наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
США
Противостояние


Указ президента – суду не указ

Президент США вступил в схватку с Федеральным судом и вышел из неё проигравшим: недавно введённые ограничения на въезд в страну признаны незаконными.
 


Одним из первых решений администрации нового президента США стали временные ограничения на въезд в страну граждан ряда государств – Ирана, Ирака, Сирии, Судана, Ливии, Сомали и Йемена. Исполнительный указ, подписанный Дональдом Трампом (Donald Trump) 27 января, вызвал восторги его электората и ожесточённую критику противников республиканца: с их точки зрения, новый лидер страны покушается на права человека и демократические свободы – основу основ американского общества. Актуальный социологический опрос по заказу телеканала CNN показал, что 47 процентов американцев поддерживают президентский указ (при этом 29 процентов приветствовали бы его ужесточение), а 53 процента выступают против него. Но, как бы ни оценивался направленный на временное ограничение иммиграции из «требующих особого внимания» государств указ, суть в том, что он уже не действует: решение президента в столице страны Вашингтоне оспорил суд в Сиэтле, который находится в штате Вашингтон. Два Вашингтона разделяют три тысячи миль и миллионы политических километров: в столицу вслед за Трампом потянулись правые республиканцы, столица американского северо-запада – один из оплотов либерализма.

28 января коллективный иск от имени двух иракцев, которым через несколько часов после подписания указа в нью-йоркском аэропорту Джона Кеннеди был запрещён въезд в США, подала некоммерческая организация «Американский союз гражданских свобод» (American Civil Liberties Union, ACLU). Её активисты убеждены, что указ Дональда Трампа «неконституционный», так как он нарушает права человека. В тот же день указ был частично заблокирован в штате Нью-Йорк, в последующие несколько дней – ещё в 15 штатах.

Министерство юстиции должно было опротестовать эти запреты, но сначала Дональд Трамп уволил его руководительницу, сомневавшуюся в правомочности президентского указа. 30 января вошло в новейшую историю США как «избиение в понедельник вечером» (Monday Night Massacre): в этот день лишились постов сразу двое высокопоставленных чиновников, оспоривших указ о запрете на въезд в США беженцам и представителям семи мусульманских государств. Если министр юстиции Салли Йейтс (Sally Yates) приступила к службе ещё при предыдущем президенте и в целом досиживала отведённый ей срок, то глава иммиграционной и таможенной полиции Дэниел Рэгсдейл (Daniel Ragsdale) вступил в должность только 20 января. Впрочем, Рэгсдейл сохранил пост заместителя главы таможенной полиции.

Указ Трампа посчитали несоответствующим законодательству генеральные прокуроры 15 американских штатов. Новое руководство Министерства юстиции спешно опротестовало эти решения, но 3 февраля свой вердикт вынес уже федеральный суд в Сиэтле: вняв аргументам правозащитников, судья Джеймс Робарт (James L. Robart) ввёл временный запрет на исполнение указа президента США об иммиграционных ограничениях. Федеральный судья заявил, что этот судебный запрет распространяется на всю страну, указав, что штаты обладают правом оспаривать любые действия федерального правительства, 5 февраля был отклонён ещё один срочный протест президентской администрации, которой теперь предстоит оспаривать запрет указа в Верховном суде.

Дональд Трамп через Twitter пообещал «побороть смехотворное решение так называемого судьи», но пока у администрации президента нет аргументов в свою пользу. Спорный запрет не действует, новостные каналы крутят кадры с иностранцами, триумфально пересекающими американские границы, а вопрос о том, вред или пользу принёс скоропостижный и, очевидно, плохо подготовленный указ самим Соединённым Штатам и перспективам международной борьбы с терроризмом, остаётся открытым.

Вопрос о собственной идентичности занимает как западный мир, так и арабский. Дональд Трамп многое делает для того, чтобы «оживить» их взаимоотношения, не исключено, что он достигнет результатов, обратных тем, которые планирует, если вообще планирует. Указ о запрете на въезд представлен во враждебных Трампу медиа как «закрытие Америки для мусульман», провоцирующее неуверенность и среди живущих в США последователей пророка Мухаммеда. Этот указ злорадно приветствовали экстремисты на Ближнем Востоке и в Азии. «Лучшей рекламы для радикального ислама и быть не может», – иронизировали в социальных сетях близкие к «Исламскому халифату» информагентства, а политологи задаются вопросом: не способствует ли политика Дональда Трампа укреплению позиций радикалов? Против идеи Трампа активно выступают представители интеллектуальных элит и крупнейшего американского бизнеса, а новый президент США, управляющий государством всего несколько недель, ведёт политику, которая уже получила наименование «трампократии» и не всегда выглядит продуманной. Прижать мусульманского студента, съездившего домой на каникулы – это не то же самое, что вести войну с террором, как бы ни пытались видеть прямую связь между такими действиями сторонники Трампа. Практической пользы его спорный указ пока не принёс. Оспаривать его запрет глава государства взялся тоном, недостойным президента великой державы, и публичный эффект, произведённый спорами вокруг возможности въезда в США граждан нескольких нестабильных государств, наносит очевидный ущерб новой американской администрации. Нападки Дональда Трампа на федерального судью расцениваются как опасная попытка повлиять на независимость судебной системы, а это едва ли не худшее, что может сделать американский политик.






Максим Смирнов

№ 6, 2017. Дата публикации: 10.02.2017
 
 
«Великолепная» семёрка
Полемизируя по поводу собственного указа, Дональд Трамп сделал следующее заявление: «Моя политика сравнима с решением президента Обамы (Barack Obama), который в 2011 году на шесть месяцев запретил выдавать въездные визы иракцам. А те семь государств, которых касается мой указ – те же, которые правительство Обамы называло „колыбелью терроризма“».
Фактически декрет Обамы 2011 года не запретил, но сильно усложнил въезд в США гражданам Ирака. Тогда отпечатки пальцев беженца из Ирака, живущего в США, были найдены на остатках бомбы, взорванной в 2005 году при нападении в Ираке на американских военных. Администрация Обамы отреагировала быстро: все 57 тысяч живших тогда в США беженцев из Ирака были заново подвергнуты проверкам, как и все те, кто подал документы на визу. Проверки потребовали времени, число беженцев из Ирака, въехавших в США, сократилось с 18 251 в 2010 году до 6399 в 2011-м. В 2012 году в США прибыли 16 369 беженцев из Ирака.
Уже в январе и феврале 2016 года, после теракта в Сан-Бернардино (декабрь 2015 года, 14 погибших, 21 раненый), Министерство внутренней безопасности США из соображений предосторожности усложнило правила въезда в страну людям, которые после 1 марта 2011 года посещали Сирию, Иран, Ирак, Ливию, Йемен, Сомали и Судан. В случае Ирана, Ирака, Судана и Сирии был закрыт безвизовый въезд в США побывавшим в этих государствах гражданам третьих стран. Опять же, въезд не был закрыт полностью: подать документы на визу по-прежнему было возможно, а запрет коснулся не столько граждан семи государств, сколько любых лиц, посещавших «колыбели терроризма», как именовал «великолепную семёрку» президент Обама.
Тогдашние указы не вызвали ни в прессе, ни среди правозащитников какой-либо заметной реакции или неприятия.
 
 
дональда дональд запрет юстиции президента государств вступил января ограничения оспаривать администрации указ президент трамп указа сша въезд трампа американского выступают
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение