наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Германия – Россия
Утрата


Виктория Горшенина: «Жизнь была счастливой»

В Штутгарте на 95-м году жизни после продолжительной болезни скончалась актриса Виктория Захаровна Горшенина, вдова известного российского кинорежиссёра Яна Фрида.
 


Кинозрители помнят актрису Викторию Горшенину по музыкальным комедиям Яна Фрида «Вольный ветер», «Дон Сезар де Базан», «Сильва» и «Тартюф». Но кино было не главным в её жизни. Виктория Горшенина училась в Щепкинском училище при Малом театре, много лет служила в театре Аркадия Райкина и была его неизменным партнёром по сцене.

Жизнь актрисы начиналась непросто. Она родилась в 1919 году в Манчжурии. Когда Вике было 15 лет, её отец, инженер-строитель железной дороги, был арестован по подозрению в шпионаже в пользу Японии. Виктория и её сестра долгие годы прожили с клеймом «дочерей врага народа»… Воспоминания юности, работы в кино и в театре Аркадия Райкина легли в основу книги Горшениной «Прошлое не отменяется», которая в 2000 году вышла в свет в Москве.

В середине 90-х Виктория Горшенина и её муж, режиссёр Ян Фрид, переехали из Ленинграда в Германию, где жила их дочь Алёна. В 2003 году известного мастера, поставившего любимые миллионами зрителей фильмы, не стало…

Виктория Захаровна была удивительно чистым и жизнерадостным человеком, никогда не жаловалась на болезни и недуги, свойственные её возрасту. Её дом в Штутгарте бы всегда открыт для гостей, как когда-то в Ленинграде. Она любила жизнь и людей, несмотря на годы.

Кажется, совсем недавно в Германии весело отмечали её 90-летие. «Как чувствуете себя в канун столь серьёзной даты?» – спрашивала журналистка «РГ/РБ» у актрисы. «Да, девяносто лет, что ж делать… В газете была статья обо мне, где написали: „Это, наверное, арифметическая ошибка“. Нет, никакой ошибки нет. Бог дал жизнь и надо жить», – отвечала, как всегда бодро, Виктория Захаровна.

Актриса не дожила до 95-летнего юбилея всего несколько месяцев. «Мы счастливо жили, и как мне кажется, судьба к нам благоволила», – вспоминала она о своём долгом браке с Яном Борисовичем. А мы вспомним об ушедшей актрисе и прекраснейшем человеке с грустью, но и с улыбкой, когда в сотый раз будем пересматривать замечательные комедии Яна Фрида. Увидим виконтессу в картине «Дон Сезар де Базан» или вредную графиню в «Сильве» и улыбнёмся…

Актрису Викторию Горшенину похоронили рядом с Яном Борисовичем Фридом, на одном из кладбищ Штутгарта.




Ирина Фролова

№ 39, 2014. Дата публикации: 26.09.2014
 
 
В память о Виктории Горшениной приводим фрагменты интервью, данные актрисой журналистке «РГ/РБ» в разные годы.
– Виктория Захаровна, вспоминаете вашу жизнь с Яном Борисовичем?
– Конечно, каждый день. А портрет его в спальне висит так, что полное впечатление – он смотрит на меня. И когда я лежу в постели, он наблюдает за мной, как бы проверяя моё моральное поведение. Но ничего интересного не находит: рядом со мной всегда Лика, кошка.
– Никогда не слышала от вас недоброжелательного отзыва, о ком бы то ни было. Неужели не было в вашей жизни людей, оставивших плохие воспоминания?
– Наверно, я по натуре не завистливый человек, люблю людей, люблю общаться. А что касается дурных воспоминаний… Бывают, конечно, какие-то события, которые выводят из себя. Не люблю вранья, неправды. Вот читаю мемуары одной актрисы, много лет проработавшей в театре Райкина. Ну зачем рассказывать то, чего не было! О каких-то 25 любовных письмах, которые ей якобы написал Аркадий. Когда ему было писать, когда мы все были невероятно заняты: утром – репетиция, вечером – спектакль…
– А вам самой не обидно было так мало быть занятой у собственного мужа-режиссёра?
– Знаете, после войны Сталин негласно запретил режиссёрам снимать своих жён, исключение он сделал только для своего любимого Александрова. А потом в театре у Райкина была очень маленькая труппа, всего девять актёров, и каждый был на виду. Конечно, и сам Аркадий ревниво к артистам относился. «Ты наш артист, – говорил он. – Вот пусть публика и приходит к нам в театр, чтобы посмотреть на тебя». И когда Козинцев пригласил меня в свой фильм на роль жены Белинского, Райкин мне так сказал: «Ну что же, ты хочешь в кинозвезды вырваться? А что будет с театром, тебе всё равно?! Я против того, чтобы ты снималась!» Потом я у Яна уже втихаря стала сниматься, не докладывая Райкину. Но Ян шёл мне навстречу, организовывая съёмки в те дни, когда были выходные в театре. Впрочем, я сыграла и в некоторых «чужих» картинах – у Володи Венгерова, например, в фильме «Порожний рейс».
– Наверное, вы человек не самолюбивый, если отказывались от ролей, соглашаясь с Райкиным?
– Думаю, тут дело не в самолюбии. Хотя некоторые мужчины уходили из театра, потому что им хотелось играть то же, что Райкин – главные роли. Мне же артист Герка Новиков как-то написал посвящение:
Говорят во время оно – слухом полнится земля,
Ты играла Дездемону, это вот была роля!
Не грусти и нос не вешай! Дездемона? Леший с ней!
Ты играешь каждый вечер кучу всех секретарей.
И действительно, я столько секретарш переиграла, что и не сосчитать. Хорошеньких героинь я почему-то не любила, мне по душе были такие характерные персонажи, остросоциальные. Очень мне нравилось какую-нибудь кривоногую секретаршу изобразить, которая ходит – ноги «колесом». Или вот я с Аркадием играла его «жену», которую он привёз из деревни. Она была в короткой юбке, в длинном пиджаке (так тогда носили), а на голове я сделала такой невообразимый начёс – «халду». И когда Тамара Макарова, сидевшая на одном из спектаклей, увидела мою героиню, то захохотала на весь зал: «Это вылитая жена нашего водителя».
– Вашу квартиру в Ленинграде называли «домом открытых дверей». Кого вы вспоминаете сегодня из ваших друзей?
– Наверное, всех понемногу. Но, кстати, и в Штутгарте нас с Яном не забывали. Многие друзья приезжали в гости. Миша Боярский с Ларисой Луппиан не раз, например, бывали. Они, кстати, с моей Алёнкой в театральном институте вместе учились.
– У Яна Борисовича, по-моему, был непростой характер?
– Он, особенно в последние годы, любил покапризничать. Отчасти это было связано с возрастом, но по большому счёту с тем, что он понимал: в Германии ему уже не удастся реализоваться. Ян ведь и ехать поначалу не хотел. Ребята звали, Алёна звала, а папа отказывался. В России ему всё нравилось. Хотя, на мой взгляд, с ним там часто поступали не слишком красиво. В последние годы для того чтобы снять картину, нужно было постоянно унижаться, клянчить деньги на «Ленфильме». Звание народного артиста он получил только в Германии, а в России очень любили подчеркнуть, что известный режиссёр Фрид, оказывается, Фридланд по паспорту…
– Никогда не жалели о том, что уехали в Германию?
– Ни разу. Я очень довольна, что мы приехали в Штутгарт и жили здесь последние годы нашей жизни. Мы ни одного дня не чувствовали себя здесь чужими, к нам прекрасно относились, во всём помогали и помогают. Я и Яну говорила: «Очень может быть, что если бы мы остались в Петербурге, то нас бы давно уже не было на этом свете». Не вовремя пришла «скорая помощь», поздно сделали укол – и всё, человек умер… По крайней мере то, что мне вылечили тот перелом, который у меня был, это полностью заслуга немецкой медицины.
– Вы счастливо жили с Яном Борисовичем?
– Очень. Мы почти не ссорились. Ян объяснял это так: «С Викой невозможно поссориться, она всё переводит в штуку». Мы познакомились в мае 1945 года, и я как-то сразу в него влюбилась. Он был тогда неотразим, майор авиации – стройный, высокий, щеголеватый. Поженились уже через год и жили в большой ленинградской коммуналке, где соседка Шура Судомойкина говорила о нас: «В энтих двух комнатах живут аристократёры». Ян всегда был в творчестве, в искусстве. По магазинам, например, ненавидел ходить, и я сама себе часто подарки делала, а его потом благодарила: «Янушек, спасибо большое за то, что ты мне купил. Всё сидит идеально». – «Я очень рад, Викуля, что тебе понравилось. А что я тебе на этот раз подарил?»
Мы счастливо жили. Дочка родилась, наша любимая Алёнка, потом внук, сейчас уже правнук подрастает, тоже, кстати, Янушек. Дом всегда был полон друзей, интересных, весёлых людей. Все к нам забегали чайку попить, просто посидеть… И я всех помню. Я и в конце своей книги написала, что все дорогие мне люди, здравствующие и ушедшие, живут в моей душе, и я всё так же люблю их всех. Это правда…

Подготовила Ирина Фролова
 
 
театре актрису горшенина яна захаровна жизнь известного актрисы жизни болезни фрида горшенину продолжительной штутгарте виктория кино актриса аркадия викторию райкина
 
 

Виктория Горшенина и Ян Фрид, 1998 год, Штутгарт
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение