наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
связь времён


Сайде Арифова: «В такие времена страшно не бывает»

27 января, в Международный день памяти жертв Холокоста, мы традиционно вспоминаем тех, кто, рискуя собственной жизнью и занимаемым положением, спасал евреев от преследований и уничтожения. Таким человеком была крымская татарка и мусульманка Сайде Арифова (Saida Arif qızı Arifova), спасшая, по меньшей мере, 88 детей бахчисарайских евреев и крымчаков.
 


В сюжете телевизионной программы «Жди меня» Первого канала российского телевидения в 2001 году прозвучали следующие слова: «Арифова Сайде Арифовна ищет евреев, которых спасла во время немецкой оккупации Крыма в 1941−1944 годах. Её усилиями остались в живых семьи Капустинских, Шварцман, Салиевых, Хаваевых, Неметовых, Зейгенмурхатай и более 70 детей Керченского дома сирот, которых фашисты планировали вывести в Германию для проведения опытов. Сейчас она мечтает узнать судьбы тех, кто не погиб тогда у Фонтана слёз…».

Проштудировав историю Бахчисарая военных лет, мы не нашли сообщений о каких-либо расстрелах или казнях вблизи знаменитого фонтана, что на территории ханского дворца в Бахчисарае. А другой Фонтан слёз в том районе неизвестен. Скорее всего, Сайде Арифовна имела в виду образное выражение, объединяющее название места и горе народа.

Крымская девочка

Наша героиня родилась в Бахчисарае 13 февраля 1916 года В 16 лет она смогла добиться разрешения на открытие первого в родном городе детского сада. Более того, стала его заведующей. 30-е годы прошлого века на всей территории Советского Союза были годами голода, попрания человеческих ценностей и жестокого террора. За несколько лет до начала Второй мировой войны советская власть начала «чистку территории» от подозрительных, с её точки зрения, элементов. Одним из таких «неблагонадёжных» был знаменитый крымский ювелир Абдулмени-эфенди (Abdulmeni-Efendi). Архивы рассказывают, что он работал в известной ювелирной артели «Къуюмджы» (что на русский язык переводится как «филигранщик»), стал наставником в изучения традиционного крымско-татарского искусства филиграни для юношества. Но в 1932 году его депортировали в далёкие от Крыма края, и его 4-х летний сын Айдер Асанов (Ayder Asanov), оставшись один, мог погибнуть от голода. Мальчик выжил лишь потому, что его взяла под свою опеку Сайде Арифова. И стал первым в списке спасённых этой молодой женщиной детей и взрослых.

Как оказалось впоследствии, она спасла не только жизнь, но и древнее искусство: Айдер Асанов стал знаменитым мастером филиграни и продолжателем семейных традиций.

Немецкая политика в Крыму (1941−1943)

В сентябре 1941 года войска группы немецких армий «Юг» нанесли поражение советскому Юго-Западному фронту восточнее Киева; 5 октября румынские войска вышли к Азовскому морю вблизи Мелитополя, а немецкие дивизии 4 сентября – к озеру Сиваш; 7−11 сентября немцы, и 8−12 октября румыны переправились через озеро Сиваш и Азовское море и вступили на территорию Крыма. Ещё до этого момента, в соответствии с указом Адольфа Гитлера (Adolf Hitler) от 20 августа 1941 года, для управления оккупированными территориями был учреждён рейхскомиссариат «Украина» (Reichskommissariat Ukraine; по плану начальника Внешнеполитического управления НСДАП, бывшего подданного Российской империи, Альфреда Розенберга (Alfred Ernst Rosenberg), Курск, Воронеж и Крым отходили к Украине). Комиссариат возглавил Эрих Кох (Erich Koch).

В начале ноября 1941 года на территории Крымского полуострова устанавливается оккупационный режим. Немецкая оккупационная политика на полуострове значительно отличалась от политики в других оккупированных регионах Советского Союза. Историк Олег Романько в своей работе «Немецкая оккупационная политика на территории Крыма и национальный вопрос (1941−1944 годы)» отмечает, что немцы учитывали многонациональный состав населения полуострова и существующие противоречия между этими народами, «каждому из которых в немецких стратегических планах отводилось определённое место… Так, например, Генрих Гиммлер (Heinrich Luitpold Himmler), решительным образом воспротивился планам по выселению татар из Крыма. По его словам, это бы было катастрофической ошибкой. „Мы должны сохранить в Крыму хотя бы часть населения, которое смотрит в нашу сторону и верит в нас“, – подчёркивал рейхсфюрер». В годы оккупации на территории Крыма были укомплектованы 9 крымскотатарских батальонов на службе у нацистов, а все военнопленные – крымские татары были немедленно освобождены из плена.

Высшим органом гражданской оккупационной администрации в генеральном округе «Таврия-Крым-Симферополь» (SSPf Taurien-Krim-Simferopol, входящим в рейхскомиссариат «Украина») являлся генеральный комиссариат, возглавляемый Альфредом Фрауенфельдом (Alfred Eduard Frauenfeld). Полицейскую администрацию этого округа с ноября 1941 года возглавлял бригадефюрер СС, генерал-майор полиции Людольф фон Альвенслебен (Ludolf-Hermann Emmanuel Georg Kurt Werner von Alvensleben).

Одной из первых акций оккупантов после занятия Крыма стали регистрация и уничтожение «враждебных» (коммунисты) и «расово-неполноценных» (евреи, крымчаки, цыгане) элементов. Эти функции были возложены на оперативную группу «Д» (Einsatzgruppe D). Её первым начальником (с июня 1941 по июль 1942) стал СС-штандартенфюрер Отто Олендорф (Otto Ohlendorf).

Спасение евреев

Фашисты начинают массовые расстрелы еврейского населения в Бахчисарае и других городах Крыма. На территории Бахчисарая действовала специальная команда оперативной группы «Д» – Sonderkommando 1 la. Поскольку, отступая из Крыма, компетентные советские органы успели уничтожить почти все архивы, в том числе и архив ЗАГСа, немцы пытались определить национальную принадлежность подозрительных с их точки зрения лиц путём опросов местного населения. Отсутствие архивов, с одной стороны, и свободное владение большей частью населения крымско-татарским языком, с другой стороны, помогало Сайде выдавать находящихся в детсаду еврейских детей за крымских татар.

Но при этом её каждый раз заставляли поручиться за свои слова, угрожая в случае сокрытия правды расстрелом всей семьи. Фашисты уничтожали не только евреев, но и членов смешанных семей. Уничтожению, по нацистской теории, подлежали также крымчаки – еврейская этнолингвистическая тюркоязычная группа, представители которой традиционно исповедовали талмудический иудаизм, проживали в Крыму и говорили на крымчакском диалекте. Так Сайде Арифова спасла детей из смешанных семей Салиевых, Кипеджи, Ховаджи, еврейской семьи Якова Шварцмана, Моисея Ховайло, Мордхая Зенгина и других. В некоторых случаях ей удавалось заменить фамилии, так, Геннадий Георгиевич Кипеджи впоследствии стал Удалягиным.

Помощь керченским сиротам

Изменение положения на фронте заставляет нацистов вносить коррективы в планы своих действий. Передовые части 56-й армии Закавказского фронта продвигаются в направлении Аджимушкайских каменоломен. В сентябре 1943 года, за два месяца до освобождения этого крымского района, фашисты сгоняют десятки истощённых детей из еврейских семей и сирот советских бойцов других национальностей для последующей эвакуации в Германию; при этом детей в возрасте от 2 до 15 лет численностью 60 человек собирают в керченском детском саду, а 13 совсем маленьких – в Доме малютки.

Комиссар Южного соединения партизанских отрядов Крыма Мустафа Селимов (Mustafa Selimov, 1910−1985), знавший Сайде Арифову ещё до войны, направляет к ней свою связную для координации мероприятий по спасению керченских сирот. Сайде предлагает себя в качестве ночной няни, чтобы помочь выходить, а в дальнейшем и вызволить измождённых детей. Вместе со своим 5-летним сыном Мустафой она обходит дома бахчисарайских соседей, собирая для детей тёплые вещи (на случай пребывания в лесу) и продукты питания для передачи в Керчь. Жители города делятся, чем могут.

Помощь капеллана румынской армии

Положение на фронте меняется быстро. Под ударами Красной армии нацисты, передислоцируясь, в спешке свозят детей в Бахчисарай, и помещают их в бахчисарайский детский сад Сайде Арифовой. Вскоре ей становится известно, что детей, размещённых в её детском саду, намерены отправить в Германию. Тогда в Крыму ещё никто не знал о медицинских опытах, проводимых нацистами над детьми неарийских, национальностей. Но Сайде не сомневалась, что этих детей ничего хорошего в нацистской Германии не ждёт. Значит, детей нужно срочно спасать.

Бахчисарайский доктор выдаёт Сайде Арифовой медицинское заключение об ухудшении состоянии здоровья детей: якобы есть подозрение на заражение тифом, что очень опасно для контактирующих с детьми немецких солдат. Немцы встревожены таким сообщением, и Сайде Арифова получает приказание от оккупационной администрации выселить заражённых детей куда-нибудь на окраину города. Она предлагает для этой акции усадьбу в селении Салачик, некогда принадлежавшую выдающемуся татарскому просветителю и издателю Исмаилу Гаспринскому (İsmail Gaspıralı) и находящуюся недалеко от Бахчисарая. Так дети оказались вне поля зрения местных властей.

А 13 апреля 1944 года с гор, в долину реки Чурук-Су, что на восточной окраине города Бахчисарая, спустились штурмовые отряды Южного соединения партизан под командованием Михаила Македонского и Мустафы Селимова. Почти за сутки ими был освобождён от фашистов город Бахчисарай и его окрестности. Так грек Михаил Андреевич Македонский и татарин Мустафа Селимов спасли еврейских детей.

Но до этого момента произошло событие, едва не стоившее жизни нашей героине и её семье. Незадолго до прихода партизанских отрядов кто-то написал на них донос в немецкую администрацию. Схватили Сайде, её старшую сестру Фатму и их подругу Марию Путилину-Попову. После допроса и жестоких пыток, в ходе которых женщины ничего не признали, их приговорили к расстрелу.

Всё это происходило в самом крупном в Крыму концентрационном лагере «Красный» (ещё до начала войны здесь были интернат НКВД, а затем и концентрационный лагерь для «врагов народа»).

Известие о грозящем женщинам расстреле дошло до Исмаила-эфенди Сали (Ismail-Efendi Sali) – муллы-капеллана румынской части, квартировавшей в Бахчисарае. Он устроил им побег, и тем спас от верной смерти.

Когда создатели документального фильма «88 молитв матери» (режиссёр Алим Акмолла-Челебиев (Alim Akmolla-Chelebiev) расспрашивали Сайде об этом эпизоде, она ответила: «У меня были сломаны кости, я столько раз ходила в гестапо, имела паспорт со штампом „неблагонадёжна“, мне запретили покидать границы города… Нет, страшно уже не было. В такие времена страшно не бывает».

Неотвратимость возмездия и справедливость?

Война ещё не закончилась, и были живы и здоровы те, кто казнил евреев и преследовал их спасителей. А татарское население Крыма по решению Государственного комитета обороны уже насильно вывозили в разные районы Узбекистана, Казахстана и Таджикистана. И факт спасения детей не удостоился внимания исполнителей приказа Народного комиссариата внутренних дел СССР от 18 мая 1944 года. Не избежали депортации и Мустафа Селимов и его соратники по партизанскому движению в Крыму, коснулось это и Сайде Арифову и её семью.

Когда проходили заседания Нюрнбергского военного трибунала, эти люди находились за тысячи километров от родного Крыма. Но пришло время кары и военных преступников. 15 сентября 1947 Олендорф предстал перед Международным военным трибуналом в Нюрнберге. Его в числе других обвиняемых признали виновным в уничтожении около 1 000 000 евреев. В своё оправдание он утверждал, что лишь выполнял приказы начальства. Обвинители заявили, что деятельность Олендорфа находится за пределами понимания нормального человеческого разума. 10 апреля 1948 его приговорили к смертной казни. 8 июня 1951 он был казнён.

Эриху Коху, одному из самых жестоких гауляйтеров нацистской Германии, удалось избежать высшей меры наказания на Нюрнбергском процессе. Он получил 20 лет тюрьмы, а затем этот срок был даже уменьшен.

Альфред Фрауенфельд был отправлен в лагерь для сотрудничавших с нацистами лиц в Дахау, оттуда его возили в качестве свидетеля (!) на Нюрнбергский процесс; впоследствии он написал свои воспоминания, в которых называл сжигание узников Дахау ложью.

Сайде Арифова вернулась в Крым только в годы перестройки. Тогда спасённые Арифовой евреи были, скорее всего, ещё живы. Но в списке Праведников народов мира по состоянию на 2016 год её имя отсутствует.





От редакции. Читателей газеты, знающих спасённых Сайде Арифовой людей или их потомков, просим связаться с редакцией
Виктор Фишман

№ 4, 2017. Дата публикации: 27.01.2017
 
 
крыму сайде фашисты германию немцы арифовой населения нацистской евреев арифова селимов территории семей бахчисарая бахчисарае политика семьи крыма детей немецкая
 
 

Беженцы в Крыму
 

Отряд немцев в татарской усадьбе в Крыму. 1942 год
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение