наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
выставка

«Здесь было убийство»

В Мартин-Гропиус-Бау в последние дни июля открылась фотовыставка о преступлениях террористов Национал-социалистического подполья. Снимки Регины Шмеке – дань памяти жертвам правоэкстремистов.
 


В деле «Национал-социалистического подполья» (NSU), которое рассматривается Верховным земельным судом в Мюнхене, началась кульминация, звучат защитительные речи адвокатов. Главная обвиняемая – Беате Чепе (Beate Zschäpe). Ей предъявлены обвинения в пособничестве во всех преступлениях NSU: девяти убийствах из ксенофобских побуждений и убийстве полицейской из Хайльбронна Мишель Кизеветтер (Michèle Kiesewetter). В это время в берлинском Мартин-Гропиус-Бау проходит выставка, посвящённая жертвам неонацистской террористической организации.

Экспозиция «Кровь на земле» – несколько десятков фотографий репортёра Süddeutsche Zeitung Регины Шмекен (Regina Schmeken). Крупноформатные чёрно-белые снимки были созданы при поддержке Военно-исторического музея Дрездена. До того, как приехать в Берлин, они выставлялись в саксонской столице.

На совести членов «Национал-социалистического подполья» десятки преступлений и как минимум десять убийств, совершённых с 1999 по 2011 год. Регина Шмекен называет их «казнями». В течение трёх лет она посетила все места убийств, общалась со свидетелями и родственниками погибших. Её проникновенные фотографии – напоминание о том, насколько скоротечна жизнь, и о том, что самые страшные преступления порой случаются в самых обыденных местах. В случае NSU это в основном небольшие турецкие магазинчики: 8 жертв неонацистской группировки были турками, ещё одна жертва ксенофобии – грек.

«Самое тяжёлое в этих фотографиях – это то, что на них мы не видим ни убийц, ни жертв убийства, – замечает об экспонатах выставки мюнхенский писатель Ханс Магнус Энценсбергер (Hans Magnus Enzensberger). – В снимках Шмекен незаметные, банальные, привычные вещи становятся жуткими». Например, обычная нюрнбергская улица, на которой торговал цветами выходец из Турции Энвер Шимшек (Enver Şimşek), первая жертва NSU. 9 сентября 2000 года террористы расстреляли его средь бела дня из двух пистолетов. Через два дня он скончался от смертельных ранений в больнице.

В 600 км от места проведения выставки медленно близится к завершению процесс над Чепе, который начался четыре года назад. Четыре года – долгий срок для правосудия, замечает Шмекен. Но так ли много мы узнали за это время? Недавно две семьи погибших подали в суд на Баварию, Тюрингию и Германию, требуя компенсацию за оплошности при проведении расследования и за давление на родственников жертв террористов. Каково это – оплакивать родственника, погибшего от рук неизвестного, и при этом долгое время самому быть под подозрением? Чувствовать, что государство, в котором ты живёшь, платишь налоги и растишь детей, в самый тяжёлый момент твоей жизни внезапно оборачивается против тебя, озвучивая нелепые предположения?

«Стыдно осознавать, что полиция долгое время искала преступников среди близких и знакомых жертв», – говорит Барбара Йон (Barbara John), уполномоченная правительства по правам жертв и родственников погибших. «Если бы речь шла не об иностранцах, а о немецких мелких предпринимателях, пошло бы следствие по тому же ложному пути?» – спрашивает она. Вопрос повисает в воздухе.

Семьи погибших опасаются, что после окончания процесса ужасные преступления группировки будут забыты, замечает Шмекен. К тому же неизвестно, все ли преступники были выявлены. География убийств NSU простирается от портового Ростока до пивной столицы Германии Мюнхена. В NSU входили, по меньшей мере, три человека: Уве Мундлос (Uwe Mundlos), Уве Бёнхардт (Uwe Böhnhardt) и Беате Чепе. 4 ноября 2011 года Мундлос и Бёнхардт погибли. Предположительно, один из них выстрелил в другого, а потом покончил с собой, чтобы избежать ареста после неудачной попытки ограбления. В тот же день в саксонском Цвиккау в доме № 26 по Frühlingsstraße Беате Чепе, стремясь скрыть улики, устроила пожар и взрыв в доме, где тройка террористов жила по поддельным документам. Четыре дня спустя она сдалась полиции.

Мы хорошо помним эти ноябрьские дни. Вся Германия была в шоке: пока спецслужбы пристально наблюдали за левыми депутатами Бундестага, в стране образовалась некая подпольная террористическая группировка праворадикального толка. Но вот прошло почти шесть лет, а мы так ничего толком и не узнали.

Число сторонников NSU оценивается в 100−200 человек. Следствие видит в главной обвиняемой Беате Чепе соосновательницу группировки и соучастницу всех её преступлений. К ядру ячейки, кроме неё и скончавшихся Мундлоса и Бёнхардта, принадлежало ещё как минимум четверо: зампредседателя тюрингской НДПГ Ральф Вольлебен (Ralf Wohlleben), Андре Эмингер (André Eminger), Хольгер Герлах (Holger Gerlach) и Карстен Ш. (Carsten Sch.). К деятельности группы причастны сотрудники службы внутренней разведки, поэтому многие документы в этом деле засекречены. Может статься, мы никогда не узнаем всю правду об этом деле. Тем важнее такие выставки – они не дают нам забыть о том, что произошло.
Фаина Артс

№ 31, 2017. Дата публикации: 04.08.2017
 
 
Наша справка
Выставка Regina Schmeken. Blutiger Boden проходит до 29 октября по адресу:
Martin-Gropius-Bau
Niederkirchnerstraße 7 (Kreuzberg)
Ср. – пн.: с 10:00 до 19:00
Вход: 4 (3) евро
 
 
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение