наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
связь времён


Популистские уловки Ленина и большевиков

Ровно сто лет назад в столицу Российской империи Петроград прибыл Владимир Ленин – человек, который привёл страну к перевороту и направил её по тернистому пути, на котором она задержалась на долгие 70 лет.
 


Историю советской власти, установившейся на развалинах Российской империи в 1917 году, следовало бы отсчитывать не от всемирно известного события, названное пропагандой Великой Октябрьской социалистической революцией, а от эпизода, который, на первый взгляд, кажется заурядным – прибытия 3 апреля (по новому стилю 16 апреля) 1917 года в 23:00 поезда из Хельсинки на Финляндский вокзал Петрограда. Именно этим поездом в Петроград прибыл из девятилетней эмиграции вождь малоизвестной большевистской партии Владимир Ленин, без которого дальнейшая история, не только российская, но и мировая, выглядела бы совсем-совсем по-другому.

Свидетель октябрьских событий 1917 года, американский журналист Джон Рид (John Reed) в книге «Десять дней, которые потрясли мир» пишет, что в феврале 1917-го большевистская партия была «крохотной политической сектой». Он прав, её численность в то время оценивается весьма скромной цифрой – от двадцати до сорока тысяч человек (и это по всей России с населением около ста пятидесяти миллионов!). В Петрограде, где в то время проживало около двух миллионов человек, большевиков было не более двух тысяч.

Чем же объяснить тот факт, что через сравнительно небольшой промежуток времени – восемь месяцев, большевики смогли быстро и безболезненно захватить власть в Петрограде, распространить эту власть на всю страну и потом, после победы в изнурительной кровавой трёхлетней Гражданской войне, реализовать крайне левую альтернативу развития России?

Нет ни одного именитого историка, который бы не увязывал этот феноменальный успех большевиков с личностью и незаурядными качествами их лидера Владимира Ленина, обладавшего ясным умом, эрудицией, острым политическим чутьём, к тому же превосходного полемиста, человека железной воли и неукротимой энергии. Он был фанатично одержим идеей социалистической революции, ради которой он был готов на любые жестокости и моря пролитой крови. Но можно ли сводить причины большевистского триумфа только к личным качествам Ленина, как бы значимы они ни были?

Правящие партии России парализованы

Февральская революция привела к отречению императора Николая II от престола, свержению монархии и формированию Временного правительства.

Одновременно с Временным правительством был образован Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов, в котором большинство было за умеренно социалистическими партиями – меньшевиками и эсерами. Петроградский Совет добровольно уступил власть Временному правительству, считая необходимым для себя ограничиться контрольными функциями.

Большевики, самая радикальная партия России того времени, рассматривали февраль как подготовительный этап подготовки к социалистической революции. После приезда Ленина в Петроград эта линия стала определяющей.

Говоря о Временном правительстве, не забудем, что оно пережило четыре кризиса (в апреле, июне, июле и сентябре), его состав менялся четыре раза. И если первый состав правительства состоял из представителей партий либерального толка, главным образом кадетов и октябристов и лишь одного левого, то в последнем составе во главе с А. Ф. Керенским, образованном 25 сентября (8 октября) 1917 года, ведущую роль играли эсеры и меньшевики.

Эсеры были ярко выраженной крестьянской партией (напомню, крестьяне составляли восемьдесят процентов российского населения того времени). Меньшевики представляли рабочий класс, настроенный не на столь радикальные способы борьбы с капиталом, как сторонники большевиков.

В первые месяцы после Февральской революции меньшевики пользовались несравнимо большим влиянием среди рабочих России, чем большевики. Казалось бы, кому, как не этим двум партиям, действующим от имени трудовых классов России, с быстротой молнии откликаться на их запросы, нужды и чаяния?

А ситуация в России к осени 1917 года складывалась в высшей степени драматическая: измученные войной, многомиллионными боевыми потерями, хозяйственной разрухой, прогрессирующей инфляцией, дороговизной и очередями народные массы требовали незамедлительного окончания войны. Массовое дезертирство стало обычным явлением: за 1917 год воинские части самовольно покинуло около двух миллионов солдат.

В деревне крестьяне, испокон веков мечтавшие о «чёрном переделе» – захвате помещичьих земель, делили помещичьи имения, обычным явлением стали поджоги имений, расправы с их обитателями.

Рабочие явочным порядком устанавливали свои порядки на предприятиях, включая восьмичасовой рабочий день.

Но правящие элиты страны, представители либеральных и вышеупомянутых социалистических партий, оказались как будто разбиты параличом – ситуация накалялась с каждым днём, а они долдонили массам о необходимости проявлять терпение и приносить жертвы во имя войны «до победного конца». Что же касается народных требований о передаче помещичьих земель крестьянам, установлении рабочего контроля на фабриках и заводах, то ответ звучал так: эти вопросы уполномочено решать Учредительное собрание (парламент), но когда оно будет созвано, указаний от Временного правительства не было.

Над Россией восходит красная звёзда

Не может не поражать глухота и слепота тех, кто в роковые месяцы и недели весны-лета-осени 1917 года определял политический курс страны – как правило, блестяще образованные, талантливые, субъективно честные, желающие лучшей доли для России, они, словно заговорённые неким злым колдуном, в упор не замечали, что Россия на полных парах движется к катастрофе, что пламя, бушевавшее под бурлящим котлом народного недовольства, неминуемо сожрёт и их самих.

Меньшевики и эсеры с возрастающим ускорением теряли поддержку «низов», особенно в двух судьбоносных для России крупных городах – Петрограде и Москве. Уже с августа 1917 года большинство в Советах, других органах рабочего и солдатского представительства переходило к большевикам.

Причина понятна – большевики оказались единственной политической силой, которая предложила народу ясные, понятные даже неграмотному, неискушённому в политике человеку решения: «Вся власть Советам!», «Мир народам!», «Земля крестьянам!», «Фабрики рабочим!».

Большевистская партия росла как на дрожжах, к сентябрю 1917 года представляя грозную политическую силу численностью более трёхсот тысяч человек.

А главное, она контролировала Петроградский гарнизон и Кронштадт, её вооружённые отряды (Красная гвардия) в Петрограде насчитывали около пятидесяти тысяч человек.

По образному выражению американского историка Луиса Фишера (Louis Fischer), «над Россией стала всходить красная звезда».

24 октября (6 ноября) 1917 года в Петрограде началось вооружённое восстание, на котором Ленин настаивал уже в середине сентября 1917 года. Действовали большевики слаженно и целеустремлённо, быстро захватив в столице все рычаги власти.

Утром 25 октября (7 ноября) Временное правительство было объявлено низложенным. Как позднее выразился Ленин, взять власть в Петрограде оказалось так же просто, как смахнуть пушинку.

26 октября (8 ноября) 1917 года на заседании накануне открывшегося II съезда Советов (большинство делегатов большевики) по докладу Ленина был принят Декрет о мире, содержавший призыв к народам и правительствам воюющих стран заключить демократический мир без аннексий и контрибуций и Декрет о земле, который ликвидировал частную собственность на землю, предусматривал конфискацию земель, находившихся во владении помещиков и других крупных собственников, национализацию всей земли.

Лозунги, выброшенные на свалку

Вот теперь мы и подошли к ответу на главный вопрос: были ли большевики популистской партией? Совершенно очевидно, что популизм, то есть политика, обращённая к нуждам народных масс, занимала в образе действий большевиков, рвущихся к власти летом-осенью 1917 года, решающее место.

Формулируя свои лозунги, а затем, после прихода к власти, свои декреты и постановления, большевики не стеснялись напрямую заимствовать их из арсенала других политических сил. Это прежде всего касается актов Советской власти о передаче земли крестьянам и введении рабочего контроля на промышленных предприятиях. Примечательно, что эти решения противоречили теории Маркса и, соответственно, программным установкам большевиков, которые изначально ставили своей целью строительство социализма в России, а значит, предполагали обобществление и земли, и средств производства в промышленности.

Требование о передаче помещичьей земли крестьянам было взято большевиками из программы эсеровской партии и уточнено на основе 242 крестьянских наказов, адресованных делегатам Первого съезда крестьянских депутатов, большинство которых были эсерами.

Требование о том, чтобы фабрикой управляли сами рабочие этой фабрики, было заимствовано у анархо-синдикалистов, с которыми большевики вели непримиримую войну.

Всего через двенадцать лет после принятия Декрета о земле большевики, укрепившись у власти, благополучно сдали его в архив, землю у крестьян отобрали. Более двух миллионов депортированных и ссыльных, шесть миллионов умерших от голода – вот страшные итоги насильственной коллективизации и раскулачивания, проведённых в 1929−1930 годах и фактически ставших войной против крестьянства.

Рабочие после прихода большевиков к власти и вправду получили доступ к управлению заводами, но как только промышленность оказалась национализированной и подчиненной общегосударственному плану развития производства, рабочий контроль исчез.

Заводы, фабрики и всё, что они производили, земля и всё, что на ней росло – всё это отныне принадлежало государству.

Судьба Декрета о мире, с восторгом принятого народными низами, оказалась плачевной – советские предложения «всем воюющим народам и их правительствам начать немедленно переговоры о справедливом демократическом мире» были отвергнуты, заключённый впоследствии сепаратный Брестский договор с Германией стал одним из мощных катализаторов формирования Белого движения и жесточайшей Гражданской войны, в которой погибло намного больше российских граждан, чем в Первой мировой войне.

25−27 ноября 1917 года большевики провели, как и обещали, выборы в Учредительное собрание, но как только им стало ясно, что они получили в нём всего 25 процентов, они просто-напросто распустили этот орган власти.

Назовём вещи своими именами: лозунги, выдвинутые большевиками перед Октябрьским переворотом, так же как и законодательные акты, принятые в развитие этих лозунгов, довольно быстро были ими выхолощены и отправлены на свалку.

Однопартийный режим, созданный Лениным, не мог не привести к власти диктатора, который оказался гораздо решительней и безжалостней, чем руководитель Октябрьской революции, а после его смерти – к неизбежной стагнации и к загниванию режима, растянувшемуся почти на сорок лет.
Яков Черкасский

№ 15, 2017. Дата публикации: 14.04.2017
 
 
ленин большевики большевиков крестьянам петроград партия россии ленина власть революции земель партии большинство миллионов ноября меньшевики петрограде октября земли власти
 
 

 

 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение