наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
только у нас


Михаил Казиник: «Если есть гениальное творчество, то должно быть и гениальное восприятие»

Сферу деятельности Михаила Казиника определить непросто. Он скрипач и пианист, искусствовед, культуролог, писатель, режиссёр, работал гостевым профессором Драматического института Стокгольма, экспертом Нобелевского концерта. Он автор множества теле- и радиопрограмм, книг. Член Международной ассоциации писателей и публицистов (МАПП). Человек, эрудиция которого кажется безграничной.
 


– Михаил Семёнович, меня поразила ваша биография. 15-летним юношей вы стали читать лекции. О чём в столь нежном возрасте можно было поведать миру?

– Самое главное не о чём, а как? Мне очень хотелось заразить слушателей любовью к музыке. Для этого нужно быть увлечённым, эмоциональным, уметь владеть голосом. Невозможно читать лекцию об искусстве. Искусство не предмет. Только творческий, нестандартный подход может заинтересовать аудиторию. Это я понял, ещё учась в школе.

– После окончания Белорусской государственной консерватории ваша карьера, кажется, складывалась, удачно. Что подвигло вас к эмиграции?

– Я не эмигрант. У меня два гражданства: белорусское и шведское. Я приезжаю в Минск, захожу в свою квартиру, в которой осталась часть моих книг, встречаюсь с друзьями. Я много времени провожу в Москве, Петербурге, в Прибалтике. Для меня нет границ. Шведское гражданство даёт мне возможность беспрепятственно выступать в Америке, Канаде, Англии и других странах, не подвергаясь унизительным визовым процедурам.

– Не буду перечислять все ваши профессии, но объясните, что означает столь необычная должность, как эксперт Нобелевского концерта?

– Для нобелевских лауреатов, которые прибывают в Стокгольм, за день до награждения устраивают вечерний концерт. Меня пригласили в качестве ведущего, я говорю о музыке, которая сейчас прозвучит. Играет Королевский оркестр, виолончелист Йо-Йо Ма (Yo-Yo Ма) и другие исполнители. Нобелевские лауреаты рассказывают о том, как классическая музыка повлияла на их жизнь. Оказалось, что ещё в детстве почти все они слушали великую музыку, в которой заключена гармония мира, тайны мироздания. В музыке скрыты все формулы научных знаний, все тайные коды открытий будущего. Концерт показывают по телевидению, а в титрах написано «Музыкальный эксперт Михаил Казиник».

– Вы ведь не разделяете мнение о том, что классическая музыка элитарна, скучна и непонятна?

– Разумеется, нет!

– Но тогда почему она не становится достоянием большого количества слушателей?

– Отвечу кратко. Всё подлинное, к сожалению, не является достоянием большинства. Многие довольствуются подделками. Я неоднократно говорил и писал на эту тему. Рейтинг любой передачи российского телевидения прямо пропорционален количеству глупости в этой передаче.

– О поп-музыке я вообще боюсь вас спрашивать, мне известно ваше отрицательное к ней отношение. Но как получилось, что ваш ученик Салем Аль Факир (Salem Al Fakir) бросил скрипку и стал популярным шведским певцом?

– Он был талантливым скрипачом, и я даже готовил его к конкурсу Чайковского. Однажды он пришёл ко мне и спросил: «Михаил, признайся честно, правда ли, что даже хороший скрипач не заработает много денег?». Я честно признался, что действительно не заработает. Салем сказал, что у него хороший голос, друзья пообещали раскрутить его и сделать популярным певцом. На том мы и расстались. А через пару лет он действительно стал знаменитым певцом, примерно таким, как Киркоров для России. Королём соул. Но вот прошло некоторое время, и его популярность стала падать. Так случается со многими поп-звёздами, особенно в Швеции. По-моему, у него всё хорошо, но уже нет того восхищения и толп обезумевших фанатов. В интервью шведской газете я сказал: «Мне жаль, что Швеция приобрела очередного поп-певца, но лишилась выдающегося скрипача, который мог прославить её». На меня обиделись, но это действительно так.

– Как вы относитесь к современной обработке классической музыки? Впечатляет ли вас игра известной скрипачки Ванессы Мэй (Vanessa Mae)?

– Плохо отношусь. Я считаю, что классическая музыка существует в тех акустических моментах, свечениях, глубоких состояниях и идеях, в которых она написана гениями. Я не имею ничего против человека, который послушает Вивальди в оригинале, а затем в исполнении Ванессы Мэй. Но если его знакомство с музыкой начнётся с Ванессы Мэй, то потом он не сможет воспринять Вивальди в исполнении оркестра или какого-то выдающегося скрипача. Мне хочется, чтобы человек, как сказано у Булгакова в «Мастере и Маргарите», имел осетрину первой свежести. Ведь свежесть бывает только первой, она же и последняя. Второй – не бывает. Так и Ванесса Мэй, Вивальди в её исполнении – «осетрина второй свежести». Вивальди, этот гениальный венецианец, чувствовал в своей музыке воздух, свечение солнца, но не микрофонный голос скрипки.

– Расскажите, пожалуйста, о проекте создания 56 фильмов, посвящённых мировой музыкальной культуре. Были ли они показаны по российскому телевидению?

– В первых 12 сериях, которые, кстати, закупило и шведское телевидение, я рассказывал об эффекте Баха, Моцарта, Шуберта и других композиторов. Фильмы показали в вечерние время, и их могли посмотреть многие зрители. В России фильмы показали в час ночи, а когда люди стали жаловаться, перенесли на три часа ночи. Но многие успели их записать, и они сейчас доступны в интернете. Над проектом работал известный российский кинодокументалист Игорь Шадхан совместно с женой режиссёром Натальей Кугашовой. Съёмки проходили в Швеции, у меня на даче в горах, на озере, в церкви с органом, в других очень красивых местах. Сначала сняли 12 серий, потом нам заказали ещё, и мы сняли 56 серий. Но восемь из них остались не смонтированными, не хватило денег. Фильмы пользуются большой популярностью. Их показывают в школах, в университетах, в разных городах, всюду, где понимают важность эстетического образования.

– Ваши книги «Тайны гениев» и «Тайны гениев-2» имели огромный успех. Удалось ли вам разгадать тайны великих людей, или хотя бы приблизиться к их разгадке?

– Часть тайн разгадана, часть ещё нет, а некоторые никогда не удастся раскрыть. Но моя книга рассказывает и о том, как стать гениальным слушателем, читателем, зрителем. Если есть гениальное творчество, то должно быть и гениальное восприятие. Иначе гений, творец останется на необитаемом острове. Моя задача сформировать такое восприятие. Как человеку, далёкому от музыки, почувствовать величие Баха или Бетховена? Как научить людей восхищаться великими творениями искусства? В книге «Буравчик в стране Света» я попытался найти путь к сердцам детей. Рассказать об удивительном мире культуры, о тайнах великих книг, музыки, живописи.

– Ваши выступления со скрипачом-виртуозом Андреем Чистяковым пользуются большой популярностью. Как вы познакомились, и не планируете ли приехать вместе на гастроли в Германию?

– Сначала нужно получить приглашение от организаторов гастролей, а потом начинать что-то планировать (улыбается). А с Андреем мы познакомились в Ницце. Я был на его концерте, он играл цыганскую музыку. Его мастерство поразило меня. Мы проговорили всю ночь. Оказалось, что Андрей окончил Московскую консерваторию, аспирантуру, учился у замечательного педагога Эдуарда Грача, последнего из могикан, кто не уехал и остался в России. Я называю Андрея Чистякова полистилистом. Он может исполнять классику и джаз, музыку цыганскую и клезмерскую. Ему подвластен любой стиль, любая эпоха. Андрей может играть даже японскую музыку, и в этот момент кажется, что он похож на японца. Его выступления напоминают шоу, а импровизация и виртуозное владение скрипкой покоряют слушателей. Я очень люблю выступать с ним.

– В Челябинске вы создали школу нового типа «Семь ключей». В чём её отличие от традиционной российской школы?

– Обычная школа формирует клиповое сознание. В ней отсутствует главное – комплексный подход. Учитель географии рассказывает о Португалии, следующий урок истории посвящён французской революции. А какая между ними связь? В результате ученик забывает и о Португалии, и о французской революции. В моей школе всё взаимосвязано, а уроки построены на ассоциативном мышлении. Возьмём урок под названием «Яблоко». В нём участвуют все педагоги, дети легко запоминают весь необходимый материал и учатся широко мыслить. У учеников развивается любознательность, проявляются таланты и способности, они с радостью познают мир.

– Нужно ли учить детей музыке, ведь только единицы из них станут музыкантами?

– Если родители не любят своих детей, то нужно сделать всё, чтобы не учить их музыке (грустно улыбается). Но если они хотят, чтобы ребёнок стал, например, математиком, то нужно начинать с музыки. Сядьте вечером рядом со своим ребёнком, обнимите его, зажгите свечи и послушайте вместе пять минут музыку Моцарта. Потом постепенно увеличивайте время. И пусть в вашем доме зазвучит музыка Шумана, Шопена, Брамса и других композиторов. Ребёнок получит необычайную энергетическую подпитку и навсегда запомнит эти вечера. Всё должно происходить естественно, и тогда не будет возникать вопрос, как заставить ребёнка заниматься музыкой. Помните, что музыка ещё и лечит. Не надо сразу принимать анальгин, послушайте музыку композиторов-романтиков – и боль пройдёт.

– Если сравнивать советское и российское музыкальное образование с западным, то какому из них вы отдаёте предпочтение?

– В советском музыкальном образовании было много положительного, но строилось оно на принуждении. Программа обучения составлялась заранее, на экзаменах играли строго определённые музыкальные произведения. В западной школе больше свободы, если ученик хочет играть Yesterday, то педагог не может заставить его играть что-то другое. В любом случае ребёнок должен полюбить педагога, иначе трудно достигнуть желаемого результата и на Западе, и в России.

– Вы очень тепло отзываетесь о городе вашего детства Витебске. Нравится ли вам современный Витебск?

– В Витебске восстановили Старый город, костёл, многие церкви, в какой-то степени удалось вернуть его первоначальный облик. Тот облик, который так любили Шагал и Репин. Витебск – город Малевича и Добужинского, Пэна и Фалька, Лажечникова, Соллертинского, Лагина и многих других выдающихся личностей. История Витебска уникальна, и жаль, что в нём проходит только «Славянский базар», но не проводятся фестивали классической музыки.

– В Швеции был снят документальный фильм «Казиник, Бог и дьявол». А можно ли быть Богом и дьяволом в одном лице?

– Речь идёт не о лице. В шведском языке намного меньше знаков препинания, чем в русском. И если написано Казиник, запятая, Бог и дьявол, то любому шведу ясно, что не Казиник Бог и дьявол, а что это божественное и дьявольское в музыке. Полное название фильма «Казиник, Бог и дьявол, или Огненная душа в Швеции». У шведов есть такое понятие «огненная душа», и человек, обладающий ею, может сделать больше, чем все правительства вместе взятые. Фильм, который снял шведский режиссёр П. Мейер, был удостоен второй премии на Стокгольмском международном фестивале документального кино. В фильме показано, как я, объехав всю Швецию, пытаюсь достучаться до сердец детей и стариков, рабочих и фермеров, настраивая людей на восприятие классической музыки. К сожалению, П. Майер умер, и все права остались у его вдовы. Договориться с ней о показе фильма не удалось.

– Ваше самое большое достоинство и недостаток?

– Основной недостаток – излишняя категоричность в суждениях, одержимость. А может быть, она и является самым большим моим достоинством (смеётся)?

– Считаете ли вы себя счастливым человеком?

– Да. Мне удалось реализовать свои мечты. Когда я выступаю со сцены, люди улыбаются, плачут, радуются. От них исходит любовь. Я получаю массу писем со словами благодарности. Мне повезло с семьёй. Жена великолепно разбирается в музыке. Сын скрипач, он выступает вместе со мной. Внук художник, играет на кларнете и фортепиано. Внучка играет на флейте и фортепиано. У нас нет проблемы отцов и детей, вероятно, потому, что вся наша жизнь проникнута музыкой. И мы находимся на одном уровне, на линии вечности.




Александр Островский

№ 38, 2015. Дата публикации: 18.09.2015
 
 
вивальди книг казиник детей музыка поп музыки исполнении восприятие дьявол швеции работал скрипач бог тайны россии музыкой музыку музыке мэй
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Вы либо предварительную модерацию совсем...
Огромное спасибо Михаилу Казинику за его...

Имя
 
Сообщение