наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
наше расследование


Кто, куда и как уезжает из России

По данным ООН, число выходцев из России, переехавших на постоянное место жительство за границу, уже превысило 10 миллионов человек
 


На протяжении более ста лет Россия переживала периодические волны массовой эмиграции. Сейчас она может столкнуться с ещё одной волной – возможно, c самой большой утечкой умов за последние 20 лет. По данным Росстата и ГУ МВД России, 350 тысяч человек эмигрировали из России в 2015 году – в 10 раз больше, чем пять лет назад. Россияне эмигрируют за границу не только временно из-за работы, но и переселяются окончательно жить за рубеж. В какие страны уезжают россияне, что заставляет их поддаваться «чемоданному настроению» – эти вопросы расследовала «Русская Германия».

В поисках новой родины

Почти каждые десять лет истории в России можно наблюдать отток населения к зарубежным берегам. Между 1880 и 1914 гг. в попытке убежать от погромов из Российской империи эмигрировали два миллиона евреев. Затем пришла русская революция, которая изгнала 1,4 миллиона человек, в том числе и интеллектуальную элиту – писателей Ивана Бунина, Владимира Набокова, конструктора вертолётов Игоря Сикорского, композитора Сергея Рахманинова, микробиолога и эколога Сергея Виноградского, геолога Валериана Агафонова и других.

Надёжной статистики по миграции в период раннего Советского Союза нет: демографическая статистика была тогда больше пропагандой, чем наукой. Но принято рассматривать три крупные волны эмиграции. Во время Второй мировой войны страну покинуло от 700 тысяч до 1 миллиона человек – в основном антикоммунистов, советских военнопленных или уклонившихся от призыва. Несколько десятилетий спустя 2 миллиона евреев бежали, чтобы осесть на Западе, в основном, в Израиле и США. Затем, с ослаблением пограничного контроля в конце 1980-х, люди начали перемещаться через границу России в обоих направлениях. Так из бывших советских республик вернулись 3 миллиона этнических русских, в то же время страну покинули 700 тысяч этнических русских и 300 тысяч советских евреев, а общее число евреев-эмигрантов после распада советского блока превысило 1 миллион.

Вначале миграция была обусловлена идеологией, но после распада СССР ещё больше людей стали покидать свою родину и подаваться на Запад, чтобы прокормить свои семьи (так называемые «колбасные» эмигранты). Чиновникам и олигархам России также были не чужды стремления посылать своих детей за границу, где они обучались и оставались впоследствии работать.

Приход президента Путина привёл к падению темпов эмиграции – на то были вполне очевидные причины: рост уровня жизни и политическая стабильность. Кроме того, в Россию началась интенсивная трудовая миграция из бывших советских республик, и их количество превышало количество эмигрировавших этнических русских. По данным аналитической организации Stratfor после пика в 2000 году количество русских эмигрантов сократилось с примерно 146 тысяч до всего лишь 32 тысяч в 2009 году – несмотря на экономический кризис.

Но с 2012 года ситуация изменилась в противоположную сторону. Количество россиян, покидающих страну, устойчиво растёт: с почти 37 тысяч в 2011 году до 350 тысяч в 2015-м. Согласно июньскому отчёту компании Stratfor, новая волна эмиграции началась в 2011 году, когда парламентские выборы были широко признаны нечестным, а Путин объявил, что он вернётся на третий срок. Эти события вызвали протесты, которые Кремль подавил и подавляет до сих пор с помощью жёсткой политики и ограничений. Власть, с одной стороны, не хочет ничего менять, застыв в состоянии на конец второго срока Путина, с другой стороны, закручивает гайки, чётко показав, что намерена дать бой. Принимаются всё новые и всё более удивительные законы, как, например, закон об иностранных агентах или антитеррористический закон Яровой, тут и Нацгвардия, и борьба с «пятой колонной». Все политические дискуссии сведены к фразе «Есть Путин – есть Россия!». Эта системная деградация общественной сферы, когда медленно, но верно закатываются под асфальт все негосударственные инициативы и организации – от закрытия РБК до попыток рейдерским способом освоить изначально народный «Бессмертный полк» – гонит активных граждан к иностранным берегам.

Другими причинами, по которым люди предпочитают выбирать для себя другую страну в качестве родины, являются две войны – Украина и Сирия, которые имеют следствием прямое военное вмешательство как минимум в районах проживания русских и рост напряжения в исламских регионах России. Другим фактором является кризис в экономике, начавшийся до падения цен на нефть и введения санкций. Без системных реформ российскую экономику ждёт в лучшем случае стагнация, но системные реформы никто не обсуждает при нынешнем политическом руководстве. Некоторые не желают слушать медведевское «денег нет, но вы держитесь», поэтому и уезжают за границу за возможностью не жить в кредит и не платить аренду за комнату половину зарплаты.

Новые политмигранты?

Эти жёсткие меры заставили ряд политических активистов, правозащитников, экологов, журналистов, учёных и предпринимателей (вместе с их бизнесом) покинуть страну. Многие активисты в 2011−2012 гг. перебрались в Литву. На многих из них были заведены уголовные дела, они получали угрозы и не могли осуществлять свою профессиональную деятельность, и им пришлось эмигрировать – иногда не совсем простым путём, например, гражданский активист Даниил Константинов, изначально не имея никакой визы, добирался в Литву через Таиланд и Грузию.

Уехали и основатель «Вымпелкома» Дмитрий Зимин, и оппозиционные активисты Гарри Каспаров, и бывший проректор ВШЭ Константин Сонин, и журналист Леонид Бершидский. Всё больше компаний также стало стремиться получить иностранный вид на жительство: основатель «ВКонтакте» перевёл бизнес в Объединённые Арабские Эмираты, а седьмой по величине российский интернет-провайдер Game Insight переехал в Литву.

Согласно данным организации Stratfor, эмиграция увеличилась с 2014 года на фоне напряжённых отношений с Западом из-за Украины – особенно в те месяцы, когда был сбит авиалайнер над Украиной, а Россия аннексировала Крым. Российское правительство мало было занято тем, что в России наступают времена «утечки мозгов» и бегства интеллигенции. Петербургский политик Виталий Милонов, например, отметил ещё в 2014 году: «Россия ничего не потеряет, если весь так называемый „креативный класс“ уедет. Для меня женщина, которая встает в 5 утра, чтобы подоить корову, – креативная, потому что она что-то производит. А не какой-то парень с дурацкой стрижкой, который целый день сидит в кафе и пишет что-то в своём блоге».

«Мы не нужны»

Помимо так называемого «креативного класса» уезжают и простые люди – в поисках лучшей жизни. В особенности зажиточные профессионалы своего дела – моряки, инженеры, повара и пекари, различные руководители, директора и менеджеры. Согласно Росстату, для работы за границей россияне отдают предпочтение странам Европы – на них приходится свыше 30%. Особой популярностью традиционно пользуются Германия, Мальта и Греция, а также США. Моряки, выезжающие для работы на судах под иностранными флагами, чаще всего устраиваются на работу в страны-офшоры – Кипр, Багамы, Антигуа и Барбуда, Либерию, Мальту, Маршалловы острова.

Кроме того, в последнее время наметился тренд на переселение многих россиян за рубеж на постоянное место жительства. По данным ООН, число выходцев из России, проживающих за границей, составляет свыше 10,6 млн человек. Согласно данным Левада-центра, число тех, кто хочет уехать жить в другую страну, намного больше, чем в мрачные и беспросветные 1990-е, несмотря на растущий национализм и патриотические настроения в России. Правда, хотеть – не значит уехать: далеко не все могут себе позволить дорогостоящий переезд.

В одном интервью для «Радио Свобода» социолог и сотрудник Левада-центра отмечает, что равномерно во всех группах населения распространено ощущение, что «мы не нужны». Это «мы не нужны» даже более ярко прорывается в разговорах рядовых людей без высшего образования. «Те люди, которые были вынуждены уйти с большого завода в автосервис, торговать в ларьке или заниматься ещё чем-то, что по советской шкале ценностей было деятельностью непочтенной, – у них тяжёлое ощущение, что они не нужны своей родине. У тех, кто делает эти танки, быть может, бессмысленные в стратегическом отношении, есть ощущение миссии, а у тех, кто в шиномонтаже перемонтирует резину, нет этого ощущения миссии, то есть он зарабатывает деньги для своих детей – и всё. Советский и постсоветский человек привык, что он живёт для чего-то большого. Имеющаяся идеологическая система не сумела дать этого ощущения».

Политика несвободы

Ущерб от потери высококвалифицированных работников не заставит себя долго ждать – так утверждают аналитики из центра Stratfor. Российское образование и здравоохранение будут пребывать в состоянии стагнации, инновационные компании и проекты осядут за пределами России, а частное предпринимательство в стране сократится. В июньском докладе Stratfor говорится, что «Россия уже удручающе отстает от средних мировых показателей по средствам, направляемым на исследования и разработки, но потеря людей, стоящих за этой деятельностью, ускорит эту тенденцию. В результате россияне будут продолжать зависеть от государственных предприятий и доходов от экспорта энергоносителей, чтобы оставаться на плаву, что делает всю страну уязвимой для внешних потрясений, как изменения цен на нефть».

Кремль отчасти понимает, что «утечка мозгов» ни к чему хорошему не приведёт. В течение двух лет учёных стимулировали оставаться в России, обещая за их разработки выплатить грант в размере 428 млн долларов в год, однако непонятно, кому и сколько было выплачено. Был открыт инновационный центр Сколково в Подмосковье, который должен быть стать российской Силиконовой долиной, где смогут разместиться около 850 предприятий, технологических компаний и стартапов. Несмотря на то, что центр пока ещё не достроен, там уже работают более 100 компаний. Хотя американские и европейские инвесторы уже не хотят вкладывать свои средства в развитие проекта, учитывая новый «железный занавес» между Россией и Западом.

Правительство Российской Федерации пытается остановить отток капитала, оказывая влияние на крупных инвесторов, например, ВТБ, чтобы они инвестировали в России, а не за рубежом. Нынешние российские антиофшорные законы требуют от граждан и фирм информировать налоговые органы обо всех внешнеторговых операциях, а правительственные не могут иметь иностранные банковские счета или владеть собственностью за рубежом. Контролируются также иностранные счета граждан – при открытии счёта за границей нужно уведомлять Федеральную налоговую службу РФ.

Только такие жёсткие меры вряд ли стимулируют людей и компании остаться в России. По мнению социолога Игоря Эйдмана, автора книг «Социальная интернет-революция» и «Новая национальная идея Путина», человек в России заведомо несвободен, а значит, лишён условий для творческой самореализации. «Владимир Путин, как рачительный крепостник, берегущий особенно ценных крестьян, возмущается, что иностранные фонды „пылесосом высасывают“ из России молодые таланты. Но он не может предложить „креативному классу“ самого главного – экономическую и духовную свободу. Поэтому его крепостные инноваторы бегут в более комфортные для них страны».

К счастью для Кремля, не все уезжают – с воображаемым сверкающим Парижем и лозунгом «Пора валить!». Антропологи говорят, что есть два типа наций: первые, которые меняют себя, а не реальность, и вторые, которые меняют реальность, а не себя. Каждый выбирает свой тип – и в одном только прошлом году 350 тысяч человек предпочли уехать и изменить себя под другую страну, которая вселяет в них надежду на успешное будущее.




Вероника Прохорова

№ 37, 2016. Дата публикации: 16.09.2016
 
 
российской нужны уезжают эмиграции миллиона люди иностранные советских stratfor россияне россия ощущение границу русских людей уехать центра евреев россии другую
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение