наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Один из нас


Марина Вейс: Немецкая история русской актрисы

История Марины Вейс (Marina Weis) – немецкой актрисы русского происхождения, началась с художественной школы в городе Караганда, в Казахстане. Потом была Школа-студия МХАТ им Вл. И. Немировича-Данченко, а после неожиданно случился переезд в Германию. Марина живёт здесь уже более двадцати лет, десять из которых прошли в Берлине. За это время она успела сняться во множестве немецких художественных фильмов и сериалах (Lotta, Tatort, Rote Rosen, Soko Wismar: Gefährliche Liebschaften), а также поработать в голливудском масштабе – актриса сыграла одну из второстепенных ролей в блокбастере «Превосходство Борна» (The Bourne Supremacy) режиссёра Пола Гринграсса (Paul Gringrass) в 2003 году. Один из её последних проектов ожидает выхода в 2015 году – американский телесериал «Восьмое чувство» (Sence 8) – новая работа знаменитого немецкого режиссёра Тома Тыквера (Tom Tykwer) в команде с американцем Сери Нетфликс (Serie Netflix).
 


Я родилась в городе Караганда. Многие были сосланы туда по национальным вопросам – такие народности, как немцы, чеченцы. Но также было очень много политических заключённых. Мой дедушка был одним из них и в связи с этим человеком очень антисоветским. Помню, когда мне повязали пионерский галстук и я в полном восторге прибежала домой рассказать, что я стала пионеркой, он просто вышел на кухню. Я засыпала под Радио Свобода, которое он всё время искал в радиоприёмнике, слушал каждую ночь. Он всегда хотел уехать на родину – в Германию, но так и остался единственным из нашей семьи, кто не уехал – не успел, рано умер.

В Караганде проживало множество ссыльных людей. У нас в школах даже математику преподавали бывшие профессора университетов. Художественная школа, где я тогда училась, была также очень мощная. В общем, я должна была стать художником. А потом в первый раз влюбилась – в одного фотографа, который был намного старше меня. Он как-то спросил: «Ну и кем ты хочешь быть, актрисой, наверное?» А мне так хотелось ему понравиться, что я сказала: «Да, конечно, я хочу быть актрисой!». Потом наш роман закончился, но желание быть актрисой у меня осталось.

В итоге я поступила в Школу-студию МХАТ. Это был институт для актёров, постановщиков и театральных режиссёров. На каждом курсе было не больше 15−20 человек, поэтому мы все очень хорошо друг друга знали и сохранили эту студенческую связь до сегодняшнего дня. Из моих бывших студенческих коллег многие сейчас снимаются в российском кино. Например, Денис Бургазлиев, Гоша Куценко, Ира Апексимова, Вера Воронкова, Володя Машков…

Пока я училась, мои родственники, родители, сестра уже уехали в Германию. Им было сложно смириться с тем, что я осталась в Москве одна. Поэтому каждое лето я приезжала их навещать, но никогда не думала, что останусь здесь. В первую очередь, из-за языка, ведь я была актрисой. Потом в очередной раз приехала на лето и осталась дольше, а потом ещё дольше… Всё время думала, что скоро вернусь в Москву, но через какое-то время стало понятно, что уже нет. Сложились такие обстоятельства – приехал мой муж, а я как раз узнала, что беременна. Он жил в Москве, и было неясно, как мы разрешим эту ситуацию. Но через какое-то время он тоже переехал в Германию, и так началась наша жизнь здесь. Случился такой плавный переход из одного пространства в другое.

В связи с беременностью у меня появилось больше свободного времени на изучение немецкого языка. А так как я хотела продолжать актёрскую карьеру, я понимала, что мне он крайне необходим. Я закрепляла язык в общении и никогда не была одним из тех людей, кто ради удобства создаёт свой круг знакомств исключительно из русскоговорящих людей. Я всегда общалась только с теми людьми, которые мне были интересны, вне зависимости от того, на каком языке они говорят.

Мне долго пришлось тренироваться, чтобы язык стал связан с моей эмоциональной структурой. Для того чтобы на нём играть, мне приходилось, и приходится до сих пор, заниматься текстами намного больше, чем это делают немецкие актёры. Забыть текст на немецком языке – гораздо страшнее, чем забыть его на русском. В состоянии стресса, когда ты стоишь на сцене и вдруг забываешь текст, найти подходящие слова не так уж и просто. Всегда есть опасность, что ты не подхватишь фразу. К сожалению, эта проблема всегда будет существовать.

Актёрскую работу в Германии я начинала с маленьких ролей в Городском государственном театре в Карлсруэ (Badisches Staatstheater Karlsruhe). Потом начала сниматься в разных проектах и много работала с молодыми режиссёрами. И это было хорошим стартом для накопления опыта и портфолио. В 2002 году мне очень повезло сыграть у Изабеллы Стивер (Isabelle Stever) в её фильме «Первый брак» (Erste Ehe). Он выиграл главный приз в берлинском киноконкурсе «Фёрст Степс» (First Steps Awards), и после этого я стала очень активно сниматься. После была большая работа с Аной Скутельнику (Ana Scutelnicu) в её фильме «Задний двор» (Hinterhof), в котором я сыграла главную роль, а также несколько работ с режиссёром Антоном Гонопольским.

В 2011-м я снималась у Райнера Кауфмана (Rainer Kaufmann) в «Комиссаре Клюфтингере» (Kommissar Kluftinger: Milchgeld). Были времена, когда было очень много проектов за один раз, но были и моменты затишья. Конечно, я всегда стараюсь держать контакт с киноагентами, но иногда они просто молчат. Бывало такое, что ты сидишь и ждёшь, а тебе никто не звонит, и такое ощущение, что тебя никто не знает. А для актёра, если тебя не знают, это катастрофа.

Большим шагом был переезд в Берлин. Это случилось после расставания с моим мужем. Он вернулся обратно в Москву, а я поехала искать утешения в столице. Вначале было очень сложно, и это был единственный момент, когда я подумала о смене профессии. Я даже пошла учиться в туризм, проучилась там месяц и поняла, что это абсолютно не моё. У меня была регулярно температура 39 без какой-либо причины – самая большая растерянность в моей жизни. В тот момент театр меня спас. Мне неожиданно позвонили из «Фольксбюне» (Volksbühne) и пригласили участвовать в постановке Андрея Некрасова «Калининград» (Königsberg). И это было великолепно, потому что для каждого актёра выступать в «Фольксбюне» было потолком желаний.

Потом я играла в нескольких спектаклях в Театре им. Горького и участвовала в большой инсценировке Барбары Гайгер (Barbara Geiger) «Женщины Пикассо» (Picasso’s Frauen: Eine fiktive Pressekonferenz). Но после возникла какая-то театральная пауза и продлилась года три. Я переключилась на съёмки и стала преподавать актёрское мастерство в приватной театральной школе в Берлине. Всегда были какие-то проекты, в том числе работа на радио (WDR Köln – Ред.).

Не так давно моя дочь Александра тоже решила связать свою жизнь с театром, я сама готовила её к поступлению. Сейчас она учится в театральной школе в Лейпциге.

Я продолжаю жить в моей квартире в сердце Берлина. О том, чтобы завести новую семью, я пока что не думаю. Наверное, актёры – такие люди, которым необходимы эмоциональные переживания, всплески – материал, из которого мы берём вдохновение. К тому же на данный момент и здесь, в Берлине, это вообще непросто. Ведь любовь – это чувство, зарождающееся и протекающее в определённой социальной среде. А мы, русские, у которых родители всю жизнь были вместе, столкнулись здесь с ситуацией так называемой любовной свободы. Рамки для этого чувства – они изменились, мне кажется, оно вообще стало немодным.

Вдобавок ко всему такой большой город, как Берлин, – это трудно. Здесь каждый хочет своего, и всё очень быстро меняется – постоянно кто-то уезжает, приезжает. Но зато здесь может случиться всё что угодно! Хотя у меня есть ощущение, что это не последний мой город. Точнее, Германия – не последняя моя страна. Я с удовольствием пожила бы в какой-то англоговорящей стране.

Но здесь и сейчас всё прекрасно. Недавно я снова начала играть в театре и участвую в спектакле Александра Шульца (Alexander Schulz) «Собачья жизнь» (Hundeleben), поставленном по четырём рассказам Чехова. У нас было невероятно много трудностей, связанных с этим проектом – было настолько мало времени на его подготовку, что режиссёру пришлось исполнять одну из ролей самому. Мы долгое время репетировали вообще без реквизита, опираясь на то, что «вот здесь будет стоять стул, а вот здесь стол». И это была первая ситуация в моей жизни, когда мы стояли перед премьерой и у нас не было ни одного человека, который бы до этого видел спектакль. Обычно ведь в процессе театральных проб на репетициях присутствует как минимум режиссёр, а с ним ещё человек пять-шесть. А наш режиссёр сам играл одну из ролей, поэтому мы понятия не имели, хорошо или плохо мы играем. Но в итоге премьера прошла просто блестяще, и мы остались очень довольны! Вы знаете, когда спектакль заканчивается, ты всегда знаешь, хорошо или плохо он прошёл. После премьеры у нас было хорошее чувство по этому поводу, зрителям очень понравилось. В общем, проект выдержан на интересном концепте и очень хорошей актёрской работе. Это постановка на немецком языке и к России не имеет никакого отношения, хотя весь актёрский состав – это мои русскоязычные коллеги. Следующий показ состоится в Берлине 7 февраля в 20:00 при поддержке Fliegendes Theater (Urbanstrasse 100,10967 Berlin).

Также я курирую проект «Салон русского кино» (Die Russen kommen) в берлинском кинотеатре «Вавилон» (Babylon Mitte, Rosa-Luxemburg-Straße 30, 10178 Berlin). Каждую пятницу мы показываем русское кино – как классические фильмы, так и проекты молодых режиссёров, которые живут в Германии.

После кино мы обычно угощаем гостей чаем и пельменями, ну и водку тоже предлагаем (смеётся), обсуждаем вместе кино и вообще хорошо проводим время. Например, в эту пятницу состоится показ фильма «Дочки-матери» (Glücksritterinnen) Кати Федуловой, мы будем очень рады новым гостям у нас в Салоне русского кино.




Беседовала Анна Кротова

№ 5, 2015. Дата публикации: 30.01.2015
 
 
неожиданно русского режиссёра работа школа чувство жизнь мхат языке актрисой немецкого берлине сыграла момент кино германию караганда переезд ролей людей
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение