наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
один из нас


Айнс, цвай, полицай

Поступить на службу в немецкую полицию на раз-два – практически невозможно. Абитуриентов ждёт серьёзная конкуренция и несколько этапов отбора. Герою нашего интервью Глебу В. удалось поступить только с четвёртой попытки. Он рассказал об этом опыте и своей нынешней работе, которой, он, к слову, очень доволен.
 


Носить форму Глеб мечтал с детства – всему виной личный пример в семье: отец работал в военной структуре. К тому же парень хотел, чтобы в будущей профессии каким-то образом пригодилась спортивная подготовка – Глеб с 8 лет занимался кикбоксингом и боксом, и даже становился чемпионом Германии среди юниоров и 2 раза чемпионом Германии среди взрослых по кикбоксингу, не говоря уже о многократном чемпионстве Берлина и Бранденбурга по кикбоксингу и боксу. Сразу после 9-го класса парень предпринял первую попытку подать документы: «Мы пытались с другом из класса, и у нас не получилось у обоих, мы тогда толком не готовились и не знали, что нас там ожидает. Сейчас понимаю, что не хватило знания языка». После окончания 10-го класса Глеб предпринял вторую попытку. «Тесты длились несколько часов: среди них были и математические задачи, и вопросы по обществознанию, и большая письменная часть. Нам давали три темы, которые надо было развить. Что-то вроде „почему вы считаете, что курение должно быть запрещено в общественных местах“, где надо было показать, как ты умеешь рассуждать. Этот тест я сдал, хорошо подготовился. Через полтора месяца мне пришло приглашение на спортивный тест и медицинскую комиссию. И именно медкомиссию я не прошёл – провалил кардиотест. В тот день вместе со мной было 10 человек, и прошла только одна девушка – очень строгие требования».

Решив, что всё же не судьба, Глеб закончил 13-й класс и решил получить профессию. А через три года, закончив учёбу, предпринял ещё одну попытку попасть в полицию, в этот раз в земле Бранденбург. Хотя процедура поступления практически одинакова, сами тесты отличаются в зависимости от земли. «В компьютерном тесте вопросы были не то чтобы коварными, они были странными. В одной из частей был блок с вопросами, отвечая на которые ты не знаешь, прав ты или нет. Например, изображены два треугольника, один нарисован ровно, другой немножко кривой. Надо выбрать, какой больше нравится. Или, например, картинки с человечками, на одной он забор красит, на другой уже радуется, что докрасил. Я готовился к экзамену по книгам, в которых рекомендовано выбирать разные варианты, но в первую очередь отвечать так, как нравится. Этим тестам уже больше 30 лет, наверное, они помогают делать полиции правильный выбор среди абитуриентов». В этот раз «камнем преткновения» стал диктант: «Допустил на одну ошибку больше дозволенного и очень сильно расстроился». Но жизнь не стоит на месте, надо было решать, что делать дальше. И тогда Глеб подал документы в Потсдамский университет на факультет педагогики. Учёба нравилась, но давняя мечта всё равно не давала покоя.

Один знакомый работал в полиции и всегда рассказывал о каких-то интересных ситуациях, которые случались на службе, невзначай упоминая, что им очень не хватает людей, особенно билингвов. Так знакомый уговорил Глеба попробовать ещё раз.

«И я попробовал, только в этот раз уже не готовился совсем, но так получилось, что всё сдал. После тестов и диктантов были спортивные тесты и медкомиссия. А после – интервью, первая часть которого проходит как дискуссия в группе из 5−6 человек, а вторая – уже личная беседа комиссии с тобой. Ничего сложного в последнем этапе нет, на нём вообще редко кто срезается».

Результаты собеседования пришли через месяц: на сайте была опубликована таблица с именами поступивших. Глеб забрал документы из своего университета и начал учёбу. «Первые полтора года мы проходили много теории, 80% были всевозможные права: уголовное, гражданское. Остальные 20% – это отработка теории на практике, так сказать, моделирование ситуации. Например, что делать и как вести себя при ограблении или драке. Преподают это, как правило, практикующие полицейские. Через полтора года – первая практика, которая длится три месяца. Работаешь как настоящий полицейский, ездишь на вызовы. Затем несколько месяцев снова учёба и после – ещё одна практика в криминальной полиции, после которой даётся время на написание своей дипломной работы». Всего учёба длится три года, по окончании студенты получают степень бакалавра и звание комиссара. Логично, что с таким образованием у молодых людей только одна дорога – работа в полиции, зато с гарантированным трудоустройством. При распределении молодые люди пишут свои пожелания о будущем месте работы, во внимание особенно принимаются наличие семьи и детей – тогда стараются направить человека на службу поближе к дому. После вручения дипломов молодые люди уже знают, где они будут работать. «В Бранденбурге много деревень, где обычно ничего не случается, максимум кабан на автобан выбежит – вот и все события за день. Я рад, что работаю в Потсдаме, это всё-таки столица земли, там гораздо интереснее, больше всего происходит. В среднем у нас 10 вызовов за смену, обычно это аварии, чаще всего – небольшие ДТП. Иногда кражи в магазинах, на выходных – домашние разборки или драки на улице. Моё спортивное прошлое, конечно, очень помогает в такие моменты. Убийства или серьёзные преступления встречаются редко. Сейчас я, кстати, понимаю, почему на вступительных экзаменах были так важны диктанты – писать действительно приходится очень много».

Согласно статистике, в Германии очень редко стреляют из огнестрельного оружия, интересно, что это же касается и полицейских. «Честно скажу, никто из полицейских не хочет попасть в ситуацию, когда приходится лишать жизни другого и вообще делать подобный выбор. Мне, слава богу, стрелять ни в кого ещё не приходилось».

Тем не менее работа в полиции становится всё опаснее. «После терактов во Франции были увеличены наборы в институты почти в два раза, начали выдавать новое оружие и бронежилеты. Те, кто давно работают, говорят, что очень ощущается нехватка людей, потому что преступлений стало больше». При этом Глеб уточняет, что хорошая спортивная подготовка всё же не является обязательным требованием: «В штате не так много бывших спортсменов, многие занимаются спортом, но далеко не профессионально».

Но у этой работы есть и очевидные плюсы: «Это стабильная профессия, со службы не уволят и не сократят. Полицейские приравнены к чиновникам – это значит, что у нас фиксированное довольствие, из которого значительно меньше вычитается, чем из зарплаты обычных наёмных работников. Пенсионный возраст наступает немного раньше, да и пенсия выше, чем у среднестатистического работника. Правда, я точно шёл не за льготами, мне было важно, что это не монотонная работа. Тем более что у нас в отделении график можно составлять самому, главное, чтобы в среднем получалось 40 часов в неделю». Кроме того, к полицейским в Германии относятся очень уважительно. «Русских коллег-полицейских часто обвиняют в коррупции, но мне кажется, что это скорее вина системы. Здесь такие вещи сразу пресекаются на любом уровне. Часто бывает, что какая-нибудь бабушка вызвала полицию по пустяковому поводу и после пытается дать 10 евро на кофе. Никто эти деньги не возьмёт, все боятся потерять рабочее место из-за такой ерунды. Здесь полиция никогда не закроет глаза на правонарушение ради взятки. Это просто того не стоит».

Слова моего знакомого о том, что полиции нужны билингвы, оказались правдой: «Мне приходится довольно часто на работе говорить по-русски, в Потсдаме много туристов. Многие очень удивляются, когда слышат русскую речь от полицейского. Русским в нашем отделении владею я один, но есть ещё люди, которые говорят по-турецки и по-албански, им знание родных языков пригождается не меньше, чем мне».






Светлана Киваева

№ 35, 2017. Дата публикации: 01.09.2017
 
 
полицию абитуриентов интервью предпринял попытку люди германии учёба тесты работы документы поступить людей полтора полицейских работе глеб класса работа полиции
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение