наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Понемногу обо всём


Возлюбленная Суламифь Смоктуновского

Имя жены Иннокентия Смок­тунов­ского – Суламифь. Никогда в жизни не встречала это имя. Л. А., Эринген, земля Баден-Вюртемберг
 


Имя действительно редкое, ветхозаветное. Так, Суламифью (или Суламитой, Шуламит), звали героиню Песни песней Соломона из Ветхого Завета. Автором этого и ещё двух канонических текстов, вероятно, был сам легендарный царь Израильского царства, правивший во второй половине Х века до н. э. История любви бедной девушки Суламиты (имя происходит от названия местности) и некоего возлюбленного (возможно, самого царя Соломона) звучит как поэма: «Положи меня, как печать, на сердце твоё, как перстень, на руку твою: ибо крепка, как смерть, любовь. (…) Большие воды не могут потушить любви, и реки не зальют её».

Образ Суламифи многократно использовали художники, поэты и писатели, вспомните хотя бы одноимённую повесть Александра Куприна – о «бедной девушке из виноградника, по имени Суламифь, которую одну из всех женщин любил царь всем своим сердцем»: «Вот ты засмеялась, и зубы твои – как белые двойни-ягнята, вышедшие из купальни, и ни на одном из них нет порока. Щёки твои точно половинки граната под кудрями твоими. Губы твои алы – наслаждение смотреть на них».

Ну а если взять современность, то Суламифью звали, к примеру, известную советскую балерину Мессерер (1908−2004), приёмную мать Майи Плисецкой. И жену великого Иннокентия Смоктуновского.

Вообще-то её звали Шламита Хаимовна, но она сменила имя на Суламифь Михайловна из-за «еврейского вопроса». Суламифь (некоторые источники называли её Саломеей) была дочерью известной еврейской писательницы Ширы Горшман (1906−2001), а её отчимом с 1930 года был художник Мендель Горшман (1902−1972). Суламифь родилась в 1925 году в Иерусалиме, когда её родители Шира и Хаим Хацкелевич, приехавшие по зову сердца и души из Ковно (Каунас), вместе с отрядом колонистов строили новую жизнь на земле предков – работали в сельскохозяйственных коммунах Палестины.

В 1929 году Шира, расставшись с мужем, вернулась с тремя детьми в СССР – строить коммунизм. В Москве писательница вышла замуж за художника Менделя Горшмана. Не в последнюю очередь под его влиянием Суламифь стала художником по театральным костюмам, работала в пошивочном цеху Театра им. Ленинского комсомола.

Стройная красавица со светло-пепельными волосами и серо-голубыми глазами оставалась равнодушной к ухаживаниям поклонников, пока в 1954 году в цех не зашёл Смоктуновский, весь неловкий, застенчивый, с просьбой подлатать брюки… И это не было любовью с первого взгляда, говорила Суламифь, ведь «настоящее чувство должно созреть», но именно Соломка, как ласково называл жену Иннокентий Михайлович, стала его ангелом-хранителем, спасительной соломкой, за которую хватался актёр в минуты уныния и неверия в себя, верным спутником до конца жизни. Как говорил потом актёр Ленкома Всеволод Ларионов, «она его воспитала и стала на всю жизнь и женой, и матерью». А сам Смоктуновский позже делился своими мыслями о семье: «Для меня семья – это в первую очередь жена: здесь – тепло, любовь, надежда, вера, уют, достоинство, и мораль, и нравственность». Только эта хрупкая женщина могла внушить ему веру в себя, она обладала той силой воли, которая помогла актёру стать великим. Хотя и отрицала это: «В нашей семье всё, конечно, крутилось вокруг Иннокентия. Я, как любая нормальная жена, старалась организовать наш быт так, чтобы ему после тяжёлого съёмочного дня было комфортно… Кто-то скажет, что пожертвовала карьерой ради семьи. Но как иначе? Вот приходил он со съёмок „Гамлета“, весь собранный, ещё не вышедший из образа. Разве я имела право отвлекать его на какие-то бытовые проблемы?».

Суламифь Михайловна никогда не ревновала мужа, игравшего на сцене и в кино с красивейшими актрисами, более того считала, что это  «другие женщины ревновали Иннокентия ко мне – завидовали, что вышла замуж за такого мужчину». В 2003 году, вспоминая мужа, Суламифь говорила: «Муж очень любил меня. Его уже много лет нет в живых, но он постоянно находится рядом со мной… Мы с ним говорим. Благодаря ему я не чувствую  себя одинокой… Он остался для меня непостижимым человеком. Сорок лет прожили вместе, но он остался тайной, чудом». И Смоктуновский, сказавший как-то: «Я есть, я буду, потому что пришла она», тоже сохранил любовь к своей Соломке на всю жизнь.

Скончалась Суламифь Михайловна 2 октября 2016 года на 92-м году жизни.

№ 10, 2017. Дата публикации: 10.03.2017
 
 
горшман вышла семье замуж иннокентия суламифь твои звали смоктуновский жизни любовь шира очередь михайловна любил бедной имя жизнь жену жена
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение