наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
интервью с читателем

Итог жизни – орден за заслуги перед Германией

Что празднуем? Этот вопрос мне задавали сразу несколько подписчиков, размышляя над своим «противоречивым положением».
 


 Особенность этих раздумий определена самим фактом проживания в стране, с которой так жестоко воевали несколько десятилетий назад.

«Вечное недоумение охватывает меня, когда сравниваю, как живут победившие и побеждённые», – пишет г-н Маркин. Наш читатель имеет в виду прежде всего своих знакомых на постсоветском пространстве, а также русскоязычных соотечественников в Германии. Конечно, горько читать эти письма, но по этому поводу подписчики «РГ/РБ» очень часто высказываются, не зная, что предложить. А потому я предлагаю по мере сил и душевной отзывчивости помогать родным и близким, обращая при этом взоры на окружающую нас немецкую действительность.

В канун праздника нам прислали не только поздравления к 9 Мая, но и рассказали о современных буднях как о «начале второй жизни в Германии, до которой и не мечтали дожить». Нам признаются, как смогли преодолеть в себе «неприятие чужой, когда-то вражеской речи и развить приятельские отношения с немцами, пережившими войну по другую сторону фронта». Несколько раз были и просьбы передать лично канцлеру Ангеле Меркель слова благодарности за то, что её «страна так гостеприимно нас приняла».

Я понимаю, что последние слова могут вызвать непонимание, несогласие и даже осуждение в неискренности со стороны тех, чья жизнь не заладилась на новом месте. Имею в виду прежде всего тот тип людей, которые в своих письмах признаются: «Живу 22 года в Германии, языка не знаю, зато произвол немецких властей испытала в полной мере». За этими строчками следует страстный призыв «больной и старой, 62-летней женщины», как сама себя называет автор письма, разобраться в её ситуации. Объёмное письмо я переправила нашему адвокату, возможно, он найдёт подсказку для читательницы.

Мы же вернёмся к Празднику Победы. С сожалением отмечу, что в этом году ни одного письма от участников войны в редакцию не пришло. Эпоха ушла… И хотя мы получили письма от «детей войны», их число совсем незначительное. Только стойкие блокадники Ленинграда, например, Леонид Березин, председатель берлинской Ассоциации «Живая память» продолжает сообщать, что на его торжественные и памятные мероприятия в Берлине собираются соотечественники.

В связи с этим не осталась незамеченной статья Ирины Стекол, в которой упоминается это траурное мероприятие («Этот День Победы»). Журналист размышляла о том, что порой «праздники меняют для нас своё значение», и сожалела об «украденных». Один из таких – День Победы, чей «боевой пыл нагнетается и растёт». К сожалению, мне приходится наталкиваться в редакционной почте на изложение разного рода обид и претензий, связанных с осмыслением политических и исторических событий обозревателями «РГ/РБ». Так, в упомянутой статье Ирины Стекол читатели нашли «оскорбление чувств помнящих, так как журналист скептически высказалась о Дне Победы». Уточним – не о самом празднике скептически отозвалась наш обозреватель, а о об отношении к нему, которое насаждается последние годы и с которым она не согласна.

С особенным интересом вчитываешься в строчки, подобные тем, которые нам прислали Исай Шпицер и Мария Шефнер, член мюнхенского отделения «Землячества немцев из России». В их тексте рассказывается о недавно ушедшей из жизни российской немке Анне Карловне Ленгенфельдер. Свою жизнь она посвятила осуществлению одной мечты, сформулированной ею так: «Я с раннего детства видела столько горя в глазах окружавших меня людей, что самой заветной мечтой стало увидеть в них счастье». Как итог большой общественной жизни – награждение орденом «За заслуги перед Федеративной Республикой Германия».




Ваша Вера Маерцке

№ 19, 2017. Дата публикации: 12.05.2017
 
 
виду жизни войны положением день германии признаются прислали ирины письма мере размышляя журналист противоречивым слова скептически стекол подписчиков победы наш
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение