наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
связь времён


Ангелы Первой мировой

История женских движений, целью которых был уход за ранеными в ходе боевых действий солдатами и офицерами, берёт своё начало в XVII−XVIII веках. К середине XIX века в Западной Европе насчитывалось около двух десятков тысяч сестёр милосердия (позднее за ними закрепилось ещё одно название, ныне употребляемое гораздо чаще – «медицинская сестра»).
 


Считается, что служба профессиональных медсестёр в её нынешнем понимании впервые была организована во время Крымской войны 1853−1856 года англичанкой Флоренс Найтингейл (Florence Nightingale). Английские и французские солдаты, раненные в боях под Севастополем, называли её «леди со светильником», потому что она каждую ночь с лампой обходила госпитальные палаты (это было непривычно для того времени).

Первая мировая война, с её более совершенной военной техникой и миллионами увечных и искалеченных, потребовала рекрутирования во много раз большего, чем прежде, числа сестёр милосердия в состав медицинских учреждений воюющих стран. Их точное количество в годы Первой мировой войны не выяснено до сих пор. Австрийский историк Криста Хеммерле (Christa Hämmerle) называет цифру в «несколько десятков тысяч».

В канун Международного женского дня мы хотим рассказать о двух сёстрах милосердия, нёсших свою благородную службу в годы Первой мировой.

«Сибирский ангел» Эльза Брендстрём

Эльза Брендстрём (Elsa Brändström) родилась 26 марта 1888 года в Петербурге в семье шведского военного атташе. Уже в юности она проявила себя решительной, самостоятельной, волевой и умеющей настоять на своём мнении.

В начале Первой мировой войны, закончив курсы сестёр милосердия, работала медсестрой в петроградском Николаевском военном госпитале. В 1915 году стала представителем Шведского Красного Креста в России.

22 октября 1915 года Эльза Брендстрём отправилась в Сибирь проверить информацию о плачевном состоянии немецких и австрийских военнопленных в России. Объездив все лагеря от Омска до Владивостока медсестра убедилась: пленные нередко содержались в деревянных неотапливаемых бараках и землянках, без зимней одежды, здоровые и больные лежали вперемешку, в тесноте, даже в проходах. Они страдали от холода, недостатка питьевой воды, отсутствия элементарной медицинской помощи, им не хватало одеял и постельных принадлежностей, порой они голодали. Свирепствовали эпидемии, особенно брюшной и сыпной тиф.

В то же время Эльза Брендстрём поняла: причиной тому не злая воля русских комендантов, а резкое падение экономики и недостаток продовольствия во всей России, неразбериха в тыловых органах военного управления. Но, конечно, затянувшийся характер Первой мировой войны тоже отнюдь не способствовал улучшению отношения к военнопленным.

Но Эльза Брендстрём не зря была дочерью дипломата. Красавица-блондинка не протестовала и не искала виновных, а старалась найти общий язык с теми, от кого в каждом конкретном случае зависела судьба военнопленных. В этом ей немало помогали столичные связи её отца.

Медсестра организовала снабжение военнопленных благодаря помощи Шведского Красного Креста, а также посылкам из Германии и Австрии (через Швецию), помогла наладить снабжение пленных предметами личной гигиены, способствовала восстановлению контактов с семьями на родине.

Её усилия дали впечатляющий результат – смертность в лагерях резко снизилась. Считается, что она спасла жизнь не менее ста тысячам немецких и австрийских пленных. При этом Эльза Брендстрём однажды сама заболела сыпным тифом и с трудом оправилась от болезни.

Военнопленные очень любили её и называли «сибирским ангелом» (Engel von Sibirien).

Брендстрём продолжала свою деятельность в сибирских лагерях и в ходе Гражданской войны в России. Новая война ухудшила положение людей в лагерях, они испытывали дополнительные тяготы. Военнопленные в Туркестане, Сибири и на Дальнем Востоке попеременно попадали под власть советского правительства, местных национальных или белогвардейских органов управления.

Враждующие в Гражданской войне стороны несколько раз арестовывали Брендстрём как шпионку. В феврале 1920 года чекисты посадили её в тюрьму. Её выпустили только благодаря личному вмешательству Льва Троцкого.

В апреле 1920 года Брендстрём вернулась в Швецию. В 1922 году в Лейпциге вышла в свет её книга воспоминаний «Среди военнопленных в России и Сибири, 1914−1920 годы». На гонорар от книги и на собранные ею в Европе и США средства были открыты два санатория для оказания помощи пленным, вернувшимся на родину – в Саксонии и Бранденбурге, а также детский дом для детей пленных, погибших в русских лагерях.

Весной 1929 года Эльза Брендстрём совершила поездку по СССР, побывала в Сибири, в тех местах, где ранее располагались лагеря военнопленных.

В 1934 году Эльза Брендстрём эмигрировала в США, здесь она заботилась о немцах, австрийцах и евреях, бежавших из нацистской Германии.

Гитлер несколько раз приглашал её в Бергхоф – свою резиденцию в Баварских Альпах. Но в ответной телеграмме каждый раз стояло одно слово: нет.

В конце Второй мировой войны Эльза Брендстрём собирала средства для покупки одежды, обуви, медикаментов в помощь немецким детям. Она стояла у истоков американской организации CARE International. Эльза Брендстрём умерла 4 марта 1948 года в американском городе Кембридж. А похоронена она на Северном кладбище в предместье Стокгольма.

Имя Эльзы Брендстрём носят ряд улиц, школ и гимназий в Германии, в австрийском городе Кремс-ан-дер-Донау, у впадения реки Кремс в Дунай ей поставлен памятник. В Швеции она стала национальной героиней. Но в России, где она родилась, выросла и много работала, имя Эльзы Брендстрём забыто.

Эдит Кэвелл: «Отдать жизнь за Англию – это почётно»

Эдит Кэвелл (Edith Louisa Cavell) родилась 4 декабря 1865 года в небольшой деревушке в английском графстве Норфолк в семье священника. Окончила курсы сестёр милосердия в Брюсселе, долгое время работала медсестрой в Англии. В 1907 году Эдит пригласили стать руководителем только что основанной школы медсестёр при госпитале Медицинского института в Брюсселе. Под её руководством был подготовлен медицинский персонал для трёх больниц, тринадцати детсадов и двух десятков школ в Бельгии.

Воспитанная на принципах религиозной нравственности и христианского милосердия, Эдит Кэвелл сочетала в себе женственность, добрый и ласковый нрав, мягкость характера с сильной волей, чувством долга и высокой ответственностью.

После оккупации немецкими войсками Бельгии в августе 1914 года госпиталь Медицинского института в Брюсселе стал военным. Кэвелл, оставшись в Брюсселе, предложила госпиталю свои услуги как медсестра, хотя она была гражданкой Англии – страны, с которой Германия воевала.

В ноябре 1914 года Кэвелл вошла в подпольную организацию, которая помогала военнопленным бежать из Бельгии через нейтральную Голландию, обеспечивала их одеждой, обувью, едой, документами, проводниками для перехода через границу.

5 августа 1915 года она, как и другие тридцать три подпольщика, была арестована, предана военно-полевому суду и ранним утром 12 октября 1915 года расстреляна.

Священнику, исповедовавшему её в ночь перед казнью, Кэвелл заявила, что считает почётным отдать жизнь за Англию и что она не испытывает ни ненависти, ни ожесточения.

С точки зрения международного гуманитарного права того времени, смертная казнь Эдит Кавелл была правомерной. Но для кайзеровской Германии она стала крупной политической ошибкой: расстрел женщины, к тому же медсестры, вызвал волну возмущения мировой общественности. Её убийство активно использовалось странами Антанты для антинемецкой пропаганды. Плакаты, рисунки в газетах и журналах, на которых германский офицер убивает из пистолета лежащую на полу в беспамятстве Кэвелл (чего на самом деле не было), расходились миллионными тиражами. Немцев называли варварами, гуннами, вандалами, представляли тупыми злобными существами, воплощением самых отвратительных звериных инстинктов.

Вот характерные высказывания двух известных всему миру английских интеллектуалов, сделанные в те времена. Автор «Шерлока Холмса» Артур Конан Дойл (Arthur Conan Doyle) говорил: «Средний немец имеет то же понятие о благородстве, что корова о математике». А первый англичанин – обладатель Нобелевской премии по литературе Редьярд Киплинг (Joseph Rudyard Kipling) и вовсе заявил: «Сегодня мир делится на людей и немцев».

После Первой мировой войны появились свидетельства, что бежавшие с помощью бельгийских подпольщиков пленные информировали английскую разведку о немецких полевых укреплениях, складах оружия и боеприпасов, аэродромах. Соответствующая информация вшивалась в одежду и обувь беглецов. Была ли Кэвелл лично причастна к этому, неизвестно.

В 1919 году останки Эдит Кэвелл эксгумировали и перенесли в город Норидж – столицу графства Норфолк. Её могила находится рядом с Кафедральным собором Святой Троицы. Ежегодно 12 октября, в день казни Эдит Кавелл, здесь проходит памятное богослужение.

Медсестра Кэвелл стала в Англии символом самоотверженности, она до сих пор почитается как мученица и героиня. Ей поставлены памятники в Лондоне (на площади Святого Мартина, неподалёку от Трафальгарской площади), в Норидже, в Брюсселе, её имя носит больница в Брюсселе, вершина в горном массиве на западе Канады, улица в Йоханнесбурге (ЮАР).






Яков Черкасский

№ 10, 2017. Дата публикации: 10.03.2017
 
 
октября войны милосердия родилась кэвелл брюсселе брендстрём сестёр эдит сибири шведского лагерях мировой германии россии военнопленных эльза первой жизнь медсестра
 
 

 

Эльза Брендстрём
 

Эдит Кэвелл
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение