наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
только у нас


Мария Максакова: «Люди никогда не должны терять своё лицо»

В конце ноября в Эссене прошёл XIII фестиваль российской культуры. Украшением фестиваля стал концерт звезды российской оперной сцены, солистки Мариинского театра Марии Максаковой. В её исполнении прозвучали вокальные произведения Шумана и Чайковского. Песню Джонни (Jonny) из репертуара Марлен Дитрих (Marlene Dietrich) Максакова исполнила с невероятной экспрессией и артистизмом. Восторг публики вызвало попурри из русских романсов. Возможно, некоторые зрители вспомнили, что в фильме «Сестра его дворецкого» их пела на русском языке звезда Голливуда 1940-х годов Дина Дурбин (Edna Durbin).
 


– Мария, вы родились в Мюнхене. Как долго прожили в этом городе?

– Мне было три месяца, когда меня перевезли из Мюнхена в Москву. Но потом я неоднократно бывала в этом городе. Я наполовину немка. Моя мама вышла замуж за гражданина ФРГ Петера Андреаса Игенбергса. Мой отец по специальности физик. Когда ещё были живы его родители, мои бабушка и дедушка, мы часто приезжали к ним летом в гости. Мне запомнился их большой и красивый дом. Они уже умерли и похоронены в Мюнхене.

– Ваша мама знаменитая актриса Людмила Максакова производит впечатление женщины требовательной и властной. Вас воспитывали в строгости?

– Это только на первый взгляд мама выглядит такой строгой. На самом деле она добрая, и многое мне разрешала. Она для меня не только мама, но ещё и подруга.

– Вы полная тёзка вашей бабушки, выдающейся оперной певицы, народной артистки СССР Марии Петровны Максаковой. Выбирая профессию оперной певицы, вы не опасались, что вас будут сравнивать и это сравнение может оказаться не в вашу пользу?

– Так оно и было. Особенно когда моя оперная карьера только начиналась. Обычно к рядовому вокалисту на первых порах никто не проявляет повышенного внимания, ему дают время, что называется, «вызреть», состояться. В моём случае всё происходило по-другому. К моим первым шагам на сцене проявляли пристальное внимание. Сохранилось множество архивных записей с пением моей бабушки, конечно, мне трудно было конкурировать с ней. Но прошло время, я пела ведущие партии в театрах «Новая опера», «Геликон-опера», стала приглашённой солисткой Большого театра. В последние годы вместе с маэстро Валерием Гергиевым выпустила в Мариинском театре несколько премьер. Я получила признание в моей творческой, профессиональной среде и с гордостью ношу фамилию Максакова. Интересно, что я пою многие из тех партий, которые исполняла моя бабушка, и это меня окрыляет.

– Насколько обоснованы слухи о том, что вы являетесь внучкой Сталина?

– Я считаю, что это выдумка. Сталин действительно любил мою бабушку как певицу и посещал все её спектакли. Не знаю, кто спас Марию Петровну от репрессий, когда её второго мужа Якова Давтяна (Я. Х. Давтян – революционер, дипломат, разведчик, первый руководитель иностранного отдела ВЧК. – А. О.) арестовали и в 1938 году расстреляли. Легенда такова: на каком-то званом вечере-концерте Сталин спросил: а где моя любимая Кармен? Бабушку разбудили среди ночи, привезли в Кремль, она спела, и потом её творческая жизнь успешно продолжалась. А через полтора года родилась моя мама, что и породило все эти нелепые слухи. Тайна рождения моей мамы так и осталась нераскрытой, но думаю, что её отцом был известный и незаурядный человек.

– Раз мы уже заговорили о Сталине, почему, на ваш взгляд, он остаётся кумиром для многих людей в России?

– Некоторым людям с трудом удаётся осмыслить историю, тем более что она всё время переписывается. Одни считают замечательным человеком невинно убиенного царя. Другие превозносят Ленина и большевиков. Многие считают Сталина положительной личностью, однако и тех, кого он уничтожил, называют хорошим людьми. Но палачи и их жертвы не могут быть одинаковы. Белое надо назвать белым, а чёрное – чёрным. Те, кто хотят, чтобы пришёл Сталин, не понимают, придёт он не за соседом и не за врагом, а за ними и сотрёт их в лагерную пыль. Насилие не может решить проблемы общества. Нам стоит брать пример с немцев, которые прошли трудный путь и преодолели нацистское прошлое.

– Ваш дебютный альбом с оперными ариями, выпущенный компанией Universal Music Group International, получил необычное название «Maria Maksakova. Mezzo? Soprano?». Что означают эти вопросительные знаки?

– Диапазон моего голоса позволяет петь партии сопрано и центрального сопрано. Однако преподаватели вокала никак не могли отнести мой голос к определённому виду. То ли у меня сопрано? То ли меццо? Они спорили, а я относилась к этому с юмором. Поэтому альбом получила такое шутливое название. Он стал итогом работы с симфоническим оркестром Москвы «Русская филармония» и дирижёром Дмитрием Юровским.

– Вам подвластно всё: опера, романс, русские народные песни, песни советских композиторов. Возможно ли одновременно успешно выступать в опере и на эстраде?

– Подобные эксперименты можно позволить себе, когда приобретён определённый певческий опыт. Если такие выступления проходят изредка и сделаны они со вкусом, то оперный певец может выступать и на эстраде. Но излишне увлекаться эстрадой не стоит, оперный голос от этого становится хуже.

– Вы снялись в нескольких фильмах. А сейчас какие-то роли вам предлагают?

– Мне иногда нравится, а иногда и нет, результат моих работ в кино. Но однозначно не нравится сам процесс съёмок. Он, как мозаика, складывается из отдельных фрагментов. Сначала может сниматься середина или конец фильма, а потом его начало. Когда ты играешь в спектакле, то проживаешь жизнь своей героини от начала и до конца. В кино логика построения роли зачастую теряется. Ради крошечного эпизода приходится долго гримироваться, потом ждать, когда начнутся съёмки, всё это даётся мне с трудом.

– На телеканале «Культура» вы вели передачу «Романтика романса». Вашим постоянным партнёром по эфиру был Святослав Бэлза. Что вы можете вспомнить о нём?

– Святослав Игоревич был настоящим аристократом. Знаменитый музыковед, публицист, телеведущий, он подарил мне ещё одну профессию. На первых порах я чувствовала себя неуверенно. Я учила текст наизусть, однако не могла добиться легкости и непринуждённости. Мало быть хорошим артистом или певцом. Профессия ведущего требует импровизации, молниеносной реакции, остроумия и находчивости. Это совершенно особый жанр, и не многим конферансье удаётся на протяжении всего концерта удерживать внимание публики. Мы прошли нелёгкий путь, Святослав Бэлза правил мой текст, помогал избежать волнения, дал много мудрых советов. Но результатом нашей работы остался доволен, и потом с гордостью говорил окружающим: «Ну, как вам наша Маша?!».     

– Вы были единственным депутатом Госдумы, воздержавшимся при голосовании законопроекта о запрете усыновления российских сирот гражданами США. Также вы выступали с критикой так называемого антигейского закона. Такие поступки, вероятно, требуют большого мужества?

– Я человек самостоятельный и независимый. От меня никогда не услышишь каких-то неадекватных, ура-патриотических речей. Я очень люблю свою страну, но любовь эта должна выражаться не только к земле или берёзкам, но прежде всего к людям, которые живут в России. Я не так лояльна, как мои коллеги ко многим процессам, которые у нас происходят, и в результате своей политической деятельности нажила недоброжелателей. Но я ни о чём не жалею, участие в Госдуме – для меня это был очень интересный опыт. Наверное, надо было в чём-то быть ещё смелее.

– Или, наоборот, более осторожной?

– Нет, это не в моём характере. Люди никогда не должны терять своё лицо, нужно стремиться сохранять свои внутренние качества. Иначе личность размывается, и человек, совершивший поступки, который совершать не хотел, выглядит сломленным и подавленным. Такая жизнь теряет свою ценность.

– Вы с отличием окончили Центральную музыкальную школу при Московской консерватории по классу фортепиано, а Российскую Академию музыки имени Гнесиных (отделение академического вокала) с красным дипломом. Вас можно назвать перфекционисткой?

– Пожалуй, да. Я тружусь с пяти лет. Когда училась в музыкальной школе, выучила несколько иностранных языков. Окончила два вуза. Сейчас преподаю студентам. Хочу, чтобы их карьера состоялась, и жизнь сложилась удачно.

– Кстати, зачем вам понадобилось ещё и юридическое образование.

– Когда я училась в Гнесинской академии, то почти все дисциплины, за исключением сольного пения и ещё нескольких предметов, сдала досрочно за пять лет вперёд. Мой папа решил, что времени у меня теперь предостаточно, и я буду бездельничать. Тогда он предложил мне поступить ещё в какой-нибудь институт. Я выбрала лёгкий путь и без всяких усилий поступила в институт иностранных языков имени Мориса Тореза. Но изучать английский язык, который я уже хорошо знала, присутствовать на всех лекциях и семинарах было невообразимо скучно. Я бросила иняз и решила получить юридическое образование. На этот раз не ошиблась. Теория государства и права – одна из самых увлекательных дисциплин, которые мне довелось изучать. Очень интересно: как строятся взаимоотношения между людьми, как уберечь себя от обмана? Если хотя бы два дня в стране прошли без вранья, наша бы жизнь наладилась. К слову, мой муж доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой теории и истории государства и права Санкт-Петербургского юридического института.

– Хорошо, когда супругов объединяют общие интересы. Но ваш муж депутат Госдумы от КПРФ. Существуют ли между вами политические разногласия, и не мешает ли это вашей супружеской жизни?

– КПРФ сейчас в большой степени бренд. Не надо забывать, что коммунисты теперь совсем не те, какими были прежде. Они не выступают против частной собственности, их экономическая программа во многом здравая, среди них немало верующих людей. Горячих политических споров между нами не возникает. Впрочем, если бы они и происходили, дети у нас всё равно рождались бы. Одно другого не исключает (смеётся).

– В этом году вы участвовали в Фестивале российского искусства в Каннах. Расскажите об этом событии.

– В гала-концерте «Русская ночь», который традиционно проходит во Дворце фестивалей, я исполняла произведения Исаака Дунаевского. В следующем году состоится юбилейный ХХ Фестиваль российского искусства в Каннах. Замечательно, что такое событие на Лазурном Берегу проходит в самый пик туристического сезона. Фестиваль знакомит зрителей с русской культурой, кино, фольклором, музыкой, танцами, и открывает новые таланты. Всё это объединяет народы разных стран, помогает им лучше понять друг друга.

– У вас трое детей. Хотите ли вы, чтобы кто-то из них продолжил артистическую династию Максаковых?

– Мой старший сын Илья, которому двенадцать лет, учится в Санкт-Петербургском суворовском военном училище и параллельно в музыкальной школе по классу рояля. Он одарённый мальчик и, кстати, выступал со мной в Каннах. Моя дочь Люся играет на арфе. Станут ли они музыкантами, пусть решают сами.

– Ваши гастроли с успехом проходили во многих городах России и бывшего СССР, а также в Японии, Франции, Италии. Не хотели бы приехать с сольным концертом в Германию?

– Раньше, когда я была депутатом Госдумы, времени совершенно не было. Но думаю, что теперь смогу приехать на гастроли в вашу страну, которую очень люблю.





Редакция благодарит Любовь Яковлеву-Шнайдер за содействие в организации интервью
Александр Островский

№ 52, 2016. Дата публикации: 30.12.2016
 
 
максакова театра каннах пела максаковой сталин госдумы святослав марии сопрано публики кино мама российской произведения россии фестиваль жизнь оперной опера
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение