наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Понемногу обо всём

Сектантами не рождаются

Моя сестра в Украине попала в какую-то секту и изменилась до неузнаваемости, стала чужой, едва ли не враждебной ко всем родным. Я никак не пойму: как в ХХI веке образованные люди могут становиться сектантами?! Лилия Клоц, земля Тюрингия
 


Очень трудный вопрос. Ответ на него продолжают искать психологи, социологи, социобиологи, церковь, написаны сотни исследований, сняты сотни документальных фильмов – о технологиях вербовки новых адептов и «реформирования» их мышления, психотехниках типа определённого дыхания, песнопений или же коллективного транса, как в особо жёстких сектах. И конечно, учёные выделили ряд общих причин. Но все точки над і пока не расставлены, ведь речь идёт о человеческой психике, а она по-прежнему остаётся тайной.

Оставим в стороне само понятие секты, которое в разных государствах по-разному трактуется законом. Ограничимся лишь основными причинами, почему человек приходит в деструктивную, или тоталитарную, секту. То есть организацию, которая, принимая формы не только религиозной, но и психотерапевтической, научно-познавательной, культурологической, оздоровительной и некоторых других, создаёт опасность для здоровья и даже жизни её членов (и их семей) своими авторитарными методами управления и разрушительной манипуляцией сознания.

Стать жертвами таких сект, по мнению специалистов, может каждый человек, находящийся в состоянии депрессии, хронического страха, страдающий от одиночества (тем более в преклонном возрасте) и комплексов, переживающий глубокий внутренний конфликт в попытке найти смысл жизни и своё место в ней, острый момент нерешённых проблем (например, серьёзные неудачи в семейной жизни, болезнь или смерть родных, разочарование в других религиях и т.п.). В секту попадают также наивные идеалисты, которые хотели бы изменить жестокий и несправедливый окружающий мир, легко внушаемые, импульсивные люди с небольшим запасом знаний, неопытная, психологически неустойчивая молодёжь с её жаждой духовного самоопределения. Не говоря уж о людях с соматической патологией, различными формами психических расстройств и заболеваний.

Впрочем, часто контингент сект состоит из интеллигентных, интеллектуально развитых, хорошо образованных, стремящихся к духовному развитию и бескорыстному служению людей. Среди них много предприимчивых и квалифицированных специалистов, что помогает секте вести успешный бизнес.

Пришедший в секту в поисках истины растерянный, сломленный бедами человек обретает иллюзорный смысл жизни, а страдающий нарциссическими комплексами – ложное чувство собственной духовной элитарности и исключительности. Им внушают мысль: вы – единственно спасённые (благодаря прикосновению к тайному и единственно верному учению) люди, все остальные – «второй сорт», обречённый на погибель. Сладость запретного плода, непостижимого, что так хочется постичь, невероятно манит маленького человека. К тому же «братство» даёт им едва ли не главное – ощущение собственной важности: это в реальном мире ты никто, это на работе тебя унижает начальник, это дома тебя ни в грош не ставят жена и дети, ты не можешь найти понимания, общего языка с окружающими. А тут ты именно тот, кого ждали в «братстве», ты в центре внимания, именно тут, в группе избранных, наконец-то оценили твои таланты и познания (у мунитов это называется «бомбардировка любовью»).

По мере более активного участия в деятельности секты ты становишься причастным к некой тайне, Великой Идее. Понимать её нет необходимости (какое удобство для ленивого и не очень образованного!), более того, упаси вас какой-нибудь Мун или Мария Дэви сомневаться в учителе, критически осмысливать сектантское вероучение. Надо лишь платить деньги, ходить на собрания, где повторять как мантры своего рода «коды» к «истинному учению». И будет вам «просветление» и даже продвижение по иерархической лестнице «братства». И уход от реальной, напряжённой, требующей постоянных усилий жизни, защита от житейских бурь. Генетическая семья подменяется суррогатной – в лице лидера и членов секты, от которых человек становится всё более зависимым. Недаром специалисты сравнивают сектантство с наркотической зависимостью.

Эта зависимость усиливается контролем над многими, порой даже всеми сферами жизни человека. Часто тоталитарные секты не просто вырывают из привычной жизни, лишают прежнего круга общения и имущества (квартиры чаще всего продаются или отдаются под офисы секты), сектанты образуют особые поселения со своей жёсткой дисциплиной и ограничениями. А в некоторых для достижения контроля над адептами не гнушаются психотропных средств и гипноза. И вырваться из цепких лап тоталитарной секты всегда трудно.

№ 20, 2017. Дата публикации: 19.05.2017
 
 
учению секты собственной земля страдающий лилия тюрингия человека сестра сотни единственно секту сект жизни членов сектантами специалистов смысл люди клоц
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение