наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
наше расследование


Зачем немцы уезжают в Россию?

Спецкор «РГ/РБ» поговорила с пятью немцами, работавшими и продолжающими работать в России, о стереотипах и трудностях, с которыми они столкнулись, оказавшись в дали от дома, и узнала, зачем, собственно, им было это нужно
 


Эрхарт Виллюмайт (Erhard Willumeit), бывший владелец сети ресторанов баварской кухни и технолог компании «Кнакер»:

«Я познакомился с Россией ещё в 1991 году и с тех пор хотел здесь жить и работать. Я побывал тогда во многих регионах России и Казахстана, а с 2008 года перебрался в Москву. Последние шесть лет я пытался изготовливать и продавать баварские колбасные изделия в России. Правда, оказалось, высококачественную продукцию не так-то уж и легко вывести на российский рынок, так как распорядители не имели ни малейшего интереса к совершенствованию качества продукции и бережному отношению к экологии. Важно для русских торговцев только одно – собственная выгода, поэтому сейчас я отошёл от бизнеса и занимаюсь своей скромной жизнью – и уже в Германии.

Я не скучал по Германию, потому что смог адаптироваться к ситуации. Природа в России, особенно на Алтае, так же красива, как и в Баварии. Единственное, что меня до сих пор удивляет – равнодушие русских к самим себе. Русский человек – сильный, переживал невзгоды и посерьёзнее, но русский человек должен учиться полагаться на себя. Правда, помехой всему была и будет ваша коррупция, которая тормозит любой зачаток развития.

Я не сравниваю немецкую и российскую культуру, но скажу прямо: богатые русские напрочь забыли честные человеческие ценности, так что настоящую дружбу и партнёрство я встречал только среди простого народа. Самосознание русского человека мне до сих пор непонятно – но я научился не путать население Москвы с обычными людьми из регионов. Удивительно, что русские убеждены, что не надо ничего менять, раз и так что-то функционирует – пусть едва-едва и на износ.

В России люди живут сегодняшним днём. Вчера – это уже история, которая так же неинтересна, как и завтра. И я действительно люблю эту страну и простых людей в ней, но я испытываю отвращение к Москве, где даже близкое общение невозможно, потому что все общаются друг с другом, как с собаками. Да, и простые русские невежливы – но до тех пор, пока ты не его друг. Как только вы друзья – русский сделает для тебя всё. И я это люблю и ценю».



Тобиас Стюдеман (Tobias Stüdemann), представитель Freie Universität Berlin в Москве

«Я по образованию юрист, и со сферой образования и науки меня ничего не связывало, пока я не увидел вакансию в Freie Universität Berlin. В 2009 году руководство университета искало человека, способного возглавить их офис в Москве, который был создан в рамках гранта Excellence Initiative („Инициатива превосходства“). Мне стало интересно, ведь я уже несколько раз был в России, проходил там альтернативную гражданскую службу и знал русский язык. Я подал заявление, и меня взяли на новую работу – так я живу уже более шести лет в Москве.

Я бы так долго в России не остался, если бы сильно скучал по Германии. Я ценю свободу, которую мне дают, находясь далеко от главного берлинского офиса. Эта свобода меня впечатляет, так как в ней кроется потенциал для развития, внедрения и апробации всего нового. Мне нравится быть первопроходцем, работать самостоятельно, порой рисковать, принимая решения, и мне приятно, что я смог это найти в России. Более того, меня привлекает разнообразие работы: от информирования студента, который о Германии ещё ничего не слышал, и до подготовки договоров с нашими российскими партнёрами. Я почти уверен, что такого диапазона задач, выполняемых одним человеком, в Германии я бы так просто не нашёл.

Несмотря на то, что в Москве представлены несколько немецких организаций из сферы высшего образования и науки, специалистов, которые действительно разбираются в двух системах – России и Германии, – очень мало. Коллеги, работающие в таких организациях – как русские, так и немцы, – либо уходят из-за не всегда конкурентоспособной зарплаты или большой нагрузки, и соответственно для эффективной реализации долгосрочных проектов коллег с опытом ещё меньше. Также есть различия в подходах. Русские коллеги подходят по-другому к планированию задач. Часто всё разрабатывается при личной встрече и многое делается в последний момент – и хоть все формальности выполнены, содержание-то иногда страдает.

В России я стал более чётко ощущать то, что вырос в немецкой среде, а главное – научился ценить немецкое высшее образование. Немецкие вузы дают действительно качественное фундаментальное образование, в российских учреждениях, по моему пониманию, качество страдает иногда в угоду формальностям. Мне до сих пор непонятно, как талантливые студенты выживают в дебрях этих предписаний!

Интеграция или её отсутствие – это вопрос личного интереса к стране, её культуре и людям. Мне интересно, и я стараюсь понять Россию получше. Я могу осуществить ещё много новых проектов, которые пойдут на благо не только Freie Universität Berlin, но и российским университетам. Также мы с друзьями создаём проект, который занимается оптимизацией учебных расписаний, таким образом автоматизируя повторяющиеся процессы: на данный момент мы разрабатываем программу, а после запуска посмотрим, чем всё это обернётся. Так что, пока от меня есть прок, я выбираю работать в Москве, а не возвращаться в Германию или уехать в другую страну».



Леа Фёлькер (Lea Völker), лектор Германской службы академических обменов (DAAD) при Сибирском федеральном университете

«Я родилась в Берлине, но выросла в Гамбурге, где живёт много немцев-переселенцев. Я изучала германистику, романистику и педагогику в Гёттингенском и Лейпцигском университетах, а после окончания магистратуры попала в Россию. Я всегда интересовалась русской классической литературой, и поэтому этот переезд для меня означал в первую очередь личное духовное обогащение. Сначала работала в качестве языкового ассистента в Новосибирском государственном техническом университете, а затем в качестве DAAD-лектора в Сибирском федеральном университете в Красноярске, где я живу с 2015 года. Я преподаю немецкий язык и литературу, а также организую культурные мероприятия.

Меня как преподавателя удивило, что российские студенты уже в достаточно юном возрасте (21−22 года) оканчивают бакалавр. И некоторые из них уже с первого курса мотивированы, увлекаются своим предметом, быстро схватывают новый материал и усердно учатся. В немецком университете упор делается на дискуссии, а русские учат теорию наизусть. Это не минус российского академического образования, а просто иной подход. Но всё-таки самостоятельного критического мышления вашим студентам иногда недостаёт.

Я научилась в России быть спонтанной и творческой. Когда мы, немцы, впервые видим ваши выступления с песенными и танцевальными номерами на сцене, мы думаем: „О боже!“. Мы намного сдержаннее. Но я привыкла, влилась в атмосферу творчества, и сейчас также участвую во многих культурных проектах и даже сама продумываю выступления. Хотя для меня это стресс – в России либо ты укладываешься в сжатые сроки и работаешь на износ в последний момент, либо ничего не получится.

Я уверена, что не останусь работать в России на всю жизнь. Во-первых, мне не хватает мультикультурности, интересных людей из-за границы, с которыми я могу поговорить обо всём на свете – да ещё и на разных языках. Также не хватает людей, которые открыты ко всему новому, общительны и отзывчивы, поэтому часто я чувствую себя одинокой. Во-вторых, моя семья и близкие мне люди живут в Германии, и мне хотелось бы быть ближе к ним».



Торстен Гутман, главный редактор портала Ostexperte.de

«Русская культура никогда не была чужда мне, ведь я наполовину русский – моя мама родом из Ярославля. Так что, будучи студентом Высшей школы медиа, коммуникации и бизнеса (Hochschule für Medien, Kommunikation und Wirtschaft), в 2014 году я решил пройти практику именно в России – в Moskauer Deutsche Zeitung. Так завязались первые контакты – сначала я работал журналистом-фрилансером, а с сентября 2016 года перенял должность главного редактора портала Ostexperte.de и вовсе переехал в Москву.

Для меня стало удивлением, что Россия такая многонациональная страна. Большинство иностранцев считает всех жителей России некой гомогенной массой. Но это не так: Россия намного разнообразнее, чем вся Западная Европа. В 2014 году я попал в пучину междоусобиц касательно ситуации с полуостровом Крым и заметил, что далеко не все россияне внимают и верят тому, что говорит правительство. Есть те, кто поддерживает правительственную политику, а есть и те, кто весьма критично её оценивает – и это нормально, главное, вы тоже дискутируете о насущных проблемах. У немцев же складывается весьма мрачное и однобокое впечатление о России отчасти потому, что они сами мало ею интересуются.

И это происходит в основном из-за СМИ, которые всегда делают Путина виноватым во всех бедах. Такое ощущение, что журналисты словно сговорились, берут во внимание определённый проступок, пишут о нём персонализированную историю и обязательно упоминают Путина. Неухоженные улицы – вина Путина. Электричество два дня не включается – определённо замешан Владимир Владимирович. Немецкие медиа сильно упрощают сложные механизмы и процессы, происходящие в России, которые, однако, нужно объяснять именно западному читателю и зрителю. Не говоря уже о том, что риторика по отношению к России весьма агрессивна – взять хотя бы обложку „Stoppt Putin Jetzt“ журнала Spiegel с прямым призывом к военным действиям (обложка „Stoppt Putin Jetzt“, Spiegel, 31/2014. – Ред.)

Порой у меня возникают трудности в общении с русскими – нет, не из-за языка, а из-за взглядов на мир. Есть русские-космополиты, держащие под мышкой „Новую газету“ или просматривающие на планшете статьи от Meduza, и с ними у нас почти полное взаимопонимание. А есть русские-консерваторы, которые не всегда придерживаются правительственной точки зрения, но скептически относятся, например, к правам гомосексуалистов и вообще к сексизму. Есть русские, которые открыто мне говорят: „А что, правда, у вас одни геи и лесбиянки?“ или „А я слышал, что Германия утопает в беженцах“. И обязательно вспомнят о терактах.

Уезжать из России в ближайшем будущем я не планирую, потому что моё местоположение выгодно для меня как журналиста, работающего для немецких медиа. Предстоит много работы: в 2018 году состоится чемпионат мира по футболу, россияне будут выбирать нового президента. Тем более что Россия находится сейчас в некой трансформации – это касается и экономической, и социальной сферы. А за этим мне интересно наблюдать».



Франциска Альтман (Franziska Altmann), преподавательница немецкого языка в Техническом университете в Ильменау

«С 7-го класса я стала учить русский язык – и это была любовь с первого взгляда. Поэтому после школы, в 2008 году, я поступила в Лейпцигский университет на славистику. Если человек изучает иностранный язык, то он хочет непременно поехать в страну изучаемого языка. Так я оказалась в Белоруссии, Украине и России, где я путешествовала и проходила практику, а после окончания университета стала преподавать немецкий язык как иностранный. В рамках программы Гёте-института по поддержке немецких меньшинств я оказалась в Калининграде, где прожила полтора года (2014–2016).

Я скучала по вкусному хлебу, хотя в Калининграде есть пекарня Königsbäcker, сделанная в уютном домашнем немецком стиле. Калининградцы называют этот хлеб своим национальным деликатесом. Также я скучала по немецкой структурированности: если ты сказал, то ты сделал точь-в-точь, как ты сказал. И это точь-в-точь так и происходит. Но это уже особенности менталитета, так что я не могла найти замену так просто, как в случае с хлебом.

Русские люди очень мобильны и креативны, немцы же не видят дальше своего носа. У русских всегда завал на работе, но всё равно всё как-то функционирует. Когда мы работали с проектами для DAAD и ничего не успевали, я вечно трепетала от страха, ведь всё идёт насмарку, а русские махали рукой и говорили: „Всё будет“. В конце концов я смирилась и научилась подстраиваться под ситуацию. Я так и думала: „Ах, всё глупости, решение как-нибудь найдётся“ или „Ох, ну и пусть это не так хорошо, но ведь и не так плохо“. Я просто задвинула свой перфекционизм в долгий ящик.

В Германии не так часто заводят дружеские отношения с коллегами по работе. Работа – это работа, а друзья – это совершенно другое. Мы, молодое поколение, уже проще относимся к этим формальностям, после работы с коллегами можем пойти в кино или кафе, но всё-таки мы сохраняем дистанцию. В России все в коллективе дружат, и если нет, то этот коллектив будет плохо работать. Я и не могла себе раньше представить, что я приглашу своего руководителя на новоселье!

По приезде в Германию я быстро вернулась в привычный образ жизни, мне так комфортнее. Ты такой, какой ты есть – и даже если ты находишься несколько лет в другой стране, то эта страна меняет тебя только временно. Ты словно приспосабливаешься под неё. Да, я всегда буду немкой, но иногда я не прочь перенимать что-то из русской культуры. Например, готовить блюда русской кухни или смотреть русские фильмы».






Вероника Прохорова

№ 6, 2017. Дата публикации: 10.02.2017
 
 
работать daad россии universität интересно работы русской людей немецких языка русский freie образования русские университете германии москве язык немцы россия
 
 

Франциска Альтман Фото: Томас Коваллик (Thomas Kowallik)
 

Леа Фёлькер Фото: Сюзанна Штарк (Susanne Stark)
 

Торстен Гутман Фото: Артём Лысенко
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение