наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
связь времён


Дядя Сэм ставит на войну и выигрывает

100 лет назад, 6 апреля 1917 года, США вступили в Первую мировую войну на стороне Антанты
 


Через несколько дней после начала Первой мировой войны США заявили о своём нейтралитете. Президент США Вудро Вильсон (Woodrow Wilson), стремясь поднять страну до ранга мировой супердержавы, вынашивал идею вступить в войну на стороне Антанты, но этому препятствовало давно установившееся в Штатах мнение, что Америка не должна вмешиваться в дела Европы. Были нужны чрезвычайно веские причины объявления войны Германии, чтобы предъявить их американскому Конгрессу и народу.

Немецкие подводные лодки торпедируют американский нейтралитет

Напряжённость в отношениях между США и Германией появилась и стала нарастать в связи с действиями немецких подводных лодок против Великобритании. 7 мая 1915 года немецкая подводная лодка потопила принадлежавший Британии крупнейший в мире пассажирский лайнер «Лузитания», из 1960 пассажиров погибло 1198, в том числе 128 граждан США. Белый дом предупредил Германию, что последующая атака на судно с американскими пассажирами будет расценена Соединёнными Штатами как «осознанно недружественный шаг».

1 февраля 1917 года Германия, зажатая в тисках английской морской блокады, возобновила неограниченную подводную войну. Взрыв возмущения американцев вызвало то, что германское правительство установило для США квоту – можно было отправлять в Англию лишь одно судно в неделю, причём при соблюдении чётких условий (указание маршрута, специальная окраска судна и пр.). В феврале – марте 1917 года немецкими подводниками было потоплено пять американских судов.

Общественное мнение в США закипало – Вильсон направил Германии три жёсткие ноты протеста, 26 февраля 1917 года США разорвали дипломатические отношения с Германией.

Германия ищет союзников

Отчётливо понимая, что антигерманские настроения в США стали настолько взрывоопасными, что вступление США в войну против Германии становится делом ближайшего времени, министр иностранных дел Германии Артур Циммерман (Arthur Zimmermann) разработал хитроумный (как ему казалось) план, осуществление которого помогло бы его стране в будущей схватке с США.

19 января 1917 года (некоторые источники говорят о 13 или 16 января) Циммерман отправил немецкому послу в Мексике Генриху фон Эккардту (Heinrich von Eckardt) строго секретную телеграмму, в которой сообщалось, что Германия планирует начать тотальную подводную войну. Он уполномочил посла в случае отказа США от нейтралитета предложить президенту Мексики объявить войну США, обещая за это солидную финансовую помощь. Фон Эккардт должен был заверить, что после войны Мексика получит обратно земли, аннексированные Соединёнными Штатами в 1848 году и составившие американские южные штаты Техас, Нью-Мексико и Аризону. Фон Эккардту поручалось также убедить японского посла в Мексике в том, что Японии было бы очень выгодно присоединиться к военному союзу Мексики с Германией.

Но англичане перерезали все пять трансатлантических кабелей немцев ещё в 1914-м, поэтому телеграмма Циммермана доставлялась адресату в два этапа: сначала по американскому дипломатическому каналу, который Соединённые Штаты как нейтральная страна позволяли использовать Берлину, она попала в Вашингтон, к послу Германии в США Иоганну Генриху фон Бернсторффу (Johann Heinrich von Bernstorff), а далее её перенаправили в зашифрованном виде немецкому послу в Мексике, используя обычную телеграфную связь.

Здесь надо сказать, что часть американского канала связи проходила по территории Англии, и телеграмму, как и следовало ожидать, перехватила разведслужба Военно-морского флота Великобритании.

Криптографы британского Адмиралтейства к тому времени уже собаку съели в расшифровке немецких кодов – этим занималось специально созданное криптологическое отделение, в котором насчитывалось более восьмисот специалистов радио- и проводной связи и восемьдесят дешифровальщиков.

Документ взрывной силы

Глава английской морской разведки адмирал Уильям Реджинальд Холл (William Reginald Hall) сразу понял, документ какой взрывной силы попал в его сети – если его сделать достоянием президента США.

Но перед Холлом стояло две проблемы: во-первых, нужно было объяснить американцам, каким образом телеграмма попала к нему, ведь он не мог признаться, что британцы держат под контролем их дипломатический канал. Во-вторых, следовало подать «городу и миру» обстоятельства, при которых телеграмма была расшифрована – так, чтобы у Германии не вызвать и тени подозрения, что её коды взломаны.

Первая проблема была решена так. Холл, узнав, что немецкий посол из Вашингтона передал сообщение в Мексику по обычному телеграфному каналу, сразу же сообразил: это значит, что в принявшем телеграмму мексиканском телеграфном отделении есть копия зашифрованного текста. Подкупив клерка телеграфной компании, Холл добыл текст сообщения, который и передал американцам, объяснив им строго конфиденциально источник его появления.

Что же касается второй проблемы, то Холл растрезвонил, что он якобы получил копию злополучной депеши за крупное вознаграждение от сотрудника немецкого посольства в Мехико. Интересно, что немцы сразу же поверили этому утверждению, фон Эккардту было поручено найти предателя среди подчинённых.

20 февраля 1917 года Холл послал копию телеграммы Циммермана послу Соединённых Штатов в Британии Уолтеру Пейджу (Walter Page). Удостоверившись в её подлинности, Пейдж сообщил её текст президенту США Вудро Вильсону.

1 марта 1917 года американские газеты опубликовали телеграмму Циммермана под кричащим заголовком: «Германия создаёт союз против Соединённых Штатов».

Находились весьма влиятельные средства массовой информации и политики, которые не верили в подлинность телеграммы, полагая, что она выдумана англичанами намеренно, чтобы втянуть в войну США. Германия вполне могла откреститься от конфузной депеши, но этому помешал, как ни странно, сам Артур Циммерман, который на пресс-конференции в Берлине в начале марта 1917 года признал идентичность телеграммы. Почему он это сделал, историки теряются в догадках. Это признание стоило ему поста министра.

Теперь Вудро Вильсон имел все основания осуществить свой давний замысел – градус недовольства в США действиями немцев был настолько высок, что можно было переводить вопрос о вступлении в войну в практическую плоскость.

2 апреля 1917 года Вильсон говорил, выступая перед Конгрессом: «Я утверждаю, что проводящаяся в последнее время немецким имперским правительством политика является не чем иным, как войной против правительства и народа Соединённых Штатов. Мы принимаем вызов враждебной нам силы».

6 апреля, получив одобрение Конгресса, Вильсон заявил, что США объявляют войну Германии.

Кстати, именно в это время, весной 1917 года, начал широко распространяться в мире образ Дяди Сэма, олицетворяющего Соединённые Штаты Америки (немолодой седовласый мужчина с козлиной бородкой в синем фраке и в шляпе-цилиндре с изображением флага США). Художник Джеймс Монтгомери Флэгг (James Montgomery Flagg) нарисовал Дядю Сэма на плакате, который вербовал добровольцев вступать в американскую армию, чтобы принять участие в боевых действиях на территории Европы – Дядя Сэм пристально смотрел прямо на зрителя, указывая на него пальцем, внизу была подпись: «I want you for U. S. army» («Ты нужен мне в армии Соединённых Штатов»).

Халтурный план Артура Циммермана

Обращаясь к вышеописанному эпизоду Первой мировой войны, невозможно отделаться от чувства крайнего недоумения – как же всё-таки по-дилетантски, топорно, неумело и – назовём вещи своими именами – халтурно действовал Артур Циммерман, инициатор и автор скандально известной телеграммы!

Как мог дипломат самого высокого в стране ранга, который по определению должен быть прозорливым, осмотрительным, должен старательно продумывать каждое своё слово, не говоря уже о поступке, предложить президенту Мексики, раздираемой гражданской войной, с разрушенной экономикой, решиться на военную авантюру против северного соседа-колосса, да ещё и обещать при этом помощь от своей страны, которая, напрягая последние силы, находясь на краю бездны, сама отчаянно боролась за существование?

Альберт Баллин (Albert Ballin), один из наиболее влиятельных немецких промышленников, владелец крупнейшей в мире судовладельческой компании HAPAG, назвал эту неуклюжую попытку Циммермана половить рыбку в мутной воде американо-мексиканских отношений «опереткой». Намерение натравить Мексику на США он саркастически прокомментировал так: «Это выглядело бы, как если бы послать три маленьких речных пароходика уничтожить английский флот».

Столь же бессмысленным и оторванным от реальности было желание Циммермана подключить к конфронтации Мексики с США Японию – с августа 1914 года Япония находилась в состоянии войны с Германией. Если учесть, что одна из причин, подвигших Японию на вступление в войну на стороне Антанты, было желание прибрать к рукам германские островные владения в Тихом океане – и Циммерман не мог не знать об этом, – то его намерение вообще выпадает за рамки здравого смысла.

Как и следовало ожидать, президент Мексики Венустиано Карранса (Venustiano Carranza de la Garza) отверг предложение Циммермана. То же самое, конечно же, сделала Япония.

План Циммермана никуда не годился не только по замыслу, но и по исполнению – как можно было посылать сообщение столь большой важности по каналу, который проходил по территории Англии? Полагать в условиях ожесточённой войны, длившейся уже более двух с половиной лет, что благородные английские джентльмены не контролируют американский дипломатический канал, было для министра воюющей страны чрезвычайно наивным. Ещё более наивной была уверенность Циммермана, что немецкие шифры раскодировать невозможно. Сегодня считается, что в годы Первой мировой войны немецкая техника шифрования была весьма примитивной.

Таким образом, получается, что Циммерман перехитрил самого себя – науськивая мексиканскую моську на американского слона, он хотел отвлечь США от европейского театра военных действий, но добился обратного. Свежие американские части начали прибывать во Францию с октября 1917 года. Миллион джи-ай, высадившихся в Европе, оказали существенную помощь обескровленным французам и англичанам на Западном фронте, с июля 1918 года – итальянцам. Без этой помощи победа стран Антанты над Германией в ноябре 1918 года была бы невозможной.

США на пути к вершинам мировой политики

Во время Первой мировой войны страны Антанты размещали в Америке огромные военные заказы, оплачивая их кредитами, взятыми в американских же банках. США стали кредитором мирового масштаба, получившим исключительное влияние на страны Старого Света. За счёт быстрого приращения военных заказов американская экономика испытала необычайный подъём, значительно повысился жизненный уровень населения, и это в то время, когда разруха, огромные материальные и человеческие потери, социальные потрясения резко ослабили воюющие европейские страны.

США стали страной с мощнейшей в мире экономикой, её национальное богатство возросло на сорок процентов, в стране оказалась сконцентрированной половина золотого запаса мира.

Участие США в Первой мировой войне стало поворотным пунктом в истории страны, начавшей, как и надеялся Вудро Вильсон, стремительное восхождение к вершинам мировой политики.




Яков Черкасский

№ 14, 2017. Дата публикации: 07.04.2017
 
 
войну вильсон соединённых антанты телеграммы послу циммермана циммерман мексики холл вудро германией мировой германии германия первой войны сша штатов мире
 
 

Вудро Вильсон выступает в Конгрессе
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение