наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Турция
Выборы


Турция расколота. Европа в недоумении

16 апреля в Турции прошёл инициированный действующим президентом страны Реджепом Эрдоганом (Recep Tayyip Erdoğan) референдум. На голосование народу был представлен вопрос о внесении в Конституцию поправок, которые фактически превращали страну из парламентской республики в президентскую. Ответов на вопрос о поддержке реформы было два – «Да» и «Нет».
 


В судьбоносном для республики референдуме, последствия которого Турция продолжит ощущать и тогда, когда режим президента Эрдогана уйдёт в историю, приняли участие 84 процента имеющих право голоса турецких граждан. Его официальный исход – незначительный перевес сторонников конституционной реформы. Какими бы ни были её формулировки, фактически плебисцит стал возможностью выразить поддержку президенту Эрдогану или выступить против него. Инициативы главы государства поддержали 51,4 процента участников голосования, вариант «нет» выбрали 48,6 процента турок. Значительную роль в исходе референдума сыграли голоса турецкой диаспоры. За рубежом проживает около трёх миллионов граждан Турции, имевших право голоса (только в Германии – около полутора миллионов). 63,2 процента немецких турок проголосовали в поддержку Эрдогана. Ещё более чёткие результаты зафиксированы в Австрии (73,2 процента), а также в Бельгии и Нидерландах, где реформе сказали «да» свыше 70 процентов обладателей турецких паспортов. Среди швейцарских турок сторонников Эрдогана оказалось меньшинство («да» – 38 процентов), как и в Швеции, где 47% выступили за реформу, в Испании, Великобритании и США (по 20 процентов).

Столицей немецких сторонников Реджепа Тайипа Эрдогана стал Дортмунд: турецкие жители этого города отдали 75,89 процента голосов за реформу. В Дюссельдорфе их оказалось 69,57%, в Штутгарте – 66,26%. Более половины голосов немецких турок реформа получила (в порядке убывания) в таких городах, как Майнц, Кёльн, Мюнстер, Мюнхен, Карлсруэ, Ганновер, Франкфурт, Гамбург, Нюрнберг и, наконец, Берлин. В столице Германии голоса разделились практически пополам: 50,13 процента участников референдума поддержали реформу Эрдогана, 49,87% турецких берлинцев её отвергли. В Европе турки голосовали досрочно – с 27 марта по 9 апреля. На территории Германии были созданы 13 избирательных участков, доставка к которым из различных регионов страны осуществлялась оплаченными автобусами.

Президент Турции с одобрением отметил «потрясающий всплеск избирательной активности» за рубежом.

Оппозиция не признаёт исход референдума и обращает внимание на вероятные манипуляции в ходе плебисцита.

Что за выбор был предоставлен турецким гражданам, определявшим, как соглашались все политические аналитики, судьбу собственной страны? Турции предлагалось стать из парламентской республики президентской: в итоге принятая конституционная реформа окончательно изменит баланс сил в государстве, и без того практикующем самые жёсткие методы борьбы с политическими противниками, оппозицией, национальными меньшинствами. В государстве, глава которого позволяет себе сравнивать с нацистским режимом действия властей Германии и Нидерландов, в стране, которая ещё недавно пыталась быть светской и «самой европейской» во всей Азии, хоронят и без того призрачные надежды на интеграцию с Европой, восстанавливают религиозно-монархический уклад.

Согласно ныне действующей Конституции президент Турецкой республики (с 2014 года этот пост занимает Реджеп Тайип Эрдоган, ранее 11 лет возглавлявший турецкое правительство) выполняет лишь представительские функции. Пересмотра президентских полномочий Эрдоган добивался с 2005 года. Особый вес его позиции придала неудавшаяся попытка государственного переворота в июле прошлого года и предотвращение подобного – один из основных аргументов сторонников реформы. С переходом от парламентской республики к президентской президент Турции сможет распускать парламент, объявлять чрезвычайное положение, назначать и увольнять министров и судей, а также собственными указами влиять на целый ряд сфер государственной политики. Должность премьер-министра будет упразднена: главой правительства одновременно становится глава государства, которого будут выбирать прямым голосованием на пятилетний срок. Сегодня президент Турции должен быть политически нейтральным: реформа даст ему право сохранять членство в политической партии и даже её возглавлять, то есть Реджеп Тайип Эрдоган вскоре сможет вернуться во главу правящей Партии справедливости и развития, которую основал в 2001 году.

Турецкий парламент одобрил поправки в январе текущего года, для проведения финальных реформ им требовалось признание на всенародном голосовании. Поправки официально вступят в силу после новых президентских и парламентских выборов, которые должны состояться 3 ноября 2019 года. Текущий срок Эрдогана не будет учитываться: ныне 63-летний президент получит право избираться ещё на два срока подряд, что теоретически даёт политику возможность оставаться на посту до 2029 года. Некоторые механизмы, сдерживающие власть автократа, в турецкой Конституции останутся: так, парламент может аннулировать решения президента в некоторых сферах, инициировать расследования и даже объявить президенту импичмент, если эту процедуру поддержат две трети депутатов. Однако считать эти меры реально действующей системой сдержек и противовесов, свойственной демократическому государству, не приходится: правительство Эрдогана и при нынешней системе управления ежедневно подрывает демократические устои, а реформа практически сосредоточит реальную власть в стране в руках одного человека.

Как реагировать на результат референдума европейцам, по-прежнему заинтересованным в сотрудничестве с Турецкой республикой? Окончательно отвернуться от сомнительного партнёра на Босфоре никак нельзя: в политической стабильности самой Турции, расколотой пополам, и стабильных отношениях с ней вынужденно заинтересованы и Германия, и Евросоюз, и НАТО. В Европе в целом и Германии в частности громко слышны голоса, призывающие прервать переговоры о вступлении Турции в Евросоюз и окончательно похоронить эту удивительную политическую идею: страна, сказавшая «да» подобной конституционной реформе, вряд ли способна следовать демократическим стандартам, соблюдения которых требует полноправное членство в ЕС.

Эрдогана не смущает такая перспектива. Едва не лишившись президентского поста, после переворота он организовал масштабные чистки и продолжает устранять противников, не оглядываясь на европейское мнение: зависимость западных партнёров от Турции, основного перевалочного пункта иммигрантов с Ближнего Востока на пути в Европу, по-прежнему высока и с точки зрения проблемы беженцев, и в связи с ситуацией в Сирии. Не будем забывать, что и в военно-стратегическом плане Турция – важнейший союзник по НАТО, способный контролировать Чёрное море и противостоять России на южном фланге в случае конфликта. На её территории, вероятно, последует расширение турецких военных операций: начатые в августе 2016 года, официально они преследуют цели борьбы с террором. Фактически Турция, имеющая самую длинную сухопутную границу с Сирией, ведёт в соседнем государстве собственную политическую игру, одна из важных составляющих которой – борьба с курдскими повстанцами и Курдской рабочей партией, которую поддерживал сирийский режим.

Те турки, которые говорили конституционной реформе «да», ждут, что обширные полномочия лидера нации и его неограниченная власть принесут их стране безопасность и стабильность, которой Турции серьёзно не хватает после нескольких лет терактов, экономических кризисов и попытки переворота – в стране с прошлого лета действует режим чрезвычайного положения. Оппоненты не без оснований опасаются дальнейшего ущемления гражданских прав, которые по сути окончательно перейдут под личный контроль президента. Победа Эрдогана с минимальным преимуществом оказалась довольно шаткой, она достигнута за счёт провинциалов из Центральной Анатолии, а крупнейшие города страны – Стамбул, Измир, Анкара, практически всё её туристическое средиземноморское побережье и курдский юго-восток – президента не поддержали. Это победа, но не триумф, отмечают даже близкие партии власти турецкие комментаторы. Нация остаётся расколотой пополам: ставит ли действующий президент перед собой задачу её объединить, остаётся под большим вопросом.




Пётр Левский

№ 16, 2017. Дата публикации: 21.04.2017
 
 
германии турок эрдогана референдума турецких республики сторонников голоса переворота турецкой президент реформы фактически реформе турции президента парламентской окончательно право реформа
 
 

 

 

 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение