наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Мир
Конфессии


Религия отвечает

Роль ислама в «Исламском халифате» – тема, которая всё ещё смущает европейских политиков. В свою очередь, историки и религиоведы предупреждают: пока мы не разберёмся в этом вопросе, мы никогда не вырвем корни «ИХ» на Ближнем Востоке и, главное, собственном континенте.
 


Говорить об исламе ныне не политкорректно. В «приличном» европейском обществе, кажется, как аксиомы приняты следующие постулаты: «традиционный» ислам не имеет ничего общего с деятельностью «ИХ», а «радикальный» ислам не имеет ничего общего с религией, основанной на Коране. Политики в большинстве своём предпочитают не ввязываться в дискуссии на эту тему, а значительная, если не подавляющая, часть обозревателей и публицистов обвиняют в исламофобии всех, кто решил углубиться в религиозные основы исламского государства.

Британская The Guardian едва ли не каждый день предупреждает об опасности таких дискуссий: мол, те, кто их начинает, хотят того или нет, играют на руку «ИХ». «Достаточно сказать, что абсолютное большинство мусульман отвергает их интерпретацию, – утверждает издание. – Необходимо подчёркивать и подчёркивать, как велика дистанция между „ИХ“ и четвертью земного населения, которое исповедует ислам».

Впрочем, тот факт, что тысячи, если не десятки тысяч молодых людей из Европы отправляются в Сирию и Ирак, чтобы защищать идеалы «ИХ», а, по всей видимости, ещё большее число интересуются ими в странах проживания, говорит о том, что дело тут не только в таланте вербовщиков «ИХ», но и в самой религии, которая хоть и стала инструментом в руках террористов, но отнюдь не ими была придумана. Ведь никто не отрицает, что участники разорительных для Ближнего Востока крестовых походов были верными поборниками христианства, а не его еретической интерпретации. Хотя справедливости ради необходимо заметить: сейчас редкий христианин назовёт свою религию кровавой – несмотря на масштабный террор инквизиции или те же крестовые походы, в ходе которых истреблялись тысячи иноверцев.

«Зачастую религия играет крайне важную роль, – пишет в The Washington Post известный исследователь Ближнего Востока Шади Хамид (Shadi Hamid). – Она вдохновляет своих последователей, оказывает влияние на их согласие умереть (а в случае с „ИХ“ и убивать), вкрадывается в стратегические расчёты и даже военные решения. Трудно побороть исламофобию, повторяя, что этого не происходит. Ведь утверждение, что „ИХ“ и ислам не связаны, ни имеет ничего общего с реальностью».

По словам учёного, который, по его словам, сам является благоверным мусульманином, необходимо прекратить поиски «правильного» ислама и отказаться от мантр вроде «Ислам – религия мира», которые, может, и звучат красиво и желанно, но мешают проникнуть в историю и философию религии. «То, каким ислам должен быть, и то, чем он является, совершенно разные вещи, – подчёркивает Хамид. – Если мы посмотрим на стиль управления в „ИХ“, будет крайне сложно прийти к выводу, что они всё придумали, а затем добавили исламского лоска». Заметим, что уже и на левом интеллектуальном фланге раздаются голоса о том, что необходимо критически и по-научному взглянуть на некоторые проблемы, вызываемые исламом и другими религиями. «Хватит этого патологического страха, присущего западным либералам, которые боятся быть обвинёнными в исламофобии, – пишет известный философ Славой Жижек (Slavoj Žižek). – Чем больше они будут упиваться собственной виной, тем сильнее исламские фундаменталисты будут упрекать их в лицемерии – мол, вот так скрывают они ненависть к исламу».




Антон Невзлин

№ 50, 2015. Дата публикации: 11.12.2015
 
 
хамид корни ближнего предупреждают исламском роль ближнем общего востока историки халифате религиоведы религия ислам религии востоке подчёркивать вырвем известный ислама
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение