наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
там и тут


Собакам – собачья жизнь

У собак своё представление о счастливой встрече. Заслышав ваши тихие проклятья и грохот чемодана на лестнице, они понимают: ура, началось!
 


Срываются с дивана и принимаются неистово выть и колотиться лбом о стены и дверь. Чужая радость заразительна. Вы тоже начинаете подвывать, царапая ключами в замке и прикидывая, как скоро бесноватое животное высадит хилую дверь и во сколько вам обойдётся трепанация его черепа. В глубине души вы верите, что по ту сторону бесится ваша знакомая чихуахуа, размером с кроссовок, а не пережравшая весёлой травы корова, но с каждым ударом уверенности остаётся всё меньше.

Надежды на то, что когда вы, наконец, встанете на пороге, животное вежливо поздоровается и тут же отойдёт в сторону, мало. На вас набросятся с таким же энтузиазмом, с каким только что набрасывались на дверь. Мой лабрадор в своё время уходил из коридора, только уложив меня лицом в паркет и смешав с соплями, слюнями, глистами и своей шерстью. Счастливая встреча сопровождалось такими визгливыми причитаниями, что казалось, у меня жила кастрированная мышь, а не псина с рыком родстера. Наигравшись всласть, лабрадор бросал меня в коридоре и со скучающим видом удалялся по своим делам.

Но это что, однажды друзья взяли свою собачку встречать меня в Тегеле. Ну а что, подумали они, собачка, в принципе, маленькая, килограммов на семь, какие проблемы? Кто знал, чем всё обернется? Семь килограммов занервничали уже в машине, обнаружив, что едут незнакомым маршрутом. «На живодёрню везут, не иначе!» – решило животное и ударилось башкой в лобовое стекло. В принципе, тут же надо было разворачиваться и ехать обратно, но друзья попались упрямые и решили довести начатое до конца. Хитрая тварь повалялась немного на коврике, имитируя обморок, но унюхав самолётное топливо, почему-то возбудилась. Кто знал, что керосин иногда действует как наркотик. Собака оленем вылетела из припаркованного авто и рванула через все ограждения и таможни. Только бдительность немецких служб помешала чудесной компании из возбуждённой не пойми чем собаки и нескольких бесполезных взрослых вылететь на взлётное поле.

К тому моменту, когда с парадной улыбкой я появилась в толпе пассажиров, животное уже ничего не соображало. Оно что-то учуяло, рвануло вперёд, но почему-то промахнулось и визжащим мешком повисло на груди совершенно незнакомого человека. Надо сказать, гражданин довольно снисходительно отнёсся к тому, что вместо жены его встретил комок соплей и нервов, отдал бледным людям собаку и пообещал в суд не подавать.

Все смутно помнили, чем закончился тот день, но животное зареклись вывозить из родного квартала. Оно, правда, при звуках пролетающего над крышами самолёта начинало метаться по паркету и то ли с ужасом, то ли с восторгом косить глазом в сторону хозяев, но те не знали, что думать, и на всякий случай показывали ему кукиш.

А какие конфузы могут вас ожидать, когда вы отправляетесь на прогулки с вашей легавой! Вылетели, язык на плече, глаза безумные: так, помечу-ка я колесо «Ниссана», нет, лучше «Мерседеса», всё, решил, «Лексуса», да ещё чтобы хозяин стоял рядом и с нежностью необычайной наблюдал, как чужой кобель обливает своей мочой его собственность. А ещё лучше где-нибудь на Оливаер-плац забрызгать своей паршивой струйкой ящики с апельсинами в овощной лавке. Хорошо, парни-продавцы нас знают, в Москве бы головы оторвали, а здесь пожурили, мысленно явно дали хорошего пенделя обоим, но виду почти не показали.

Потом наступает время главного. Тут всё чин-чинарём, отработанная схема: сначала вращение волчком, потом быстрое выдавливание, потом выбрасывание земли из-под копыт в неизвестном направлении и с неизвестными целями, и гордый независимый галоп прочь с таким видом, дескать, ну ты поняла вообще, как я умею.

Потом ваш выход: пакет, ценный груз, мусорный бак, отступление домой. Но кто знает, что у этой собаки на уме. Вы уже думаете, что отстрелялись, а она полна сюрпризов. Чего это, интересно, поводок так натянулся? А это ваша балерина опять устроилась в четвёртой позиции и с мечтательным видом стремительно откладывает очередную порцию в трёх шагах от подъезда, прямо перед носом изумлённой немки. Немки в таких ситуациях делаются противными и предсказуемыми. Они так смотрят на вашу милую какающую собачку, как будто та человеческую ногу в зубах тащит. А вы понимаете, что лучше бы ногу, потому что чужая нога – это, в принципе, не ваша проблема, а вот тёплая куча на дороге – самая ваша. Фокус в том, что пакетов у вас больше нет, а подбирать дерьмо с земли руками вас не научили. Вы глупо улыбаетесь, обещаете как-нибудь вернуться и всё прибрать и убегаете в подъезд. Вам вслед кричат «Шайзе!», на всякий случай, если вы вдруг не поняли, в чём тут дело, но поздно, вы уже на безопасном расстоянии пожимаете плечами и полощете чью-то попку в раковине.

Ну не правы, насвинячили, с кем не бывает.

В этом смысле в Москве вообще ни одной проблемы – где сел, там и молодец. Люди с пакетами выглядят, как адепты тайной секты, которые что-то знают о пользе сбора собачьего дерьма, но молчат.

Но собакам можно простить всё. Я к людям отношусь с большим недоверием, чем к животным. Что-то не помню, чтобы мужчина был так благодарен и предан мне только за то, что я давала ему еду и чесала пузо. Немцы так вообще не скрывают, что собак любят больше детей. Проверить довольно сложно, но я как увижу хозяина, который рассказывает своему терьеру про международную обстановку, сразу понимаю: хороший человек. Независимо от национальности.
Этери Чаландзия

№ 14, 2017. Дата публикации: 07.04.2017
 
 
земли ногу людям заслышав случай друзья немки видом собаки встрече животное собак принципе проклятья лабрадор собачку знают чужая дверь москве
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение