её командиром назначен Гай Гибсон (Guy Gibson), один из наиболее опытных британских «бомберов». Все пилоты эскадрильи были не старше двадцати трёх лет (самому Гибсону было немногим менее двадцати пяти) и имели не менее шестидесяти боевых вылетов.

Немцев не насторожили полёты в район Рура английских самолётов-разведчиков, постоянно фотографировавших уровень воды в водохранилищах и места зенитных установок.

«Ланкастеры» громят плотины Рура

Три звена «Ланкастеров» вылетели для проведения операции в ночь на 17 мая 1943 года. Эта дата была выбрана потому, что к этому времени водохранилища были полностью заполнены после весеннего таяния снегов, а ночью светила полная луна.

Были атакованы плотины на реках Мёне, Эдер и Зорпе. «Ланкастеры», строго придерживаясь параметров полёта, установленных Уоллисом, выходили в атаку под плотным зенитным огнём, Гибсон руководил действиями бомбардировщиков, находясь в центре событий.

В результате налёта плотины на реках Мёне и Эдере были частично разрушены, плотина на реке Зорпе получила незначительные повреждения. Из девятнадцати стартовавших самолётов не вернулись восемь, погибло пятьдесят три лётчика (из ста тридцати трёх), три лётчика попали в плен.

Английское авиационное командование доложило «наверх», что операция прошла успешно, однако апокалиптических последствий для военно-промышленного комплекса Рура, на которые рассчитывали организаторы налёта на плотины, не произошло. Пострадали с разной степенью ущерба ряд фабричных строений, электростанций, мостов, залило несколько аэродромов с самолётами и ангарами, несколько тысяч гектаров сельскохозяйственных угодий, но благодаря мерам, предпринятым министром военной промышленности и вооружений нацистской Германии Альбертом Шпеером (Albert Speer), плотины уже к концу сентября 1943 года были восстановлены.

Точное количество человеческих жертв неизвестно, оно оценивается цифрой от 1200 до 1600, причём это, главным образом, советские военнопленные, узники концлагерей, принудительные рабочие из Советского Союза и Польши.

Тем не менее это более чем рискованное предприятие считается самым блестящим деянием английских ВВС в годы войны, и по праву – британские пилоты явили образец не только огромного мужества, но и виртуозного управления огромными «Ланкастерами» (взлётный вес двадцать восемь тонн).

30 мая 1943 года король Англии Георг VI (Georg VI) в ходе торжественной церемонии в Букингемском дворце лично вручил награды уцелевшим лётчикам. Гай Гибсон получил высшую награду Великобритании за воинскую доблесть – Крест Виктории (за годы почти шестилетней войны её получили всего 182 человека).

617-й эскадрилье был присвоен герб с надписью «Après moi le déluge» («После меня хоть потоп»), изречение, которое приписывается маркизе де Помпадур (marquise de Pompadour), фаворитке французского короля Людовика XV (Louis XV).

Гай Гибсон, самый, пожалуй, известный английский лётчик Второй мировой войны, погиб 19 сентября 1944 года – в районе Мюнхена был сбит огнём зенитной артиллерии.

Что же касается Барнса Уоллиса, то он получил известность ещё и как конструктор авиационных бомб большой мощности в шесть («Tallboy») и в десять тонн («Grand Slam»), посредством которых разрушались хорошо укреплённые, в том числе подземные, объекты – пусковые площадки ракет Фау-2, бункеры подводных лодок, подземные заводы, командные пункты, мосты, тоннели и т.д. В 1968 году Уоллис был возведён королевой Елизаветой II (Elizabeth II) в звание рыцаря. Умер Барнс Уоллис в 1979 году, в возрасте 92 лет.

«Москиты» освобождают узников нацистской тюрьмы

Одна из наиболее ярких и захватывающих воображение страниц истории британской авиации связана с двухмоторным бомбардировщиком «Москито», который начал поступать на театр боевых действий в июле 1941 года. «Москито» строился из дерева, его не могли засечь радары. Вёрткий, хорошо управляемый, с большой дальностью полёта (3300 километров) и скоростью, при которой его не мог догнать ни один немецкий истребитель, «Москито» считается одним из лучших самолётов Второй мировой войны.

В начале февраля 1944 года в Англии стало известно, что в тюрьме французского города Амьен томится семьсот двенадцать участников Сопротивления, в том числе сто двадцать приговорённых к смерти.

Тюрьма представляла собой построенную ещё в XVII веке крепость, окружённую стеной высотой шесть и толщиной в один метр. Взять штурмом цитадель силами маки (французских партизан) было нереально, поэтому решили разрушить стены тюрьмы бомбардировкой и для этого задействовать «Москиты».

Операция, которая получила наименование «Иерихон» (здесь обыгрывался эпизод из Ветхого Завета, когда крепостные стены города Иерихон пали от звука священных труб), проводилась по просьбе местных подпольщиков и была согласована с ними.

18 февраля 1944 года, несмотря на явно нелётную погоду (сильный ветер, низкие тучи, туман, снегопад), две группы по три самолёта на бреющем полёте одновременно проломили точно сброшенными фугасными бомбами восточную и северную стены тюремного комплекса, проделав в них бреши шириной шесть метров. Третья группа (пять самолётов) провела атаку тюремных помещений (пищеблок, караулка, административное крыло). Удар нанесли в полдень, когда большинство охранников собрались в столовой для обеда.

К сожалению, погибло сто два заключённых, но двести пятьдесят восемь узников сумели бежать. Также погибли пятьдесят охранников.

Сегодня разного рода авторы спорят по поводу целесообразности и результативности этой операции, но мужество, отвага и лётное мастерство пилотов сомнению не подвергаются.

Огромное пятиэтажное здание гестапо выгорело полностью

Особое значение имели в годы войны налёты «Москито» на резиденции гестапо во Франции, Дании, Норвегии и Голландии по адресам, указанным организациями Сопротивления.

Первый подобный боевой вылет, который стал своего рода «прикидкой», совершили четыре «Москито» 25 сентября 1942 года, атаковав штаб-квартиру гестапо в Осло, столице оккупированной нацистами Норвегии – стало известно, что в этот день здесь состоится собрание норвежских коллаборационистов, которое посетит Видкун Квислинг (Vidkun Quisling), руководитель пронацистского марионеточного норвежского правительства. Здание было повреждено, были уничтожены дела, заведённые на борцов норвежского Сопротивления, но Квислинг, к сожалению, уцелел.

Как оказалось, «Москиты» как нельзя лучше годятся для нанесения точечных ударов по вражеским целям, и нередко в качестве таких целей выбирались резиденции гестапо в оккупированный Европе.

С 1943 года по апрель 1945 года «Москитами» проведено не менее десяти рейдов, когда перед пилотами «Москито» ставились задачи уничтожения местных отделений репрессивно-карательного аппарата Третьего рейха, осуществлявших массовый террор населения на занятых вермахтом территориях.

В качестве примера, который даёт представление о масштабах и последствиях «партизанских» действий «Москитов» далеко за линией фронта, приведу только две таких операции.

31 октября 1944 года в Орхусе, втором по величине городе Дании, «Москиты» четырьмя волнами, в каждой по шесть самолётов, полностью разрушили два здания университета, в которых размещались гестаповцы. Из ста шести работников гестапо тридцать девять убито, двенадцати узникам удался побег.

21 марта 1945 года двадцать «Москитов» атаковали «гнездо» гестаповцев в Копенгагене, погибли двадцать шесть немецких и тридцать датских сотрудников гестапо, восемнадцать узников скрылись. Огромное пятиэтажное здание выгорело полностью, сгорела вся документация.

Легко представить, какое значение имели эти удары не только для поддержания морального духа тех, кто поднимался на борьбу с оккупантами, но и для устрашения противника.

Каждый полёт «Москито» становился игрой в рулетку со смертью. Лететь, едва не прижимаясь брюхом к крышам большого города, на бомбардировщике весом в девять тонн, маневрировать в расщелинах улиц, отыскивая не только нужный дом, но иногда и этаж, сохранять хладнокровие и присутствие духа, когда в тебя могут попасть даже из обычной винтовки – это ли не образец мужества, отваги и лётного мастерства, готовности к самопожертвованию?

Чарльз Батлер (Charles Butler), штурман «Москито», участник уже упомянутого ранее налёта на амьенскую тюрьму 18 февраля 1944 года, вспоминал после войны: «Это была операция такого сорта, которая создаёт ощущение: если бы ты больше ничего не сделал в ходе войны, и тогда этого было бы достаточно».

Этим высказыванием, думаю, можно было бы характеризовать каждый из полётов, о которых шла речь выше.
Яков Черкасский

№ 36, 2017. Дата публикации: 08.09.2017
 
 
бомбу самолётов москиты германии уоллис москито узников февраля тридцать войны реках гестапо метров поверхности гибсон уоллиса плотины мая мировой полёта
 
 

 

 

 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение