наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Комментарий из-за угла


Лошадиная история

Мои дорогие читатели, мне кажется, об известном человеке, а уж о знаменитом тем более, хочется знать всё, потому что и родители, и семья, и работа, и быт приняли участие в том, что человек стал знаменит.
 


 С уверенностью в правоте этой мысли я хотел бы рассказать об эпизоде из жизни народного артиста СССР и России Олега Валериановича Басилашвили. Это будет тем более кстати, что совсем недавно у него был юбилей и о нём говорили, писали, вспоминали безмерно много, ведь он любим всеми. Но об этом эпизоде, о котором я хочу рассказать вам, не было нигде, а ведь если бы не медики Врачебно-физкультурного диспансера, то один из лучших спектаклей петербургского Большого драматического театра, «История лошади», мог бы не состояться.

В то время, о котором идёт речь, я работал главным врачом этого диспансера. Я ушёл на эту должность с работы врачом питерской футбольной команды «Зенит», а это значит, что был достаточно известен среди спортсменов и не только как приличный травматолог.

Однажды в моём кабинете раздался телефонный звонок.

– Привет, это Кирилл Лавров.

– Привет, Кира.

Кирой звали друзья, коллеги и приятели народного артиста Кирилла Юрьевича Лаврова. Мы были дружны с ним со времени моей работы в «Зените»: Кирилл Юрьевич был страстным болельщиком этой команды.

– Звоню по старой памяти и по просьбе нашего главного – Георгия Александровича Товстоногова. У нас скоро выпуск спектакля «История лошади», а Олег Басилашвили, играющий одну из двух главных ролей, князя Серпуховского, получил серьёзную травму ноги. Требуется твоя помощь как профессионала. В спектакле две главных роли – у Лебедева и Басика (Так звали Басилашвили друзья). Помоги, дружище. Театр ведь тоже производство. Есть годичный план выпуска спектаклей. Не выпустим «Лошадь» – сорвём план.

– План – это святое, – сказал я, – по своей работе знаю. Как же не порадеть лучшему актёру лучшего театра! Жду Олега Валериановича завтра в десять.

– Спасибо, Рудольф. Кстати, у лучшего актёра другая фамилия.

– Извини, что тебя обидел.

На следующий день точно в назначенное время Басилашвили доставили в диспансер. Он вошёл. Что было с моим женским персоналом, вы, мои дорогие читатели, конечно, догадываетесь. Как это получается у женщин, без всякого макияжа они все моментально стали моложе, красивее, глазки заблестели, щёки покрылись румянцем, походка – её не было, был полёт, сопровождающийся столбняком. Старшая сестра, голос которой осип, дрожащей рукой показала, где мой кабинет.

Я осмотрел ногу Олега – так он сразу просил называть его, опытным глазом актёра оценив, что мы приблизительно одного возраста. У Басилашвили была травма ахиллова сухожилия, нередко встречающаяся у спортсменов. Я назначил ему лечение и повёл в кабинет физиотерапии.

– А больно не будет? Мне стыдно, но я очень боюсь боли.

– А вы не стыдитесь. Боли боятся все – кто больше, кто меньше. А тот, кто говорит, что вообще не боится боли, врёт.

Басилашвили мы вылечили, и через некоторое время он позвонил мне и пригласил на премьеру «Истории лошади».

Что творилось в городе вообще и перед театром в частности – это сюжет для другого рассказа.

Мне рассказали потом, что со всех сторон той великой Родины приезжали любители театра, пытаясь попасть на спектакль.

Тот, кто по глупости произносил, что у него есть «лишний билетик», напоминал извращенца-самоубийцу.

Во время спектакля я, волнуясь, наблюдал за тем, как двигается Басилашвили по сцене, и с радостью убеждался, что с ногой всё в порядке.

Спектакль прошёл с оглушительным успехом. Бисировали бесконечно.

В очередной раз поднялся занавес, в очередной раз актёры вышли на поклон, но уже вместе с Георгием Товстоноговым.

В зале зажёгся свет, и актёры неожиданно стали аплодировать в нашу сторону. Я стал оглядываться – кому?

– Ты что, дорогой, не понимаешь? Это тебя и вверенный тебе коллектив благодарят за лечение. Басилашвили, Товстоногов и все актёры, – сказала жена. – Вы же помогли им вовремя выпустить спектакль. Может, встанешь, раскланяешься? Страна должна знать своих героев!

– Да нет, лучше я выйду на сцену и за всех буду целовать Валентину Ковель.

За эту не очень остроумную шутку немедленно получил в бок.

На следующий день Олег позвонил мне и поблагодарил ещё раз. Зная, как трудно, практически невозможно было достать билет в Большой драматический театр на любой спектакль, Олег после этого всегда мне помогал – в благодарность за помощь. Уверен, что этот эпизод из его жизни наверняка будет интересен будущим биографам народного артиста России Олега Валериановича Басилашвили.
Рудольф Ерёменко

№ 43, 2014. Дата публикации: 24.10.2014
 
 
диспансера лошади боли читатели дорогие валериановича спектакль народного план звали актёры лечение басилашвили олег олега друзья театра театр спектаклей артиста
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение