наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Германия – Турция
Противостояние


Эрдоган разбушевался

В Германии запрещён ряд предвыборных публичных выступлений турецких политиков. Федеральное правительство утверждает, что не имеет отношения к запретам, и с возмущением отбивается от недопустимых обвинений разбушевавшегося турецкого президента.
 


Турция готовится к референдуму о превращении парламентской республики в президентскую – с расширенными полномочиями главы государства. Этот референдум пройдёт 16 апреля, его положительный исход означает фактически неограниченную власть действующего президента Эрдогана (Recep Tayyip Erdogan), а подготовка к плебисциту активно ведётся в том числе в Германии: рядом с нами проживают почти полтора миллиона имеющих право голоса на референдуме турок. Агитационная программа на немецкой земле включает в себя митинги турецких общин с выступлениями заезжих политиков. Митинги и выступления должны быть согласованы, а с этим случился конфуз: власти городка Гаггенау в Баден-Вюртемберге «по организационным причинам» запретили выступление министра юстиции Турции Бекира Боздага (Bekir Bozdag). В ответ Боздаг отменил всю поездку в Германию, в ходе которой должен был встречаться с немецким коллегой Хайко Маасом (Heiko Maas), а Анкара вызвала на ковёр немецкого посла Мартина Эрдмана (Martin Erdmann). Возникли проблемы с согласованием митинга в Кёльне и Гамбурге.

Турецкие власти выступили с критикой запретов на выступления. Официальная Анкара обрушилась на Германию, отождествляя действия коммунальных властей с политикой федерального правительства. И если министры Эрдогана обходились обычными сожалениями и угрозами в рамках политической пикировки, то глава государства пошёл ва-банк – сравнил избранную властями ФРГ линию поведения с политикой национал-социалистов. «Германия, ты не имеешь никакого отношения к демократии и должна знать, что твои нынешние действия – то же самое, что происходило во времена нацизма», – заявил Эрдоган. Обиженный турецкий лидер указал: для него не существует преград, и он приедет в Германию хоть завтра и выступит перед своими согражданами там, где посчитает нужным.

Девять месяцев назад, когда Бундестаг признал массовое уничтожение армянского населения в Османской империи геноцидом, Эрдоган говорил о необходимости провести анализы крови депутатов немецкого парламента турецкого происхождения. Теперь правитель, стремящийся к абсолютизму, докатился до сравнения нынешней власти Германии с НСДАП. Впрочем, неподобающие параллели – не столько неожиданное помутнение рассудка, сколько, вероятнее всего, удачный расчёт: Эрдогану в данный момент крайне выгодно пробуждать возмущение. Выставляя себя борцом за справедливость, не позволяющим Берлину заткнуть ему рот, гордый лидер нации, способный дать отпор Евросоюзу и могущественной Германии, только выигрывает в глазах собственных приверженцев. Нынешний глава турецкого государства в роли борца за свободу слова, требующий от ФРГ соблюдать права человека: пожалуй, о подобном PR-успехе стеснялись мечтать и самые ушлые политологи.

Тем ценнее весьма сдержанная реакция федерального правительства, заинтересованного как раз в деэскалации напряжённости и вынужденного давать подобающие ответы на провокации. «Словам президента Турции нет совершенно никаких оправданий, – сурово заявил от имени канцлера правительственный пресс-секретарь Штеффен Зайберт (Steffen Seibert). – Подобные сравнения абсурдны и неуместны, они ведут только к одному – к умалению совершённых нацистами преступлений против человечности». Правительство Германии, указал Зайберт, не поддерживает введение запретов на возможные выступления турецких политических лидеров, если они будут проводиться в соответствии с немецким законодательством.

Отметим, что никаких законных инструментов, позволяющих воспрепятствовать кому бы то ни было, в том числе представителю иностранного государства, выступить на согласованном митинге, у властей ФРГ и не имеется: Эрдоган действительно может приехать в ФРГ, когда пожелает. Более того – не стоит ему в этом мешать.

Германия, по словам Штеффена Зайберта, не заинтересована в нагнетании напряжения и стремится сохранить хорошие отношения с Турцией – страной, с которой ФРГ тесно связана миллионами человеческих судеб. Но в данный момент между двумя странами существуют глубинные разногласия – в частности, по вопросам свободы прессы. В самой Турции, между тем, продолжаются политические репрессии: власти жёстко подавляют выступления инакомыслящих, особенно сурово преследуя накануне референдума оппозицию и оказывая давление на средства массовой информации.

Очередным поводом для обострения германско-турецких отношений стал предшествовавший запрету выступлений турецких политиков арест в Стамбуле корреспондента гамбургского издания Die Welt Дениза Юджела (Deniz Yücel). Обладателю немецкого и турецкого паспортов, известному критичной позицией по отношению к турецкому режиму, предъявлены обвинения в соучастии в деятельности террористической организации, неправомерном использовании данных и пропаганде терроризма. Наличие двух гражданств, которому не препятствуют немецкие власти, стало для журналиста реальной проблемой: Турция рассматривает его как собственного гражданина и не позволяет немецким дипломатическим представительствам оказать задержанному какую-либо помощь.




Пётр Левский

№ 10, 2017. Дата публикации: 10.03.2017
 
 
власти фрг выступлений возмущением государства отношения германии анкара немецкого турецких президента немецким выступления эрдоган турция политиков германию турецкого турции правительство
 
 

Реджеп Эрдоган
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение